4

земля каждого отдельного королевства в частности. Но под землей подразумевается общество, подобно тому как земной шар обозначает человеческий род. Когда говорится о земле, подразумеваются ее жители, ибо без них земля не имеет предикации. Таким образом, [голод охватил] весь земной шар, а также, как было сказано [n. 2214, 2216], и все другие общества.

  1. Но здесь это особенно относится к израильскому народу, который тогда пришел в Египет. То, что сейчас имеется в виду именно этот народ, видно из нижеследующего.
  2. Действительно, о Египте говорится, что в нем было изобилие, а потом жители страдали от голода; но говорится ли об Египте или о какой-либо другой земле, например о Ханаане, все равно, если там находится Иосиф и там владычество, то есть Бог Мессия, который подразумевается под Иосифом. Именно там находится центр, из которого взгляд выходит на все границы, то есть на всю вселенную. Из центра, таким образом, можно узнать, что именно рассматривается – как было сказано выше [n. 1753-4].
  3. И не будет изобилия в земле по причине последующего голода, ибо он будет крайне тяжким (стих 31). Этот голод был описан выше [стих 30], и с его помощью описывается голод в духовных вещах, а именно: изобилие не признается, то есть в его существование не верят, оно предается забвению, стирается с лица земли. Хорошо известно, каким был голод в еврейском народе, сначала во времена Моисея, затем во время пришествия Бога Мессии; также хорошо известно, каким он является в настоящее время, а именно, что он чрезвычайно тяжкий, то есть тяжкий до крайней степени, как это очевидно.
  4. Поскольку в вещах более внутренних, или высших, все вещи, как совершенства, так и несовершенства, увеличиваются и умножаются бесконечно, то и выражения этого во внешнем смысле, превышающие скорбь, означают скорбь в высшей степени. Об этом умножении в более внутреннем смысле, а значит, и в сокровенном, можно сказать многое, но делать это нужно по порядку. (Тем не менее это можно увидеть).
  5. А то, что сон повторился фараону во второй раз, объясняется тем, что он твердо постановлен от Бога (стих 32). Повторения означают, что все предписано и сбудется. Более того, как сказано [в тексте], они связывают эти вещи с двумя эпохами: той, что произойдет от Бога, и той, что с Богом. Это божественный стиль речи. От Бога приходит изобилие, а с Богом – то, что во время голода Он все еще кормит Своих, как это сделал Иосиф.
  6. Голод духовных вещей действительно приходит от Бога, но не сразу; ибо ничто не приходит сразу от Бога, кроме того, что совершенно. Но поскольку люди таковы, что ни чудеса, ни откровения, как бы многочисленны они ни были, ничего не дают; и поскольку по природе своей люди не дают ничего, кроме зла, то и голод этот приходит не от Бога и не с Богом, только в том смысле, в каком Он допускает его; таким образом, он приходит опосредованно Его властью, но непосредственно от дьявола. Таким образом, все зло, как сказано, исходит от Бога; однако к людям не приходит никакого зла, кроме как для их исправления. Это кажется им злом, потому что они считают злом все, что направлено на добро, поскольку оно противостоит любви к себе и миру. Не так с теми, кто исправляется. В кажущемся зле они видят добро, а иногда и сильно желают его, как это видно на примере учеников и т. д. Более того, они желают его даже естественным путем: желая безопасности тела, они стойко переносят зло, потому что в их сознании присутствует последующее благо; и так же во многих других случаях, например, в сражениях и войнах, где целью является победа, общая безопасность и т. д.
  7. Второе время здесь означает второй период, как было сказано, который, подобным образом, подразумевает, что он предписан и, таким образом, является истиной.
  8. Здесь следует заметить, что одновременное постоянно относится к последовательному, так же как и последовательное к одновременному. Одновременность заключается в том, что это изобилие будет существовать на всем земном шаре, и что одновременно этот голод будет существовать во множестве. Это одновременное разворачивается, так сказать, в последовательные вещи. Таким образом, в вещах последовательных и в вещах одновременных оно одно и то же. Уменьшение числа во множестве людей отвечает такому же уменьшению в последовательных [периодах]. Таким образом, пространство соотносится со временем. Так же и вещи последовательные относятся к вещам одновременным, ибо в природе одновременное никогда не может возникнуть иначе, как из вещей последовательных; из них оно возникает и ими образуется. Так происходит на всем земном шаре; так происходит в обществе; так рождаются и приобретаются склонности в каждом отдельном человеке; так происходит формирование умов; так происходит реформация умов; так происходит Царство Божье Мессии, которое происходит из вещей последовательных, как церковь, и так далее.4
    4 Последние две трети этого абзаца подчеркнуты словом “N B”, трижды написанным на полях.
  9. И Бог поспешит привести это в исполнение (стих 32). В Божественном Слове, в его глубоком смысле, “поспешить” означает не поспешность в отношении времени, а уверенность. В Иегове Боге все вещи присутствуют; таким образом, Он видит их в Себе уже свершившимися; следовательно, есть уверенность, что они сбудутся. Это и называется “поспешностью”. Поэтому в Слове Божьем Мессия говорит, что последнее время уже близко [Мф. 4:17, 10:7; Лк. 10:9], и сами ученики ожидали его [Лк. 19:11]. Оно также присутствовало в их мыслях, потому что Царство Божье Мессии уже было. Таким образом, “поспешить” означает, что все вещи следуют по порядку, и так с Богом Мессией, независимо от времени; ведь где нет времени, там присутствует то, что происходит спустя долгое время. Так и время для людей, когда они спят, лишь относительная вещь; время идет, но для них его нет. Поэтому сказано, что у Иеговы Бога тысяча лет как один день [Пс. 90:4].
  10. Поэтому пусть фараон найдет человека благоразумного и мудрого и поставит его над землею Египетскою (ст. 33). Как предикат всегда относится к своему субъекту, так и в каждом из чувств. Во внешнем смысле, где субъектом является фараон как царь Египта, здесь говорится, что он должен присмотреть себе человека благоразумного и мудрого. О том, что этот человек противопоставляется магу, как добрый человек злому, было сказано выше [n. 2250, 2279]; так же и фараон под человеком благоразумным и мудрым понимает того, в ком есть дух Божий (ст. 38, 39). Поскольку этот [смысл] относится к фараону, следовательно, именно он, как человек, должен был обратить внимание4.
    4 Последние две трети этого абзаца подчеркнуты словом “N B”, трижды написанным на полях.
  11. Но когда то же самое говорится в самом глубоком и высшем смысле, и эта вещь предицируется Богу Мессии как главному субъекту во всем Слове обоих Заветов, то время не предицируется; ибо такая предикация не подходит Богу Мессии, как и пространство. Поэтому в тексте “взирать” не подразумевает времени, а именно того, что Он должен был “взирать”, когда пришел в мир; но подразумевает, что Он взирал от вечности, таким образом, что Его Божественное от вечности взирало на Его Человеческое во времени.5
    5 В автографе п. 2309-2315 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  12. Из этих предикатов видно, что все, что касается пространства, бесконечно, а все, что касается времени, вечно, поскольку Он предвидел от вечности и, таким образом, был назначен над всеми землями от начала и до конца.5
    5 В автографе п. 2309-2315 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  13. Точно так же предикаты совпадают с субъектами в каждом из смыслов, и из этого теперь можно вывести понимание многих вещей. Так, в высшем смысле утверждение, что Он благоразумен и мудр, означает, что Он бесконечно благоразумен и мудр, а значит, Сам есть мудрость; ибо предикаты [“благоразумный” и “мудрый”] не подходят к Иегове Богу, но они одновременно выражены “бесконечной мудростью”, а та выражена исключительно “Иеговой”, то есть “Он есть “5.
    5 В автографе п. 2309-2315 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  14. То же самое с землей Египетской, которой в этом смысле соответствует вселенная, и это бесконечно; ибо [в этом смысле] вселенная – ничто. В самом внутреннем смысле с человеком это как бы точка; в более внутреннем смысле – как бы нечто большее; во внутреннем и внешнем смысле – как бы многое и великое5.
    5 В автографе п. 2309-2315 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  15. Под благоразумием в высшем смысле подразумевается Провидение, то есть то, что Он предвидит все вещи как существующие от вечности, так и во времени, от начала до конца дней. А под мудростью подразумевается то, что Он обеспечивает; ибо мудрость состоит в том, чтобы одновременно исполнять то, что предвидится. Таким образом, одно относится к пониманию, а другое – одновременно к воле, а значит, и к поступку.5
    5 В автографе п. 2309-2315 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  16. Речь идет о земле Египетской. Если под Иосифом подразумевается Мессия, то под землей Египетской подразумевается весь земной шар, где можно найти и магов, и мудрецов, как видно из стиха 8; так же и последовательные вещи, о которых говорилось выше5 [n. 2307].
    5 В автографе п. 2309-2315 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  17. Пусть фараон примет меры и назначит начальников над землей, и возьмет пятую часть земли [Египта6] в семь лет изобилия (ст. 34). В данном случае под должностными лицами подразумеваются все те, кто исполняет обязанности Бога-Мессии, например, цари и священники, которые в то же время представляют только Бога-Мессию.
    6 Опущено также Шмидиусом.
  18. Как в царстве или империи все должностные лица вместе составляют царскую власть в фараоне или царе, так и в священнических делах, которые вместе составляют [священство]. Таким образом, царская власть и священническая настолько разделены, что составляют единое целое. Таково общество, то есть правительство.
  19. В самом глубоком смысле эти слова означают одно и то же в отношении вещей духовных и небесных; ибо цари представляют Бога Мессию, как и священники, то есть когда царство таково, что в своем порядке они представляют и рассматривают великое общество, а именно царство Бога Мессии на небе и на земле, где они составляют одно, и где всеми ими вместе взятыми представлен сам Бог Мессия.
  20. Здесь говорится, что они должны отдавать каждую пятую часть. Это относится к десятине, которую они должны были отдавать священникам. О том, что такое десятина в духовных вещах, было сказано выше [n. 538, 540, 570, 1424], а именно: десятая часть того, что они получили в дар и от чего Бог Мессия требует лишь десятую часть. Но здесь, учитывая голод, который, в ближайшем смысле, должен был наступить, Он требует двойную часть, чтобы они были обеспечены. В духовных же вещах двойная десятина относится к многочисленности урожая.
  21. Пятой частью Иосиф накормил всю землю Египетскую и соседние страны. Так и Бог Мессия питает пятой частью духовного знания.
  22. Из этого также следует, что во время изобилия люди должны давать каждую пятую часть, но больше требуется от тех, кто находится в изобилии и с кем Он присутствует в чудесах и учении; ибо тот, кто получает больше, должен давать больше, как в случае с теми, кто получил таланты, о которых говорит Сам Бог Мессия [Мф. 25:14-30]. Для тех, кто не находится в таком изобилии, которое можно было бы сравнить с изобилием и благословением в Египте, общий взнос составляет десятую часть.
  23. От еврейского и израильского народа он потребовал только десятую часть, потому что знал, что они такого характера, что если бы он потребовал больше, они не смогли бы дать, будучи такого характера. Таким образом, Он требует больше или меньше в соответствии с состоянием и положением каждого человека.
  24. Часть увеличивается и уменьшается в зависимости от состояния каждого человека. От тех, кто находится во внутреннем состоянии, он требует все или даже больше7 ; от тех, кто находится в постсословном состоянии, он требует двадцатую часть, тридцатую, сотую, тысячную; но от тех, кто находится в среднем классе, он требует десятую часть. Таким образом, общее требование – десятая часть, это, так сказать, средняя сумма.
    7 Над строкой добавлены слова “или даже больше”.
  25. От тех, кто вне, он ничего не требует, ибо от них он ничего не получает; они получают свою награду в соответствии с их делами при жизни.
  26. В тексте он теперь требует каждую пятую часть, потому что Бог Мессия был среди них, имея в виду Иосифа. То есть он был среди еврейского народа, когда тот вышел из Египта.8
    8 [В автографе после этого абзаца идет следующий, зачеркнутый автором:] 629. Так же и с духовным знанием; Бог дает одним больше, другим меньше, и так далее; ибо таким образом происходит взаимная отдача чувств, смыслов в высшем и в сокровенном, [то есть] что он дает и получает, в соответствии с состоянием каждого человека.
  27. Поэтому текст добавляет, что он должен взять пятую часть земли [Египта] в семь лет изобилия, а именно, когда все духовные вещи находятся в изобилии, как это было с еврейским народом в первые годы его жизни. Как одновременное смотрит на последовательное, так и в первые годы ему требовалось больше, чем в последние.
  28. Они названы пятыми частями земли, что означает пятую часть урожая, и, конечно, в более внутреннем и сокровенном смысле, духовного урожая; ибо земля означает как ее обитателей, так и землю. То, о чем здесь говорится, – это плоды, от которых он требует пятую часть.
  29. И пусть они соберут всю пищу будущих добрых лет и соберут зерно под руку фараона, пищу в городах, чтобы сохранить ее (ст. 35). “Собрать всю пищу грядущих лет” относится к каждому из септенеров, которых было три, а также к большому или общему септенеру. В более внутреннем и сокровенном смысле речь идет о духовной пище, то есть о том, что пища первого периода, то есть Слово, будет собрана, вплоть до его конца. Таким образом, когда наступает голод, эти продукты собираются. Так было со Словом, которое было от Ноя до Моисея; хорошо известно, что во времена Моисея оно было собрано и изложено в виде уставов и заповедей. Так и позже, во времена Мессии, пища постоянно собиралась вместе, а затем разворачивалась. Так было и в последующие времена, так будет и в последнее время, и в результате этого собирания еды будет достаточно для грядущего голода. Таким образом, запасы постепенно увеличиваются и накапливаются, и это “путем связывания”; см. стихи 47 и 48.
  30. В отдельном человеке дело обстоит так же, как в обществе и на всем земном шаре. В человеке собираются те вещи, которые пригодятся ему впоследствии, когда наступит голод, подобно тому как изобилие летом собирается на зиму; ибо если оно не будет “накоплено”, то, когда наступит голод, не будет пищи, и человек умрет.
  31. Как уже отмечалось [n. 2296], сам голод – это болезнь ума, которая наступает, когда нет веры в духовные вещи или она очень мала. Тогда каждый человек имеет запас из того, что было собрано, и поэтому не погибает.
  32. Накапливание” делает возможным то, что из этих запасов он может потом насытиться. Это хорошо известно на примере человека; когда приходят невзгоды, он вспоминает о том, чему научился, и таким образом получает от них духовную пищу.
  33. То же самое происходит и в обществе. Духовные знания собираются вместе из Слова Бога-Мессии; и собираются они для того, чтобы общество имело достаточный запас. Время голода сменяет друг друга в обществе, а также одновременно во многих обществах. Собирают те, кто находится во внутренней церкви, то есть Иосиф, чтобы они могли служить тем, кто находится во внешней церкви. Таким образом, это делается теми, кто был прежде, для тех, кто последует.
  34. К чему приводит это собрание, можно понять из последующих стихов. Это действительно сбор всех вещей, но сбор должен осуществляться теми, кого обозначает Иосиф. Следовательно, под пищей подразумевается вся та пища, благодаря которой разум может быть воссоздан, например, знания не только о духовных, но и о нравственных и естественных вещах, которые подходят в качестве пищи для воссоздания разума и подтверждают духовные вещи. Человеческий разум нуждается в таких вещах, ибо без них невозможно познание духовных вещей, поскольку они являются теми вещами, с которыми духовные вещи должны быть сопряжены и таким образом поняты. Человеческий разум не понимает чисто духовных вещей иначе, как через посредство универсалий. Поэтому пища – это все знания, которые ведут человека к духовному знанию. В человеке есть интеллектуальная вера, и она, конечно, не спасает; однако то, во что он верит, должно быть объяснено знанием других вещей, если оно должно быть понято. Знания, конечно, должны предшествовать, и впоследствии Бог-Мессия очищает их. Совсем иначе обстоит дело со знаниями о нравственных и духовных вещах, когда они сбивают человека с пути; тогда сам человек желает привести их в порядок.
  35. Под зерном, таким образом, подразумевается именно то, что способствует духовным вещам, то есть урожай, из которого делается духовный хлеб. Поэтому в тексте сказано, что они должны собирать всю пищу, то есть приобретать знания обо всех вещах; и должны накапливать зерна, то есть складывать эти знания в единое целое, чтобы они могли быть полезны. Однако все это должно быть сделано под рукой фараона, то есть Царя царей. В тексте не говорится об Иосифе, и поэтому сказано, что это должно быть сделано под рукой фараона, имея в виду, как сказано выше [n. 2333], что если кто-то захочет нагромоздить это под своей рукой, то дело будет сделано напрасно; не так под рукой Бога Мессии, Который Сам совершает работу и нагромождение. О том, как обстоит дело в данном случае, то есть в том, что касается собирания и нагромождения, было сказано выше [n. 2328 и далее].
  36. В городах, то есть в хранилищах, чтобы они сохранились; ибо есть много провинций, а может быть, и городов, посвященных памяти, где они накапливаются. Там находятся хранилища, из которых во время голода и недостатка веры они могут быть извлечены и внесены в разум в соответствии с необходимостью. Поэтому текст добавляет, что они должны хранить их. Это подтверждается (как я думаю) в Слове Бога Мессии, а именно: каждый человек должен обеспечить себя на зиму, то есть когда приходят искушения и разум начинает колебаться в сомнениях.
  37. Насколько знания способствуют во время искушений, смягчению голода и недостатка веры, это каждый может увидеть на себе. То же самое происходит в обществе, более того, на всем земном шаре, как одновременно, так и последовательно.
  38. И будет пища в запас земле на семь лет голода, который будет в земле Египетской, чтобы земля не была отрезана голодом (ст. 36). То, что здесь скрыт духовный смысл, ясно из самих слов, а именно из слов, что это хранилище для земли, то есть хранилище в том резервуаре, о котором мы говорили выше [n. 2335]. Он называется хранилищем в памяти, где хранятся знания. Что касается семи лет голода, что они означают одновременно, а что последовательно, об этом мы говорили выше [n. 2332].
  39. Под землей подразумевается место, где собирают урожай, а значит, и отдельный человек, человеческий разум, уподобляемый полю, которое принимает посев и дает урожай. Точно так же и в обществе, и на всем земном шаре, причем речь идет о собрании духовных и нравственных знаний.
  40. Это должно быть для запаса, чтобы земля не была обделена; ибо если есть такая скудость, что люди не могут ничего приобрести из запаса, то от невежества наступает смерть, то есть земля обделена голодом.
  41. Здесь имеются в виду, как будет более очевидно в дальнейшем, те собрания и кучи из Слова Божьего Мессии, которые находятся под рукой верховного правителя.
  42. И хорошо было дело в глазах фараона и в глазах всех слуг его (ст. 37). В этих словах совет одобрен, что означает, что это совет благоразумия и мудрости; то есть он одобрен самим царем, под которым далее подразумевается Царь царей, то есть Бог Мессия. Кроме того, он одобрен в глазах его слуг, то есть всех тех, кто называется его слугами и служит ему. Это также подразумевает, что данная вещь была предначертана и предусмотрена от вечности, а значит, она непременно сбудется.
  43. В целом следует считать, что все познания вещей как естественных, так и нравственных, а именно, науки, служат инструментальными причинами для понимания вещей духовных; ибо таково свойство природы и мира, что в них нет ничего, что не относилось бы к вещам духовным, а именно, не представляло бы их в виде типов. Поэтому само по себе познание никогда не вредит; оно не отвлекает от веры в духовные вещи, но ведет к ней и позволяет понять духовные и небесные вещи. Однако, учитывая состояние нашего ума и неправильный порядок нашей жизни в этом состоянии, науки и познания постоянно сбивают нас с пути; более того, они вызывают такие оттенки в духовных и небесных вещах, что скрывают их и вводят в ночь и темную тень. Среди причин этого – извращенный порядок и проистекающее из него извращенное состояние ума; ибо ум наставляется мирскими вещами и познаниями, почерпнутыми из мира и природы; они привносятся посредством любви к себе и миру, и таким образом тешат само понимание; именно привязанности управляют волей и формируют понимание, как уже говорилось выше [n. 962, 994]. Поэтому, когда любовь ложна, она постоянно сбивает с пути истины, отвращая от любви небесной и от самого Бога-Мессии, который есть единственная Любовь Божья. Отсюда ясно, что никакой свет и истина не могут быть допущены, поскольку люди противоречат истине. Отсюда проистекает лишь тень, сбивающая разум с пути; и тем более, что сам человек, как ему кажется, пользуется свободой и действует от себя. Таким образом, извращенный порядок утверждается, и единственным результатом становится извращение истины. Однако не так, когда человек исправляется, то есть когда порядок перевернут. В этом случае в него проникают истины, а значит, духовный свет и тепло, из которых проистекает жизнь понимания. Тогда все познания, какие бы они ни были, такие, например, как естественные и нравственные, служат инструментальными причинами для вещей духовных, и [последние] представлены в них, как чучела в своих видах, или как душа в своем теле. Чем многочисленнее познания, тем больше запас, из которого можно черпать подтверждения; ибо тогда нет ничего, что не подтверждало бы их, как нет ничего во всей природе вещей и ни в одной науке, что не подтверждало бы их. Но чтобы разум мог быть реформирован ими – это дело одного лишь Бога-Мессии; это должно быть под рукой Иосифа. Таким образом, все и единичные вещи приводятся в порядок, и все и единичные вещи формируются в порядок, таким же образом, как и сам человек; ибо, как общий порядок человека, таков и порядок единичных частей, да, самых единичных, которые имеют свое место в его уме. В таком состоянии человек, у которого мало познаний, мудрее того, кого в мире называют мудрым. Последний в высшей степени неразумен, более того, при всей своей мудрости он безумен и испытывает самый страшный голод. То, что это так, подтверждается повсюду в Божественном Слове1.
    1 В автографе п. 2342-3 подчеркнуты серией “N B”, написанных через равные промежутки на полях.
  44. Поэтому сбор пищи и насыпание зерна, предложенные Иосифом, как теперь говорят, были хороши в глазах фараона и всех его слуг, ибо не было ничего, что создал Бог и что создает Бог-Мессия, кроме того, что было совершенным и хорошим. Совершенство происходит от порядка, а именно, когда низшие вещи подчинены высшим, то есть небо – Богу Мессии, мир – небу, земля – миру. Тогда все вещи взаимно соответствуют друг другу, и одно прекрасно представлено в другом. Отсюда проистекает связь и гармония всего. То же самое происходит и в человеке, когда все подчиняется этому. Тогда небеса вливаются в человеческий разум, причем в таком порядке, что человеческие небеса и человеческий мир соединяются, и вся эта земля Египетская подчиняется одному князю, то есть Богу Мессии. Иначе обстоит дело, когда порядок остается перевернутым и человек не исправляется. Тогда злом является все, причем порядок в самых единичных вещах той жизни, которая находится в разуме, такой же, как и в общей жизни; ибо все и единичные вещи берут свой порядок и, следовательно, свое состояние из общего порядка. Тогда внутренними являются те вещи, которые должны быть внешними, как было сказано выше, и т. д.1
    1 В автографе п. 2342-3 подчеркнуты серией “N B”, написанных через равные промежутки на полях.
  45. И сказал фараон рабам своим: можно ли найти такого человека, в котором был бы дух Божий? (стих 38). Из этих слов и тех, что следуют сразу за ними, очевидно, что этот царь Египта или этот фараон был князем с хорошим характером; то есть что, будучи движим Богом Мессией, он любил мудрость и, следовательно, любил тех, в ком был дух Божий. Что касается духа Божьего, то он судил о нем по мудрости, а мудрость он считал заключающейся в толковании откровений – в данном случае снов – и в мудром совете, подобном тому, что дал Иосиф. Таким образом, он открыто проводил различие между магами, то есть мирской и естественной наукой, с одной стороны, и мудростью – с другой, и верил в изречения Иосифа. Таким образом, этот фараон или этот царь Египта мог быть представлен самим Мессией; однако это не так с фараоном времен Моисея.
  46. Фараон сказал своим министрам, которые здесь названы слугами, что сомневается, можно ли найти такого человека во всем Египте. О таком человеке говорится, что он имеет дух Божий, которым руководит только Бог-Мессия, и порядок в котором, таким образом, реформируется. О том, что это происходит посредством искушений и рабства, было сказано выше [n. 2171, 2212 n.]. Поэтому в высшем и внутреннем смысле под Иосифом подразумевается Мессия – в высшем смысле те, кто находится во внутренней Церкви и в ком пребывает Бог Мессия, а в высшем смысле – Сам Бог Мессия.
  47. Поэтому фараон сказал Иосифу: так как Бог открыл тебе все это, то не может быть никто так благоразумен и мудр, как ты (стих 39). О том, что такое благоразумие и мудрость в высшем смысле, см. выше, в стихе 33 [n. 2314]; из этого можно сделать вывод, что в этом же смысле Иосиф имеет в виду Мессию. В этом смысле “сделать вещь известной” означает, что она была известна от вечности и поэтому была предвидена и предусмотрена.
  48. Отсюда мы узнаем, откуда берутся благоразумие и мудрость, рассматриваемые в самом глубоком смысле, и что они собой представляют; а именно, что благоразумие – это понимание целей, как самых лучших, так и промежуточных, ведущих к лучшим, то есть к Богу-Мессии и Его Царству. Это никогда не принадлежит человеку, а только Богу Мессии. Все такое благоразумие и такая мудрость исходят исключительно от Бога-Мессии; они не могут исходить от человека, поскольку его осмотрительность и воля направлены в противоположную сторону.
  49. Человеческое благоразумие и мудрость – это просто неосмотрительность и безумие; ибо они ведут к худшему концу, ибо к царству дьявола; и так же все промежуточные цели, и таким образом все, что в понимании, и все, что в воле.
  50. Ты будешь над домом Моим, и на устах твоих будет целовать весь народ Мой; только на престоле Я буду больше тебя (ст. 40). В ближайшем смысле под домом фараона подразумевается его царство: дом царя – это его царство. В высшем смысле дом – это весь земной шар, который подчиняется Богу-Мессии, и особенно те, кто находится в Его Церкви. Остальные также принадлежат дому, но в качестве ослов и самых мерзких рабов, которые подчиняются командам; ибо они служат для наказания людей, а также для самых мерзких работ, таких как мясники и т. д. В еще более высоком смысле дом Бога-Мессии – это небо и земля, а значит, и Его Царство, которое сравнивается с домом и в этом смысле называется домом Божьим [гл. 28:22]. Но в высшем смысле домом Божьим является сам Бог Мессия, как было сказано выше [n. 540]. Дьявол и его царство служат Богу Мессии подножием2.
    2 [Следующий ненумерованный абзац зачеркнут автором:] Поскольку под Иосифом подразумевается Мессия, то здесь речь идет о том, что Мессия будет стоять над этим домом. Таким образом, под фараоном подразумевается Его Божество.
  51. Фраза: “На устах твоих будет целовать весь народ” – это стиль речи, который полностью вытекает из смысла вещей более внутренних и сокровенных. Поцелуй также означает благосклонность и любовь, являясь жестом или внешним проявлением, соответствующим этому значению; значение, а именно, что народ будет благоволить к тебе и оказывать тебе послушание; ибо послушание и любовь взаимно относятся друг к другу, любовь невозможна без послушания. Таким образом, “целовать в уста” – это повиноваться и в то же время любить, то есть повиноваться из любви, потому что он заботился об их жизни. Поэтому “целовать в уста” – это целовать Его заповеди, повиноваться им и любить их. Эти слова подразумевают все это3.
    3 [Здесь автор вычеркнул следующее:] Этот стиль речи взят из соответствия тех вещей, которые находятся в духовных и телесных вещах. Где есть супружеская любовь, там и церковь…
  52. О том, что это означает, можно узнать, прежде всего, из самого человека. В человеке представлен прообраз неба и мира. Внутренние потенции человека – это душа и интеллектуальный разум с его волей. Душа, самая внутренняя потенция в человеке, имеет такое же отношение к интеллектуальному разуму, как то, о котором мы читаем в данном тексте в отношении фараона и Иосифа. Она распоряжается всеми и отдельными вещами в человеке, универсально и необычно; но она распоряжается ими, всеми и каждым, для интеллектуального ума и его воли, и ему она дает полную власть над всем телом, чтобы ум мог действовать по выбору и таким образом распоряжаться несколькими частями ради своей души. Из этого сравнения, развитого далее, можно вывести идею относительно того, что рассматривается в высшем смысле, а именно, что только в престоле душа больше интеллектуального разума, и поэтому фараон больше Иосифа.
  53. И сказал фараон Иосифу: вот, я поставил тебя над всею землею Египетскою (стих 41). Если продолжить это сравнение, в котором под фараоном подразумевается то, что находится внутри человека и называется высшим, а под Иосифом – его интеллектуальный разум, то под землей Египетской должно подразумеваться все то, что подчиняется власти интеллектуального разума и что отдано ему в управление по его воле.
    А поскольку в человеческом теле существует прообраз общества, то и оно называется телом, как и весь мир, который является великим телом; отсюда сам собой напрашивается способ, которым сравнение может быть распространено с человека на составные вещи.
  54. И снял фараон перстень с руки своей и надел его на руку Иосифа, и одел его в одежды из виссона, и надел на шею его цепь божью (ст. 48). Перстень был эмблемой царя, а также эмблемой священника; таким образом, царское достоинство было дано Иосифу в естественных и духовных вещах. Он надел его на руку свою, чтобы этим обозначить власть с достоинством” (ст. 48).
  55. Под одеждой из виссона подразумевается истина, а значит, и разум; ибо виссон был одеждой белой и несгораемой. Золотая цепь означает доброту, которую сравнивают с золотом. Эта цепь была также эмблемой, отличающей голову от тела, и, таким образом, знаком того, что Иосиф правил обоими, то есть управлял и небом, и миром.
  56. И посадил его на вторую колесницу [которая была у него]; и воскликнули перед ним: Абрех. И поставил его над всею землею Египетскою (стих 43). Вторую колесницу можно понять из того, что было сказано выше [n. 2351-2], ибо во второй колеснице находится человеческий интеллектуальный разум, которому дана вся власть над небом и миром человека, а также над его землей; его небо – это сам интеллектуальный разум, его мир – природный разум или анимус, а его тело – земля. Таким образом, интеллектуальный разум восседает на второй колеснице, и из своей решимости, потому что из своей воли, он управляет небом, миром и телом, душа же больше только на троне.
  57. И возгласили пред Ним: Абрех, то есть “преклони колени “4 . Таким образом, в высшем смысле имеется в виду Бог Мессия, перед Которым все на небе и на земле преклоняют колени, что является знаком самого низкого поклонения и унижения; так что только Ему одному они поклоняются. Таким образом он установил власть над всей землей Египетской”.
    4 Это толкование скопировано у Шмидиуса.
  58. И сказал фараон Иосифу: я фараон; итак, без тебя никто не поднимет ни руки, ни ноги своей во всей земле Египетской (стих 44). Все эти слова настолько соответствуют высшим потенциям в человеке, что ничто не может быть более подходящим; смысл их в том, что душа управляет всеми и единичными вещами в человеческом теле, как самыми малыми, так и самыми большими, в то время как разум делает все по воле и, таким образом, по выбору, распоряжаясь целями до конца и пользуясь такой властью, что без него ни одна нога или рука не может подняться, то есть не может сделать ничего, что не исходило бы только от него. Однако душа, как ее правильно называют, больше на престоле [ст. 40], а именно на своем собственном месте; ибо человеческий разум исходит из души, являясь ее образом и единственным потомством, а значит, ее единственной любовью. Именно ради этого разума были созданы и сформированы все вещи в человеке; и все они содержатся в таком порядке, что нет ничего, что не было бы послушно его кивку.
  59. Так же и на небесах; ибо человек состоит из души и тела, причем к душе относятся душа, как она правильно называется, и разум, а к телу – естественный разум и само тело, состоящее из плоти и костей.
  60. Из человека можно видеть, как в наименьшем типе, управление вселенной, а именно, что все вещи созданы Иеговой посредством Слова, то есть Единородного Сына и ради Него, Который творит все и единое, посредством Святого Духа, который исходит от обоих.
  61. В человеке же дело обстоит иначе, поскольку в нем Бог Мессия управляет душой человека и в то же время, посредством Своих небес, то есть небесных духов и ангелов, его интеллектуальным разумом и его волей; а посредством воли – его анимусом; и посредством анимуса Он производит все вещи. Поэтому анимус в человеке был создан по типу князя мира. Но когда он полностью отпал, было вызвано другое состояние, чтобы небо не было отделено от мира и т. д. и т. п.
  62. Если теперь все это хорошо исследовать в человеке и в то же время сравнить с управлением вселенной, то станет очевидным, что несколько слов текста во всех отношениях совпадают с тем, что сейчас было сказано.
  63. И нарек фараон имя Иосифу: Зафнат-Панея; и дал ему в жены Асенат, дочь Потиферея, наместника5 Онского (ст. 45). Что подразумевается под женой, очевидно, а именно церковь Бога-Мессии, которая названа дочерью наместника. Наместники – это князья, которые являются наместниками царя. Наместниками Бога Мессии являются все цари земли, а Бог Мессия – Царь царей. По этой причине они были помазаны, а в Египте их почитали, как Бога, что видно из слов, использованных [в ст. 43]. Их дочери называются церквями, ибо церкви состоят из тех, кто подчиняется царям или обозначается царями. Таким образом, здесь имеется в виду церковь Бога Мессии.6
    5 [Евр.] Согласно лексикографам, это слово означает слугу или служителя, будь то царя или Бога. Как указано в Аркане, здесь это слово переведено как священник, и это его явное значение практически везде в Писании.
    6 [Далее идет следующий ненумерованный абзац, вычеркнутый автором:] И пошел Иосиф по всей земле Египетской (ст. 45), то есть, получив власть, он осмотрел (superagnoscebat) землю; подобно тому, как разум, приступая к управлению, управляет всем, что лежит под ним. В глубоком смысле слова “идти в землю” означает осуществлять власть на деле; ибо он пошел по всей земле.
  64. И пошел Иосиф по всей земле Египетской (стих 45). Что касается самого Иосифа, то теперь он стал владыкой всего Египта, и это после искушений и рабства. Таким образом, с их помощью он вступил во владычество, чтобы узнать, что такое рабство и смиренное состояние; и это по многим причинам. Что же касается его самого, то это было сделано по той особой причине, что, внедряя в свой разум состояние рабства и тому подобное, он мог получить большую радость; и это особенно для прославления Бога Мессии, которого люди признают только в состоянии искушений и рабства.
  65. Когда имеется в виду сам Иосиф, то земля фараона – это просто земля Египта; но когда под Иосифом подразумевается Бог Мессия, то под землей Египта подразумевается весь земной шар, ибо предикат должен соответствовать своему субъекту. Так обстоит дело и в более универсальном смысле; но в самом универсальном смысле подразумевается и небо, и вся земля, то есть все творение; а в высшем смысле – Мессия как Бог и одновременно Человек.
  66. Во внутреннем, а также в высшем смысле под Иосифом подразумевается Бог-Мессия, а под землей Египетской – вселенная. Тогда мы узнаем, что в этом смысле означает сказанное, что Иосиф прошел по всей земле Египетской, а именно, что Мессия прошел по всему миру, и Его любовь, милость и благодать разлились по всей вселенной. То есть он шел от первого дня творения до последнего, таким образом, последовательно; а также по всем жителям земли, от востока до запада и от севера до юга, и это одновременно; ибо в самом универсальном смысле вещи одновременные относятся к вещам последовательным, а вещи последовательные к вещам одновременным.
  67. Позже, то есть в следующем стихе, мы читаем то же самое: “И вышел Иосиф от лица фараона и прошел всю землю Египетскую”, – под этими словами подразумевается выход Бога Мессии от Иеговы Отца, когда он стал Человеком. В высшем смысле этого слова, как хорошо известно, это правильно называть исхождением; ведь когда он переходит с небес на землю, это исхождение и нисхождение, а возвращение туда – это возвращение, вхождение в славу, восхождение. Поэтому в этом стихе [46] одновременно указывается на второе восхождение. Иначе, если бы эти слова означали одно и то же, не было бы нужды в их повторении; и это с единственным добавлением, что он “вышел от лица фараона”. Что означает “из присутствия”, также ясно, а именно: “из” означает от Иеговы Отца, а “в присутствии” означает, что он все еще находится с Иеговой Отцом.
  68. Но здесь необходимо знать, что под фараоном в тексте подразумевается не собственное имя какого-либо царя, а царь и император, смысл тот же, что и в других местах, обозначаемых словом “кесарь” и другими подобными терминами. О том же говорит и Давид в Псалме 105:18-23, где речь идет о фараоне и Иосифе: “Они оковывали ногу его; душа его была в железе; до времени, когда пришло слово его; речь Иеговы испытывала его. Царь послал и отпустил его; владыка народов открылся ему. Он сделал его господином в доме своем и владыкой над всем владением своим; связал князей своих по воле своей и старцев своих, чтобы учить их. И пришел Израиль в Египет, а Иаков сделался скитальцем в земле Хамовой”. Из этих слов ясно видно, что под Иосифом здесь подразумевается Мессия и что речь идет о самом Боге-Мессии, который назван “Словом” и “Речью”, испытавшим Иосифа; и что именно Иегова, его Отец, назван здесь “Царем” и “Правителем народов”, который “открыл [Ему]” и поставил Его “над всем владением Своим”. Далее говорится, что он “связал князей по своей воле и старейшин, чтобы они учили его”. Можно ли сказать о ком-то другом, кроме Бога-Мессии, которого здесь имел в виду Иосиф, что Он связывает князей и учит старейшин, – о чем в книге Моисея не упоминается. Так же и со словами “Израиль (то есть Бог Мессия) пришел в Египет”, в то время как “Иаков (то есть сыновья и потомки Иакова) [стал скитальцем] в земле Хама”.
  69. Отсюда снова видно, что под землей Египетской подразумевается весь земной шар. Само место и его номенклатура не имеют значения, называется ли оно Египтом или Ханааном, или любым другим местом, поскольку всякая земля подчинена Ему. Там, где Бог Мессия, находится середина и, так сказать, центральное место, с которого обозревается весь земной шар; ибо там – небо. Поэтому и сказано, что Израиль тогда пришел туда [Пс. 105:23].
  70. Здесь также следует отметить, что этот фараон любил мудрость и почитал тех, в ком был Дух Божий Мессии, и возвышал их; кроме того, есть и другие особенности, свидетельствующие о целостности жизни фараона; ибо из жизни человека, описанной в Слове Божием Мессии, мы узнаем состояние этой жизни, которая описывается в то же время. Причина, по которой мы придерживаемся иного мнения о Египте или вынуждены, так сказать, придерживаться другого суждения, заключается в том, что земля Египетская впоследствии стала полностью идолопоклоннической и магической, как и ее царь, также называемый фараоном, который, таким образом, был лишен религии. Это, однако, не может отнять у представления, поскольку в земле Ханаанской, через которую представлено Царство Божье Мессии, было не иначе, как на земле; ибо в той земле также жили идолопоклонники и народ, полностью лишенный религии. Так было и с Иерусалимом и т. д., который, тем не менее, означает небо; и все же во времена Бога Мессии его населял народ, отличавшийся крайним нечестием, который был изгнан оттуда подобно тому, как хананеи были изгнаны из земли Ханаанской. Подобная раса населяет его и в наши дни, и все же представление продолжается. Таким образом, Мессия представлен Израилем, хотя израильтяне и были настолько нечестивы, и в то же время каждым из царей и священников в Иудее, а также на всем земном шаре. Таким образом, теперь ясно, что когда предмет рассмотрения в этих словах касается вещей внутренних и высших, в них заложен подобный смысл.
  71. Под Иосифом также подразумеваются все, кто находится в Церкви Бога Мессии: во внутреннем смысле – те, кто находится во внешней Церкви Бога Мессии; в более внутреннем смысле – те, кто ближе к Богу Мессии; а в самом внутреннем смысле – те, кто находится в самых сокровенных вещах Церкви. И поскольку все они, каждый по-своему, являются образами Бога Мессии, к ним также должно быть применено то, что было сказано выше [n. 2363] об Иосифе в отношении искушений и рабства, а затем и владычества, в которое они взойдут.
  72. Природа их владычества может быть очевидна из жизни патриархов, причем владычество это зависит от состояния каждого человека. Иными словами, те, кто желает властвовать, чтобы служить и совершать дела милосердия и не доводить себя до забвения господством в мире, – они, подобно Иосифу в данном случае, поставлены над многими благами. Так было с Авраамом, Исааком, Моисеем, Самуилом, судьями, священниками, царями, как, например, Давид, и многими другими. Но поскольку это обольщает умы, избранные в качестве орудий в церкви Бога Мессии особенно выделяются в другом отношении; и в обществе они особенно блистают среди тех, кто находится в церкви Бога Мессии. Другие же живут в бедности и при этом совершенно богаты; они презирают богатство и довольствуются умеренной жизнью и одеждой. Таким образом, они имеют несравненно больше, чем богатые, ибо те стремятся лишь к тому, чтобы поддерживать жизнь и одеваться, но при этом совершенно бедны, поскольку им никогда не хватает; они нуждаются, потому что постоянно желают и жаждут большего, как люди, живущие в постоянном голоде и жажде. Так и они имеют больше, чем те, кто находится в высшем достоинстве; ибо они отвергают все достоинства мира, и если бы кто-нибудь захотел предложить им царскую диадему, они бы убежали от нее. Кто же больше господин и больше царь? Тот, кто видит, что по сравнению с небесами царское достоинство не сравнится даже с пылью и грязью; или те, кто предпочитает достоинства небесам и в конце концов становится самым мерзким ослом, и тем более мерзким, что в Царстве Бога Мессии им предстоит служить самым мерзким из слуг, если это будет им позволено.
  73. Состояние господства Иосифа представлено и живо в каждом отдельном человеке. Иными словами, когда интеллектуальный ум – это Иосиф, и когда он освобождается после искушений и рабства и становится господином, как говорилось выше [n. 2351-2, 2363], тогда человек становится таким, как сейчас описано.
  74. И был Иосиф сыном тридцати лет, когда предстал перед фараоном [царем Египта7]. И вышел Иосиф от лица фараона и прошел по всей земле Египетской (стих 46). Что касается возраста Иосифа, то он совпадает с возрастом Мессии, когда Он проповедовал Слово, Который, как уже было сказано, подразумевается под Иосифом. У древних тридцать [лет] означают три возраста.8 Таким образом, под этими годами подразумевается троичное число; ведь это одно и то же, обозначать ли три дня, недели, года, септенны или века.8
    7 Опущено также Шмидиусом.
    8 Латинское saecula означает время жизни (33-1/2 года), поколения, века, эпохи.
  75. Что касается слов “Иосиф вышел от лица фараона”, см. выше, n. 2366. То, что он прошел через всю землю Египетскую, означает весь земной шар, по которому проповедуется Евангелие Бога Мессии и до которого доходит Его Слово. Это “прохождение через землю Египетскую” в самом универсальном смысле. В менее универсальном смысле имеется в виду земля Египта, в которую был послан Иосиф; ибо он прошел через эту землю, чтобы стать известным как царь – как и Слово Бога-Мессии, то есть Сам Бог-Мессия, Который есть Его Слово.
  76. О том, что означает земля Египетская в смысле, относящемся к человеку, было сказано выше [n. 2351-2], а именно, что эти слова относятся к его душе и его интеллектуальному разуму. Интеллектуальный разум рождается из души, как ее правильно называют, и выходит из нее. Более того, все наднебесное вливается в ум из души. Таким образом, как в целом, так и в отдельном человеке, интеллектуальный разум исходит из души; и после того как он получил власть и стал разумом истинно интеллектуальным, он действует по воле и решению и таким образом осуществляет права власти или величия над всем царством. Так он проходит через всю землю.
  77. И в семь лет изобилия земля делала пучки (ст. 47). Эти слова, конечно, наиболее непонятны в смысле буквы, то есть в историческом смысле; ибо выражение “сделать по связке” не может быть понято иначе, как из того, что предшествовало, [а именно], что он собрал пятую часть всей земли Египетской [ст. 34]. Однако это не тот язык, который используется в тексте, и поэтому, хотя последнее действительно понятно, оно понимается не из слов, а только из ряда. Поэтому следует исходить из внутреннего смысла слов9.
    9 Буквальный перевод был бы “из смысла внутренних слов”; но мы предположили, что interiorum – это пропуск для interiori.
  78. Объяснение этих слов вытекает из объяснения слов в стихе 34, где мы читаем: “Пусть фараон примет меры и назначит начальников над землею, и возьмет пятую часть земли [Египетской] в семь лет изобилия”. Видно, что здесь имеются в виду познания, и что их следует приобретать во время урожая или изобилия, чтобы они могли послужить во время голода, как уже объяснялось [n. 2328-9, 2332-6]. Эти познания – связки, как сделал Иосиф в более плодотворные годы. То, что эти познания собраны в пучки1 , и это в памяти человека, где собирается урожай, достаточно ясно; а также то, что они там связаны в пучки1 , то есть хорошая пшеница с плевелами, как сам Бог Мессия объявляет в Своем Слове [Мф. 13:30]. Из этих пучков впоследствии выбираются те, которые являются добрыми, а злые отвергаются; из добрых же берется только пятая часть, которая может быть соединена с другими.
    1 Слово manipulatio (использованное в стихе 47, n. 2376) Шмидиус переводит как еврейское слово, образованное от корня, означающего “собрал, сжал”. Мы перевели его как “связывание”, чтобы отличить от признанного латинского слова manipulus, используемого здесь, которое означает “горсть, связка”.
  79. Как происходит это связывание, хорошо видно на примере тех, кто принимает познания. Этих познаний собирается великое множество, но извлекаются только те, которые служат для использования. Остальные отбрасываются, но так, чтобы их снова связали вместе, дабы очистить то, что в них еще есть хорошего, и так постоянно, пока то, что осталось, в котором нет ничего хорошего, не будет полностью отброшено.
  80. Что касается этого связывания и разделения добра и зла, которое осуществляется посредством одного лишь Бога-Мессии, и что касается продолжения подобного связывания и разделения до тех пор, пока внутри остается хоть что-то доброе, и, наконец, что касается отвержения зла, из которого нельзя извлечь ничего доброго, то это с большой ясностью видно на примере человеческого тела. Здесь происходит подобное очищение, причем непрерывно; ибо таким образом собираются те вещи, которые в теле называются жидкостями, особенно те, что относятся к крови, и таким образом тело непрерывно очищается.
  81. Если, по милости Бога Мессии, это будет впоследствии разрешено, то в тексте или в примечаниях можно привести в пример печень, а также мозг; и тогда можно будет сказать, что это общее правило для всего тела, и что эти операции являются типами духовных операций, в которых задействовано то же самое. (Посмотрите, следует ли это сделать в этом месте или в другом).
  82. Что в Церкви Бога Мессии есть подобные связки и что люди распределены по связкам в соответствии с познаниями, так что добрые смешаны со злыми и собраны в единое целое, но с определенным правительством на земле и на небе – это можно вывести из следующего, а именно:
  83. Что на небе теперь есть злые духи, допущенные по причинам, о которых мы говорили выше [n. 941, 986, 1852], среди которых, правда, смешаны добрые духи и ангелы. Однако таково распоряжение Бога Мессии, что они все же отличаются друг от друга, и злым не позволено знать, что [среди них] есть добрые. Не то чтобы они могли причинить им хоть малейший вред – это прекрасно известно мне, который, хотя и был окружен ими в течение столь долгого времени, все же, по божественной милости Бога Мессии, был так защищен, что они не могли причинить мне ни малейшего зла, хотя постоянно пытались это сделать. Если дать им хоть малейшее подкрепление, они в несколько коротких мгновений полностью разорвут человека на части; ведь если он не перейдет на их сторону, позволяя им считать себя людьми, они не будут дышать ничем иным, кроме как его уничтожением. Тем не менее, между собой они – самые неумолимые враги. Отсюда проистекает ненависть людей к своим товарищам по обществу – внутренняя ненависть, – если только те не проявляют такого же рвения и не служат им орудием в том, что касается этих любовей, и не потакают им и не оказывают им благосклонности2.
    2 Этот отрывок упоминается в авторском указателе к его “Памятным запискам” или “Духовному дневнику” s.v. Cupiditas, Interficere, Spiritus. См. оглавление.
  84. И собрал он всю пищу семи лет, которая была в земле Египетской, и сложил пищу в городах, пищу с поля города, которое было вокруг него, сложил посреди его (ст. 48). О том, что в духовном и более внутреннем смысле под пищей подразумеваются всевозможные познания, было сказано выше [n. 2333]. Именно эта пища увязывается в пучки [ст. 47], хотя это слово правильнее использовать в отношении урожая, ибо таким образом мы получаем объяснение того, что означает “увязывать”. См. также выше [n. 2289 и далее, 2296] о том, что подразумевается под семью годами голода.
  85. В тексте говорится о всей пище, хотя это была лишь пятая часть, чтобы таким образом стало известно, что в духовном смысле имеются в виду все познания, которые может приобрести каждый человек. Если бы была упомянута только пятая часть, то смысл был бы в том, что была принята только пятая часть познаний. Более того, вся пища означает познания любого рода, которые собраны в пучки. О том, что они собраны в связки в памяти, каждый может убедиться на собственном опыте: когда в нем что-то пробуждается, то сразу же всплывают соответствующие вещи, показывая, что они находятся в одной связке. Если бы они не были собраны вместе в человеке, люди были бы не людьми, а дикими зверями; ведь именно этими познаниями обучается собственно человеческий разум, то есть интеллект; именно на их основе рассматриваются все вещи в связке, и разум выбирает подходящие и отбрасывает неподходящие. Именно таким образом формируется интеллект человека. Но вещи, которые подходят, имеют отношение к любви, которая им благоприятствует. Они называются “подходящими”, но в реальном формировании человеческого понимания эти подходящие вещи просто естественны, в то время как в его реформации они духовны и небесны, и т. д., и т. п.
  86. Что касается того, что Иосиф разложил еду по городам, см. выше, стих 35, где мы также читаем те же слова: “еда в городах “3. Города – это те места, где собраны связки, и они называются хранилищами памяти.
    3 Можно отметить, что в стихе 35 Шмидиус, которому следует Сведенборг, пишет cibus in civitatibus, в то время как в стихе 48 он переводит те же еврейские слова cibus in urbibus.
  87. И пищу с поля города, которое было вокруг него, положил он посреди его. Под пищей поля города подразумевается зерно, о котором говорится в стихе 35, где проводится различие между пищей и зерном: зерно – это пища поля города, где хороший урожай. В данном стихе также говорится о том, как собираются вместе те вещи, которые проникают внутрь через органы чувств, а именно: посреди них, то есть посреди поля или города. Здесь, однако, речь идет о зерне, которое помещено в середину, чтобы все остальное, лежащее по бокам, могло относиться к нему и рассматриваться как периферия. Таким образом, в середине находятся самые лучшие пучки, а те, что вокруг, постепенно становятся беднее. Так происходит повсюду, то есть те вещи, которые находятся в середине или внутри, являются лучшими, а более бедные, в соответствующем порядке, отбрасываются в стороны. Так происходит в человеке, в дереве, в плодах, в орехах и т. д. Так и в исправленном и добром человеке, в нескольких его частях, нет, в нескольких его мыслях; в духах и ангелах Бога Мессии; в каждом обществе, когда оно правильно учреждено; на всем земном шаре; в каждой форме совершенного порядка, как одновременного, так и последовательного; все это – типы Царства Бога Мессии, которое есть само Действие, сам Порядок, само Совершенство.
  88. С точностью до наоборот обстоит дело с теми, кто находится в извращенном порядке. В их среде царит зло, а лучшие вещи отброшены на периферию. Там, однако, они заражаются от центральных вещей, то есть от того, что находится в середине. Таким образом, яд становится тем сильнее, чем больше сфера и чем тоньше вещи в окружности.
  89. Но поскольку именно Иосиф собрал все эти вещи вместе и упорядочил их; и поскольку под Иосифом подразумевается сам Мессия, следовательно, речь идет о лучших вещах, которые находятся в середине, а именно о полевом зерне. Что же касается еды, то мы читаем, что он разложил ее по городам.
  90. То, что это было сделано, совершенно очевидно; и то, что здесь описываются деяния Иосифа, – ясная и очевидная истина. Однако эти деяния описаны в духовном стиле, чтобы выразить те духовные вещи, которые содержались в его жизни как в образце. Поэтому слова выражают духовные вещи и в то же время описывают вещи исторические.
  91. Так Иосиф собирал зерна, как песок морской, много, доколе не оставил числа, ибо не было числа им (ст. 49). Теперь в тексте речь идет о познании духовных вещей, которые сравниваются с зерном; тем не менее, из зерна был сделан хлеб, как мы читаем позже [в ст. 55], где упоминается хлеб. Таким образом, имеется в виду, что во время голода, как [описано] выше [n. 2289 seq., 2328 seq.], из этого зерна делается хлеб. Это относится как к человеку в отдельности, так и к общине. Это зерно собирается от начала мира и до конца дней, как видно из Слова Бога Мессии, где запас зерна таков, что его невозможно перечесть. Из этого зерна можно приготовить хлеб; ибо зерно означает познание, и оно облекается4 в пелену, подобно зерну в шкуре; но позже, когда она снимается, мы получаем муку, из которой варится хлеб.
    4 По-латыни – circumvolutae (раскатанные), что, как мы предполагаем, является заменой слова circumvelatae.
  92. То, что он был без числа, означает, что этот грамм, а именно Слово Бога-Мессии, настолько размножен, что, будучи развернут, он содержит бесконечное множество вещей; то есть много вещей во внутреннем смысле, бесчисленное множество в более внутреннем смысле, и в самом внутреннем смысле неопределенное количество вещей, которые никогда не могут быть развернуты, кроме как в общем смысле; И это для того, чтобы можно было изложить это содержание, а именно, чтобы оно относилось ко всему земному шару, каков он есть сейчас и каков он был с самого начала и до конца дней. Однако как во всем мире, так и в каждой его части; как во вселенной, так и в каждом отдельном человеке. Отсюда ясно видно, что это зерно так умножено, что ему нет числа.
  93. ГЕНЕЗИС XLI

50 И родились у Иосифа два сына до наступления голодного года, которых родила ему Асенат, дочь Потиферея, наместника Онского.

51 И нарек Иосиф имя первенцу Манассия: ибо Бог заставил меня забыть все труды мои и весь дом отца моего.

52 А имя второго назвал Ефремом: ибо Бог дал мне плод в земле скорби моей.

То, что следует далее в этом ряду, касается исправленного или счастливого человека после того, как он преодолел искушения и рабство; ибо, как уже говорилось [n. 2363], Иосиф вышел за пределы того, что предшествует и сопровождает исправление. Эта тема представлена в том, что говорится о двух детях Иосифа – Манассии и Ефреме, о которых пойдет речь далее; ибо когда под Иосифом подразумевается человек, который обновлен, или чье состояние реформировано, то этот человек получает в награду то, что обозначается двумя сыновьями Иосифа. И подобно тому, как это происходит с каждым отдельным человеком в отдельности, так же происходит и с Церковью Бога Мессии, по образцу Самого Бога Мессии, который также представлен здесь. Но о чем идет речь в этих стихах, становится ясно из самих слов, а именно:

  1. И родились у Иосифа два сына, до наступления голодного года, которых родила ему Асенат, дочь Потиферея, наместника Онского (стих 50). Что в духовном смысле означает дочь наместника Потиферея, было указано выше [n. 2362]. Дочери означают церкви, и, следовательно, [дочь Потифере] означает тех, кто примыкает к тем, кто составляет духовное общество, получившее свое имя от Иосифа; ибо Иосиф – это духовный человек, и поэтому под ним, в более внутреннем и сокровенном смысле, подразумевается составной человек или духовное общество. То, что обозначается в отдельном человеке, – это то, что в нем называется церковью, и, следовательно, то, что относится к церкви.
  2. Эта дочь была отдана фараоном Иосифу после того, как он получил власть, как явствует из стиха 46; следовательно, то, что дано ему в жены, есть то исповедание веры, которое подразумевается под этой дочерью.
  3. Но в высшем смысле, когда под Иосифом подразумевается сам Мессия, именно Его Церковь на всем земном шаре называется дочерью наместника.
  4. И теперь, чтобы понять, что означают сыновья Иосифа, необходимо знать, кто эти сыновья, которых5 исправленные приносят Ему и которые после этого становятся наследниками царства. Это еще более ясно из имен этих сыновей.
    5 Читается quos вместо quod.
  5. И нарек Иосиф имя первенцу Манассия: Ибо Бог заставил меня забыть все труды мои и весь дом отца моего (ст. 51). Что касается самого Иосифа, то известно, что, став теперь господином, он забыл все невзгоды, выпавшие на его долю как в земле Ханаанской среди своих братьев, так и в Египте; также он забыл и дом своего отца, что видно из того, что он не сделал ни одного запроса о своем отце и о доме, хотя вполне мог бы это сделать. Будучи разлучен с отцом и печалясь о судьбе этого дома, он намеренно хотел забыть его; ибо, будучи владыкой всей земли Египетской, что могло быть проще для него, чем узнать об этом через какого-нибудь посланника и через тех, кто пришел в Египет из земли Ханаанской. То, что он забыл о них, объясняется тем, что речь идет о его жизни. В них происходит то же самое, так что люди полностью забывают о прошлом, ибо тогда их скорби стираются.
  6. Что касается вещей, обозначенных в духовном смысле, то имя первенца указывает на то, что Иосиф хотел выразить. Манассия означает “заставляющий забыть “6 , что означает то же самое, что говорил Иосиф, а именно: “Ибо Бог заставил меня забыть все труды мои и весь дом отца моего “6 .
    6 Так толкует Шмидиус.
  7. Итак, чтобы понять духовный смысл этих слов, мы должны вернуться к тому, что означает имя Манассия, а именно “забыть”. Таким образом, можно выяснить, к чему в первую очередь приводит состояние исправившегося человека, а именно: к забвению того, что произошло с ним в прошлом, а также к тем испытаниям, которые выпали на его долю в прежнем доме, то есть в доме его отца. Эти скорби подобны искушениям и рабству, а дом отца – это естественный разум или анимус, ибо каждый человек рождается из этого дома. О том, какова природа этого дома, было сказано выше [n. 1918, 1995], а именно, что это дом всех преступлений и извращений; ибо человек рождается из этого дома, поскольку рождается в извращенном порядке. Этот дом можно сравнить с домом Иакова, где находились его сыновья. Именно об этом доме человек забывает, когда выдерживает испытания и скорби, о которых мы говорили; ибо тогда он преодолевает их и становится другим человеком, то есть новым человеком, свободным человеком и господином. Иными словами, он становится Иосифом, теперь правящим землей Египетской, то есть в том же смысле или в том же предмете, теперь свободно властвующим над амурами и тому подобными вещами своего анимуса, потому что властвует над любовью, для которой он был рожден. Теперь он преодолевает их с помощью борьбы и тому подобного, подобно тому, как страдал Иосиф.
  8. Таким образом, в духовном смысле “забвение” означает то же самое, что и утешение, которое человек получает от своих трудов; и в то же время покой, а значит, и спасение; ибо с забвением прежних вещей приходит покой и спасение. Именно эти последствия обозначает то, что вкладывалось в это имя, рассматриваемое во внешнем смысле. Так и сейчас в Церкви Бога Мессии; после искушений, которые здесь называются испытаниями, наступает мир, который подразумевает забвение того, что он выдержал, а также забвение дьявола, искушавшего его через людей. В этом смысле под домом отца, то есть братьев, подразумевается царство дьявола или ада. Именно эти вещи Бог заставляет забыть Иосифа или тех, кого имел в виду Иосиф.
  9. Мир действительно наступает, когда человек переходит в состояние свободы и, соответственно, в состояние владычества, что одно и то же; но, находясь еще в теле, где тело по-прежнему склонно искушать его, а также находясь в обществе тех, кто в мире, он не может получить такой мир, какой существует на небесах и в Царстве Бога Мессии. Такой мир, кроме того, называется спасением, радостью и счастьем, ибо тогда человек освобождается от тела и не находится среди тех, кого ведет дьявол. Таким образом, в самом глубоком смысле под именем Манассия подразумевается вечный мир, спасение и счастье с Богом Мессией, а значит, тот покой, который никогда не нарушается и образ которого являет собой мир, существующий в исправившемся человеке и в Церкви Бога Мессии, которые обрели власть над привязанностями своего анимуса и тела.
  10. В высшем смысле под Иосифом подразумевается сам Мессия; и когда слова текста относятся к нему, они подразумевают забвение тех трудов, которые он нес среди сыновей или потомков Иакова, названных “домом отца его”, потому что он родился среди них. Таким образом, это был дом его отца. По этой причине, когда он взял сына из своей новой церкви, под этим сыном подразумевается то же самое, а именно отдых от трудов, которые он так долго терпел среди этого народа и которые потом забыл. То, что он удалится от народа, среди которого он так много страдал, следует из предсказания, касающегося Иуды, в колене или доме которого он родится, глава 49:10. О том, что говорится в этом предсказании, см. в этом стихе.
  11. Мессия имел эту забывчивость, забывчивость именно о скорбях, а также о доме своего отца в первые периоды после Своего пришествия, когда Его Церковь была младенцем и еще подростком. Поэтому в непосредственно предшествующем стихе говорится, что у Иосифа родились два сына “до наступления голодного года”, то есть в годы, предшествующие голоду; о том, что это те, которые предшествуют последним годам, а также те, которые находятся в их середине, было сказано выше [n. 2295, 2296]. Они являются первыми в отношении последовательного порядка и вторыми в отношении одновременного порядка, причем эти два порядка взаимно соответствуют друг другу, как было сказано выше [n. 2303, 2332].
  12. А имя второго нарекли Ефремом: Ибо Бог дал мне быть плодовитым в земле скорби моей (стих 52). Что касается самого Иосифа, то он назвал этого сына от плодовитости, то есть плодовитости потомства; а также, в особенности, потому, что он получил плоды своих трудов, то есть обрел свободу и стал господином. Землей своей скорби” он называет землю Египта, где он находился в заточении и поэтому страдал.
  13. Что касается духовного смысла, то он может быть понят из сравнения состояния Иосифа с состоянием исправившегося человека. После того как человек исправился, он приносит плоды, но от духовного семени. Этих плодов много, они представляют собой все те вещи, которые являются разумом. Это точно такая же история, как и с деревом, а затем и с плодовым садом7 в Эдеме. Сначала рождается дерево, которое приносит плоды со своими семенами. Эти семена снова падают в ту же землю, из них вырастают семена и рождаются новые деревья, и так последовательно, пока не возникнет целый сад, подобный дереву посреди сада. Таковы плоды, которые приносит обновленный разум; этот разум формируется по подобию самого рая, а семена – это духовные принципы, то есть принципы, которые сеет только Мессия. Поэтому он формируется подобно дереву, где принципы формируют понимание, которое приносит новые семена, и так непрерывно, пока не вырастет целый сад, где все вещи признают свое начало в первом дереве, которое от Бога Мессии, Который один является жизнью этого фруктового сада.
    7 Померарий. См. Историю сотворения н. 16 прим.
  14. В других отношениях плодами называются те вещи, которые произрастают из них и проявляют себя в действиях. Однако эта плодотворность относится к тем вещам, о которых мы говорили [n. 2400]; ибо они подразумевают то, что предшествует, а именно: утешение от забытых трудов, мир и спасение.
  15. И теперь, как в частностях, так и в целом; то есть, как в отдельном человеке, так и в церкви. Там существует подобная плодотворность, а именно: подобное понимание и разум, который подчиняет себе волю, чтобы и плоды стали действительными; ибо по плодам познается дерево [Мф. 7:20]. Следует отметить, что имя Ефрем означает две ФРУКТИФИКАЦИИ8 , одну внутреннюю и другую внешнюю, как уже было сказано [n. 2504-5]. Это имя также объясняется Иосифом, который говорит: “Ибо Бог дал мне быть плодовитым в земле скорби моей”. Земля скорби – это анимус и тело, которые причиняли ему страдания и от которых он должен был так сильно страдать; ибо если человек должен исправиться, то это должно быть сделано с помощью скорбей.
    8 Так толкует Шмидиус.
  16. В высшем смысле под Иосифом подразумевается сам Мессия. Таким образом, речь идет о плодах веры, а именно о двух плодах – внутренних и внешних. Это два плода во внутреннем смысле. В высшем смысле плоды приносит Сам Мессия, и только Он является жизнью дерева; ибо ничто не рождается иначе, как от любви Бога Мессии. Только эта любовь является тем духовным теплом, которое заставляет человеческие умы быть плодовитыми, то есть заставляет семя произвести дерево, а от него – плоды и новые семена, и таким образом снова новые деревья и новые семена, и так далее непрерывно.
  17. Когда Бог Мессия пожелал создать новый рай и сотворить все заново, и это из семени Авраама, он выбрал Иосифа, который легко превзошел всех в праведности. Таким образом, имеется в виду плодовитость от того народа, именно плодовитость, которая была в его среде.
  18. Отсюда следует, что двух сыновей Иосифа благословил Израиль, его родитель, в таких словах: “Ангел, искупивший меня от всякого зла, благослови отроков, и да наречется в них имя мое и имя отцов моих Авраама и Исаака, и да произрастут они во множестве посреди земли” (глава 48:16). Таким образом, под этими сыновьями подразумеваются те, кто находился среди этого народа, а также среди язычников. Тот факт, что здесь говорится, что его имя будет наречено в них, а также имя Авраама и Исаака9 , и, таким образом, что дерево будет выращено от этого семени, как говорилось выше [n. 2408], ясно указывает на то, что благословение исходит не от Иакова, а от Израиля, причем эти два имени совершенно различны. О том, что именно Израиль благословил их, можно судить по стиху 14 той же главы, а также по стиху 20, где мы читаем: “И благословил их в тот день, говоря: в тебе благословит ИСРАЭЛЬ, говоря: сотворит тебя Бог, как Ефрема и как Манассию”; а то, что здесь в высшем смысле подразумевается сам Мессия, видно из стихов 15 и 16, где говорится, что Бог Авраама, Исаака и т. д, “Ангел, искупивший его от всякого зла, благослови отроков” и т. д., а затем в стихе 20, цитированном выше: “В тебе благословится Израиль”. То, что он поставил Ефрема перед Манассией, объясняется тем, что плоды веры, или плодовитость, которая подразумевается под Ефремом, – это главное, откуда позже придет мир и спасение.1
    9 В автографе текст читается: “от Исаака и Иакова”, но это явно пропуск.
    1 В автографе это последнее предложение написано на пустом месте в нижней части страницы, следующей за № 2411, со знаком, указывающим на место его вставки.
  19. То, что это благословение, сказанное сыновьям Иосифа, было дано самому Иосифу, ясно видно из [гл. 48] стиха 15, где мы читаем: “Он благословил Иосифа и сказал” и т. д.
  20. То, что под Иосифом теперь подразумевается сам Мессия, яснее всего видно из главы 49:22-25, где в высшем смысле слова “каждый и все” относятся не к кому иному, как к одному только Мессии; слова настолько очевидны, что могут быть применены только к нему. В этом отрывке, где говорится о даровании Бога Мессии, читатель увидит объяснение этих слов.

2413.* БЫТИЕ XLI

53 И когда окончились семь лет изобилия, бывшего в земле Египетской,

54 наступили семь лет голода, как сказал Иосиф. И был голод во всех землях; но во всей земле Египетской был хлеб.

55 И после того, когда вся земля Египетская страдала от голода и народ вопил к фараону о хлебе, фараон сказал всему Египту: пойдите к Иосифу; что он скажет вам, то сделайте.

56 И так как голод был по всему лицу земли, то Иосиф открыл все, что у него было, и продал в Египет, и усилился голод в земле Египетской.

57 И приходили все страны в Египет к Иосифу покупать, потому что голод свирепствовал во всей земле.

Сейчас речь идет о семи годах голода, которые последовали за семью годами изобилия. О том, что подразумевается под голодом, было сказано выше [n. 2213-4, 2223-4, 2289-91, 2302], то есть о недостатке веры в Бога Мессию, который наступит в конце всех дней и который существовал в конце того семилетия или тех дней, то есть времени, когда Мессия пришел в мир. То, что в еврейском народе не было веры во время прихода Мессии, хорошо известно; и то, что веры не будет в конце веков, также предсказано, особенно в Апокалипсисе, где этот вопрос рассматривается очень полно. О том, какая часть времени подразумевается под семью годами изобилия и в то же время семью годами голода, см. выше, в стихах 25, 26, 27.

  • [Перед п. 2413 идет следующий ненумерованный абзац, который вычеркнут автором:] Сейчас речь идет о семи годах голода, которые последовали за семью годами плодородия. Что касается того, что подразумевается под самими годами, то есть септенниалами, см. выше [n. 2293], а именно, что это были не сами годы, которые последовали, а семь лет плодородия, рассматриваемые вместе с семью годами бесплодия; см. выше стихи 25, 26 и 27. И что два септенциала здесь означают в особенности…
  1. И когда закончились семь лет изобилия, бывшего в земле Египетской, наступили семь лет голода, как сказал Иосиф (стихи 53-54). То, что здесь имеется в виду не время семи лет, когда они прошли, видно из самих слов, а именно: когда семь лет изобилия, бывшего в земле Египетской, кончились, то есть когда изобилие, бывшее в земле Египетской, кончилось. После этого изобилия, вызванного обильным урожаем, наступил голод, когда ничего не собирали в житницы и хранилища, и, следовательно, не накапливали зерна, [как] в прежние времена. В духовном смысле это означает, что когда люди пресытились, даже до избытка, познаниями, почерпнутыми из вещей духовных, тогда пришли познания вещей естественных, которые полностью задушили землю и сделали этот разум невозделанным и иссушенным, или “взорванным восточным ветром” [ст. 23]. Таким образом, они задушили жатву и сделали землю полностью иссушенной. В результате наступил голод, то есть отсутствие познания духовных вещей и, следовательно, веры в Бога Мессию. То, что познание естественных вещей, приобретаемое и разжигаемое любовью к миру и себе, иссушает землю и уничтожает урожай, лишая разум подлинного света и жизни, которые исходят исключительно от веры, настолько хорошо известно, что не нуждается в дополнительных доказательствах, кроме тех, что были приведены выше [n. 2342].
  2. То, что голод должен наступить и уже наступил, также хорошо известно, поскольку он был предсказан. Поэтому в тексте добавлено: “согласно тому, что сказал Иосиф”, то есть согласно тому, что Бог Мессия, которого подразумевает Иосиф, предсказал в Своем Слове. Но об этом голоде, а также о семи годах см. выше.
  3. И был голод во всех землях; но во всей земле Египетской был хлеб (ст. 54). В ближайшем смысле это означает, что в земле Египетской еще оставалось достаточно от избытка продуктов прежних лет, чтобы люди могли наслаждаться изобилием; то есть в первый период, когда голод распространялся по всему земному шару.
  4. В духовном смысле это означает, что в конце каждого семилетия повсюду распространялся всеобщий голод в духовных вещах, или недостаток веры. Только в той земле, где был Иосиф, то есть Бог-Мессия, который подразумевается под Иосифом, не было духовного голода. Следует отметить, что земля, где находится Бог Мессия, называется землей Египетской, и что в первый период там царит избыток. Так было в первый период сразу после Ноя, когда Бог Мессия явился людям и учил их. Однако позже этот избыток, то есть вера, уменьшился, вплоть до времени Моисея. Тогда тоже не было веры, то есть наступил голод по всей земле. Затем снова явился Бог Мессия, и вот, у еврейского народа появился духовный хлеб или манна. Бог Мессия являлся им и наставлял их; Он присутствовал в чудесах, на горе Синай3 , в скинии и т. д. Но с этого времени по всему миру снова начался сильный голод, особенно среди еврейского народа, в котором не было веры. Снова явился Бог Мессия, Который Сам есть небесный хлеб и Которого символизирует манна, сошедшая с неба; и таким образом снова появился хлеб в земле Египетской, то есть в той земле, где был Мессия, которого символизировал Иосиф. Однако с того времени и до конца дней голод будет снова усиливаться по всему земному шару, пока наконец, как уже говорилось выше [n. 2296, 2302], люди ничего не почувствуют из того изобилия, которое было вначале. Так происходит и сейчас, ибо люди не знают духовных и небесных вещей; они затуманили их познанием естественных вещей и находятся в такой ночи, что не могут видеть даже того, что находится в свете. Таким образом, наступило время, когда Бог Мессия должен прийти в Своей славе и стать высшим светом небесных вещей и т. д. и т. п.
    3 В автографе – Сион; см. n. 234g.
  5. И после, когда вся земля Египетская страдала от голода и народ вопил к фараону о хлебе, фараон сказал всему Египту: пойдите к Иосифу; что он скажет вам, то сделайте (ст. 55). То, что эти слова подразумевают в духовном смысле, ясно видно из того, что впоследствии Египетская земля также страдала от духовного голода, то есть вера пришла в упадок именно там, а именно в той земле, где находился Мессия, которого подразумевает Иосиф; ибо голод постепенно растет и усиливается. Так было в еврейском народе после Моисея; так было и впоследствии, со времени пришествия Бога-Мессии и до наших дней.
  6. И теперь в тексте ясно указано, к кому люди должны направлять свои мольбы, а именно: они должны идти к Иосифу, то есть к Богу Мессии, а не к кому-либо другому; и им приказано делать то, что он скажет. То, что это было заповедано, не вызывает сомнений, ибо Ему дана власть на всем земном шаре и на всем небе [Мф. 28:18], как было сказано выше [n. 2349 и далее]. Поэтому им было запрещено возносить свои мольбы о духовном хлебе к кому-либо другому, ибо Он один повелевает всем, как было сказано выше, стихи 39-44. Это сказано для всего Египта, а также для всего земного шара, как хорошо известно.
  7. И так как голод был по всему лицу земли, то Иосиф открыл все грехи, которые у него были4 и продал в Египет (стих 56). Здесь не вызывает сомнений, что этот духовный голод преобладал и преобладает во всех землях, как уже говорилось; ибо мы читаем: голод был по всему лицу земли.
    4 У Шмидиуса написано in quibus [cibus] fuit (в котором была пища), но Сведенборг игнорирует это интерполированное слово.
  8. Также ясно, что под Иосифом подразумевается сам Бог-Мессия. Сами слова подразумевают это, а именно: Иосиф открыл все, в чем он находился; ибо, как часто говорилось выше, Бог Мессия – это Все во всем; в Нем все, и Он во всем; Он – Благословение, Он – Спасение, Он – Царство и т. д. Поэтому сказано: “Он открыл все, в чем был”. Иосиф не мог быть во всех вещах, и эти слова, ясные в духовном смысле, неясны в смысле, применимом к Иосифу, который, похоже, заключается в том, что запасы пищи были с ним.
  9. То, что он продал Египту, указывает на то, что под Египтом здесь подразумевается земля, где был Бог Мессия, то есть где было Его Слово, и что, как сказано в следующем стихе, люди приходили туда со всего мира и покупали там. Утверждение, что он продавал, более полно подтверждается в последующих стихах, а также тем, как он продавал, а именно: за духовное зерно и хлеб они отдавали десятину и свой наем [гл. 47:19, :24] Бог Мессия дает всем свободно, но требует от них мольбы, веры, плодов веры и тому подобного, что соответствует милосердию Бога Мессии. Это и есть “продажа” в духовном смысле; и она бесплатна. Это не покупка золотом и серебром, ибо такая продажа никогда не может быть заочной. Духовное должно быть отдано за духовное, а мирское – за мирское и т. д. и т. п. Богатства должны соответствовать друг другу. Невозможно оценить одно в обмен на другое, если они не находятся в одном и том же предикате, как он называется. Но об этих вопросах мы будем иметь возможность поговорить позже.
  10. Продажа была сначала в Египет, то есть в землю, где был Бог Мессия, то есть еврейскому народу; но она была и другим народам, которым он позволил приблизиться к нему и купить, как показано в следующем.
  11. И усилился голод в земле Египетской. И пришли все страны в Египет к Иосифу, чтобы купить, потому что голод свирепствовал во всей земле (ст. 56, 57). О том, что голод сначала разразился в земле Египетской, где находился Мессия, о котором говорит Иосиф, можно судить по еврейскому народу, в котором голод разразился так сильно, что они не знали самого Бога Мессии, то есть не имели веры5.
    5 [Маргинальное примечание автора:] См. n. 2579.
  12. О том, что в это последнее время по всему земному шару разразится подобный голод, говорится еще раз; но никому не отказано в том, чтобы прийти к Иосифу, то есть к Богу Мессии, и купить духовный хлеб. О том, что такое купля-продажа, было сказано выше [n. 2422-3], и будет сказано сейчас.
  13. ЖЕНЕЗИЯ XLII

1 Когда Иаков увидел, что в Египте есть зерно, Иаков сказал сыновьям своим: что вы озираетесь?

2 И сказал: вот, я слышал, что есть зерно в Египте; сойдите туда и купите оттуда для нас, чтобы нам жить и не умереть.

3 И десять братьев Иосифа пошли купить зерна в Египте.

4 А Вениамина, брата Иосифова, Иаков не послал с братьями его, ибо, сказал он, чтобы не случилось с ним беды.

5 И пришли сыны Израилевы покупать, посреди пришедших; ибо голод был в земле Ханаанской.

6 И так как Иосиф был господином земли и продавал всем жителям земли, то пришли братья Иосифа и преклонились пред ним, повернувшись лицом6 к земле.
6 См. примечание к n. 2462.

7 И когда Иосиф увидел братьев своих, то узнал их; но поступил с ними, как с чужими, и говорил с ними грубые слова; и сказал им: откуда вы пришли? А они сказали: из земли Ханаанской, чтобы купить пищи.

8 И знал Иосиф братьев своих, а они не знали его.

9 И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им: вы соглядатаи, чтобы видеть наготу земли, в которую вы пришли.

10 А они сказали ему: нет, господин мой, но рабы твои пришли купить пищи.

11 Мы все сыновья одного человека; мы люди честные; рабы твои никогда не были шпионами.

12 И он сказал им: нет, но посмотреть на наготу земли вы пришли.

13 И сказали они: рабы твои – двенадцать братьев, сыновья одного человека в земле Ханаанской; и вот, младший из них ныне с отцом нашим, а одного нет.

14 И сказал им Иосиф: вот то, что я говорил вам, говоря: вы соглядатаи:

15 этим вы будете доказаны. жизнью фараона, если вы пойдете, кроме младшего брата вашего.

16 Пошлите одного из вас, который приведет брата вашего, а вы между тем будьте пленниками, чтобы таким образом доказаны были слова ваши, правда ли с вами; а то, клянусь жизнью фараона, вы шпионы.

17 И посадил их вместе в палату на три дня.

18 На третий день Иосиф сказал им: вот, что я делаю, и живу; я боюсь Бога:

19 если вы люди честные, то пусть один из братьев ваших будет связан в [доме] темницы вашей; а вы идите, несите купленное зерно7 от голода в дома ваши:
7 См. примечание к n. 2501.

20 А младшего брата вашего приведите ко мне, чтобы подтвердились слова ваши, что вы не умрете. И они сделали это.

21 И сказали они, каждый брату своему: конечно, мы виновны в деле брата нашего, муки души которого мы видели, когда он просил нас, а мы не слушали; потому и настигло нас это мучение.

22 И отвечал им Рувим, говоря: не говорил ли я вам, говоря: не грешите против отрока? но вы не послушали; итак, вот, кровь его также требуется.

23 И не знали они, что Иосиф слышал их, ибо между ними был переводчик.

24 И отступил от них, и плакал, и опять возвратился к ним, и говорил с ними; и взял Симеона от них, и связал его пред глазами их.

Выше [гл. 41:56-7] говорилось, что Иосиф открыл житницы и хранилища и продавал зерно не только всем, кто был в Египте, но и всей земле. Благословение было столь велико, что, хотя он собрал лишь пятую часть урожая семи лет, этого хватило на семь лет не только для жителей земли Египетской, но и для всех соседних стран, вплоть до земли Ханаанской и далее. Земли за пределами Египта здесь названы “всем лицом земли” [гл. 41:56], чтобы в духовном смысле понимать под этим весь земной шар. То, что этой кучи хватило на такое количество жителей в течение семи лет, означает духовную пищу, которая так изобильна, как было сказано выше [n. 2391] и как показал Сам Бог Мессия, и в то же время был дважды представлен среди еврейского народа, когда Он накормил те же тысячи, в один раз пятью листьями [Мф. 14:7; Мк. 6:41; Лк. 9:16; Ин. 6:11], а в другой – семью [Мф. 15:36]; а также рыбами, и так с зерном и пищей.8
8 [Маргинальное примечание автора:] См. n. 2515-25; см. n. 2527. [На самом деле речь идет о п. 2514-2526, но, согласно обычной практике Сведенборга, в них не включены первое и последнее числа; в противном случае он добавляет слово “включительно”].

  1. То, что было сказано выше, а также то, что еще предстоит сказать, затрагивает подобные вещи не только в человеке, рассматриваемом как таковой, но и в обществах, малых и больших, поскольку затрагивает их в особенности на всем земном шаре; и это, что касается времени, в пределах периода лет, немногих или многих, а также в пределах трех великих септенниалов, и особенно в пределах великого дня, недели, года, септенниала, века, простирающегося от Ноя до конца мира.
  2. Что касается отдельного человека, то под зерном и пищей, проданными Иосифом тем, кто был в земле Египетской, подразумевается также человек сам по себе, когда он приобретает для себя познания во время изобилия; а позже, во время мужества и старости, когда наступает голод, и это происходит по многим причинам, эти собранные вместе познания извлекаются как из кладовых, будучи проданы9 Иосифом; ибо никто другой не извлекает и не приносит их, кроме самого Бога Мессии.
    9 В автографе – emuntur (купленный).
  3. Кроме того, что касается отдельного человека, то под зерном и пищей, проданными Иосифом пришедшим из Египта, подразумевается, что человек, хотя и обладающий малым количеством познаний, все же идет к Слову Божьему; в те места, где есть Слово и познания; в церковь Бога Мессии, куда его ведут; и таким образом покупает хлеб. Это означает, что Бог Мессия приглашает всех к Себе, чтобы они могли свободно покупать хлеб [Ис. 55:1, :10, :11]. О том, что значит “свободно”, было сказано выше [n. 2422].
  4. Начиная со времени их исправления, то есть с того времени, когда они начинают видеть свет, то же самое происходит в семьях, в поколениях, в обществах, малых и больших, [как это происходит] на всем земном шаре, со времен Ноя и до конца мира; и так же в каждом обществе, со времени его исправления. Свет или утро переходит в день, то есть от весны переходит к лету, а затем от лета к осени и зиме, как день к вечеру и ночи. Но Бог Мессия так распоряжается всем, что во время вечера и ночи или во время осени и зимы люди все еще могут покупать пищу и зерно; то есть им дается Слово Бога Мессии, то есть они могут покупать у Слова Бога Мессии, у служителей Церкви, из других источников, которые различными способами представляют Бога Мессию; ибо ничто не происходит не от Бога Мессии, который один распоряжается этими вещами и делает чудесное обеспечение.
  5. Именно эти несколько вещей, о которых мы только что говорили, являются предметом рассмотрения здесь, помимо многих других вопросов, дальнейшее изложение которых я пропускаю; ибо вещи, содержащиеся в Слове Бога Мессии, бесконечны, в нем нет ничего, что не было бы самой универсальной истиной, то есть самой истиной. В тексте эта истина проявляется в конкретном виде, а именно в жизни Иосифа и многих других, упомянутых выше. Следовательно, среди всех приведенных здесь обстоятельств нет ни одного, в котором бы не скрывалась универсальная истина. Что же касается того, что эта истина имеет в виду, то это можно заключить из серии; ибо каждая универсальная истина применяется к тому, что присутствует, и, таким образом, на то, что она имеет в виду, указывает то, что предшествует и то, что следует. Отсюда видно, как много заложено в каждом отдельном слове Слова Божьего Мессии, и что нет ничего в отношении обществ, величайшего, меньшего и наименьшего, чего бы оно не имело в виду во всеобщем и единственном числе; и это при неограниченном разнообразии, поскольку нет ничего совершенно одинакового. Способы меняют предмет, но сам по себе этот предмет остается тем же самым, хотя с помощью способов он облекается в другие формы и другие лица. В том, что излагается в деяниях Иосифа и других, есть примеры таких предметов или сущностных истин. Они, конечно, меняются в зависимости от тех обстоятельств, которые следуют в череде деяний каждой жизни; но отдельных людей вел по этому пути один лишь Бог-Мессия – вел так, чтобы они могли быть примерами. Более того, в Слове и посредством Слова описываются только те обстоятельства, которые могут служить примером. В то же время они описаны таким образом, что становится очевидным, что в глубине слов содержатся сами истины, и что слова следуют друг за другом непрерывным рядом, и так относятся к тем вещам, которые называются жизненными действиями, к которым сами слова применяются не так, как к вещам внутренним. Поэтому необходимо проверять сами слова оригинального текста. Не следует также обращать внимание на изящества латинского или другого языка; ибо в этом случае преследуется совершенно иная цель, нежели наставление мира в вещах духовных и небесных, а именно: изучение чисто исторических вопросов, в которых, если брать их самих по себе, нет жизни. То, что рассказанное об Иосифе или его жизни учит людей изнутри и вдохновляет их на жизнь, подобную жизни Иосифа, видно из Псалма Давида 105:21-2, где, говоря об Иосифе, он говорит: “Он сделал его господином дома своего и владыкой всего владения своего. Чтобы побеждать князей своих по своему желанию и старцев своих, чтобы учить их”.
  6. Но хотя эти деяния жизни заключают в себе столь великое множество вещей, все же они относятся в большей степени к тому, что произойдет в конце дней, ко времени, когда всеобщая ночь охватит жителей земли, то есть когда свет истин, явленных от начала мира до наших дней, погибнет, и это с пропорциональным увеличением по мере появления света, то есть сначала через откровения в первобытной церкви, затем еще больше во времена Моисея, и еще больше во времена самого Бога Мессии. Таким образом, продовольствие и зерно накапливались так, что превосходили всякое число (гл. 41:49). И вот наступает этот голод, больший, чем когда-либо прежде; ибо почти нет веры, кроме как в их среде, где остается костный мозг и ядро, как бы еще живое, и таким образом посреди городов (там же, ст. 48).
  7. Когда Иаков увидел, что в Египте есть зерно, Иаков сказал сыновьям своим: что вы смотрите вокруг? (стих 1). О том, что голод был на всем земном шаре, а зерно было только в Египте, где находился Иосиф, было сказано выше [n. 2417]. Что подразумевается под зерном, а что – под Египтом, также было объяснено выше.
  8. А теперь мы переходим к голоду в земле Ханаанской, а точнее, к тому голоду, который был в доме Иакова. Следует заметить, что под домом Иакова правильно понимать самого Иакова и его сыновей; и что, хотя раньше они жили в изобилии, и Бог Мессия был открыт самому Иакову и учил его, тем не менее, там наступил великий голод, то есть, что у них не было веры в Бога Мессию, и, таким образом, вера Авраама теперь настолько исчезла, что Иаков, и особенно его сыновья, поклонялись другому богу. Это и есть голод, понимаемый в духовном смысле, который теперь вторгся в дом Иакова.1
    1 [Маргинальное примечание автора:] См. с. 2648-52.
  9. То, что Иаков все еще поклонялся иному богу, нежели Бог Авраама, ясно видно из последующих стихов2 (и мы еще поговорим об этом), а также из самой серии.
    2 См. гл. 48:15, :16, n. 2819 и далее.
  10. Это современное обстоятельство рассматривается и обозначается в тексте; но текст также обозначает потомство Иакова, среди которого во времена Мессии царил такой сильный голод, что почти никто из них не приходил покупать. По этой причине они также погибли от голода и были отторгнуты от земли; ибо если бы они не пришли покупать, то земля была бы отторгнута, как мы читаем в главе 41:36, и это также произошло. Когда наступил этот голод, потомство Иакова было недалеко от гибели: его поддерживали только те, кто находился среди городов [гл. 41:48] – как уже говорилось выше [n. 2432].
  11. Такой же голод продолжался среди этого народа и после тех времен, и продолжается до сих пор. Что касается того, что произойдет позже, а именно в конце дней, то на это также указывается в тексте, а именно: они придут покупать пищу у Иосифа, то есть у Бога-Мессии, который подразумевается под Иосифом. Следует заметить, что здесь говорится об Иакове, который послал своих сыновей в Египет купить зерна, и когда они пришли туда, то не знали Иосифа, хотя Иосиф знал их всех и в то же время дела их жизни; и, несмотря на их характер, он тогда плакал, как и Бог Мессия плакал, когда увидел Иерусалим, что он будет отсечен [Лк. 19:41]. Однако когда сыновья Иакова отправились в путь, они называются сыновьями Израиля. Что касается того, кто они такие в духовном и универсальном смысле, то это, по словам Бога Мессии, будет видно из 5-го стиха, который следует за этим.
  12. В последующем следует отметить, как было сказано выше [n. 2437], что эти сыновья, то есть братья Иосифа, называются иногда сыновьями Иакова, а иногда сыновьями Израиля. Так и их отец называется то Иаковом, то Израилем, как его называл сам Бог Мессия (гл. 46:1 и :2 и др.), когда еще было сказано, что его имя должно быть уже не Иаков, а Израиль, как ясно сказано и заповедано в главе 32:28 и главе 3510. Тем не менее, в Слове Божьем Мессия по-прежнему называется Иаковом, а иногда Израилем, как [выше, а также] в главе 49:2 и т. д. Поэтому под Иаковом подразумевается одно, а под Израилем – другое: под Иаковом – его собственные сыновья и, таким образом, его потомки, а под Израилем – те на всем земном шаре, кто находится в более внутренней и глубинной церкви Бога Мессии, то есть те, кто находится среди сыновей или потомков Иакова, как, например, Иосиф и подобные ему. В конечном счете, однако, под Иаковом подразумевается враг Бога Мессии, а именно тот, кто держит Его за пяту и сокрушает ее, как змей в раю [гл. 3:15]. Израиль, таким образом, в высшем смысле представляет самого Бога Мессию; ибо, как змей в духовном смысле представляет хитрость, подобную той, что есть у дьявола, так и он представляет благоразумие, подобное тому, что есть в Мессии. Поэтому перед всем еврейским народом повесили медного змея, чтобы всякий, кто взглянет на него, мог исцелиться от укуса змей [Числ. 21:9]. Так и во всех других случаях противоположности представлены одной и той же вещью, в полном соответствии с пониманием представляемых вещей. Так, в Иакове представлен змей, который обманул и до сих пор обманывает Адама и весь мир, а в Израиле – змей среди евреев, который исцелил и до сих пор исцеляет всех людей.
  13. Как противоположности представлены в одном человеке или в одном предмете, хорошо видно на примере змея; это происходит из интуиции человека. Точно так же противоположности представлены в человеке, как в случае с Иаковом; это проистекает из интуиции Бога-Мессии. Когда в Иакове Он увидел Авраама, а также Иосифа, и в то же время Себя, который родится в его потомстве, и, следовательно, тех, кого обозначают Авраам и Иосиф, то он назван Израилем. В остальном противоположности никогда не могут существовать в одном и том же человеке одновременно, чтобы они обе властвовали; но они могут существовать в последовательности времени. Так, когда человек рождается и формируется, он рождается и формируется в любви к миру и себе, а значит, в любви, вождем и факелом которой является дьявол; но когда он исправляется, он формируется в другого и нового человека. Что касается того, был ли Иаков таким образом исправлен или обновлен, то в Слове Божьего Мессии об этом ничего не говорится. Он еще не был обновлен, когда отправился в Египет, что ясно видно из слов самого Бога Мессии (гл. 46:1, :2, :3); и о его жизни в Египте ничего не говорится, только о его пророчестве, смерти и погребении.
  14. И вот, в тексте Иаков говорит первым, и действительно, он сказал своим сыновьям: “Зачем вы озираетесь?” Из этих слов видно, что Иаков как Иаков сначала созывает своих сыновей, а затем обращается к ним. Таким образом, это было сделано им как Иаковом. После этого он снова говорит и повторяет те же слова (стих 2). Однако он меняет те слова, которые касаются их жизни и смерти, и называет их “братьями Иосифа” [стих 3], а в стихе 5 – “сыновьями Израиля”.
  15. Из этого наиболее ясно следует, что и Иаков, и его десять сыновей представляют собой двойную личность, о которой мы только что говорили [n. 2438-9]; и что эта личность отличается именами “Израиль”, “сыновья Израиля”, “братья Иосифа” и т. д.
  16. Из этого ясно, что не сыновья Иакова как Иаков пришли к Иосифу покупать зерно, а сыновья Израиля, которые пришли “посреди пришедших”, как мы читаем в стихе 5, что означает, что под теми, кто купил зерно у Иосифа, подразумеваются совершенно другие люди, как станет ясно позже.
  17. Что касается того, как обстоит дело в данном случае, то это может быть полностью очевидно из последующего ряда, а именно, из вида зерна, которое сыновья Иакова получили от Иосифа как сыновья Иакова, и вида, который они получили как сыновья Израиля; ибо под пищей, зерном и хлебом подразумеваются вещи духовные и небесные, а под Иосифом – сам Мессия.
  18. В целом следует считать, что под Иаковом и его сыновьями подразумеваются все его потомки вплоть до сегодняшнего дня, которые не знают Мессию и не имеют о нем никакого представления, как это было с этими сыновьями в отношении Иосифа. Но под Израилем подразумеваются все те на всем земном шаре, а также среди этого народа, кто находится “посреди пришедших” [ст. 5], то есть те, кто в более внутренних и сокровенных вещах обожает Мессию.
  19. Здесь сначала говорится, что Иаков увидел, а затем, в следующем стихе, что он услышал, что в Египте есть зерно. Что такое “видеть”, было объяснено в другом месте [n. 693], смысл в том, что он понял, что там есть зерно, то есть то, что обозначается словом “зерно”. Его дом был таков, что испытывал сильнейший духовный голод: в нем не было веры в Бога-Мессию, но была вера в других богов, которым они воздавали почести, потому что те обогащали их или делали их богатыми. Таким образом, их вера была отвращена от Бога Мессии. То, что Иаков видел и понимал это, очевидно; ведь Бог Мессия так часто являлся ему и говорил, что Он – Бог Авраама и Исаака, как в главе 46:3 и несколько раз до этого; Иаков же различал Бога Авраама, Бога Исаака и своего собственного Бога, которого он обожал, потому что он кормил его и делал его процветающим в мире, как уже говорилось несколько раз до этого, и снова в главе 48:15. Там, хотя Иаков делает Бога Авраама и Исаака одним Богом, он все же упоминает своего собственного Бога, который кормил его; см. сам стих и то, что Бог Мессия разрешает написать там.
  20. Итак, то, что Иаков увидел, означает, что он понял, что там есть такое зерно, что является признаком того, что он знал Бога Мессию. После этого он говорит, что услышал [стих 2], что означает “слушал и слышал”; но [его сыновья] сразу же называются “братьями Иосифа” [стих 3], а затем “сыновьями Израиля” [стих 5], и это для того, чтобы в духовном и универсальном и самом вселенском смысле под ними можно было понимать других, чтобы таким образом была жизнь в Слове Бога Мессии.
  21. Поскольку мы читаем об Иакове, когда он говорит своим сыновьям: “Зачем вы озираетесь?”, то и эти слова в более универсальном и духовном смысле означают то же самое, а именно: хотя они видели, то есть интеллектуально знали, они все же озирались, и это потому, что они хотели купить это зерно в другом месте, а не у Иосифа, то есть хотели обратиться с мольбой о пропитании своей духовной жизни к другому богу, а не к Богу Мессии.
  22. Так же и сейчас, в конце дней, когда наступит самый страшный духовный голод. Тогда и сыновья Иакова, то есть его потомки, называемые евреями, действительно увидят, что зерно есть у Иосифа, то есть у Бога Мессии, в Его Слове и Его Церкви, и все же они будут смотреть по сторонам.
  23. Более того, в конце дней так же будут поступать и они, которые подобны Иакову и его сыновьям, и поэтому должны быть сравнимы с ними. Поэтому, чтобы наше внимание не рассеивалось из-за обилия тем, давайте остановимся только на том, что произойдет в конце дней, во время самого сильного голода. Однако из того, что было до этого, каждый может увидеть, что [различные применения] находятся в гармонии, а разнообразие состоит в способах, то есть в обстоятельствах.
  24. И сказал он: вот, я слышал, что в Египте есть зерно; сойдите туда и купите для нас оттуда, чтобы нам жить и не умереть (ст. 2). О том, что в этих словах сыновья считаются братьями Иосифа и, следовательно, сыновьями Израиля, а не сыновьями Иакова и братьями Иуды, говорилось выше [n. 2438, 2442]. На это указывает сам стиль речи, а также последующие стихи, где они названы “братьями Иосифа” и “сыновьями Израиля” [ст. 3, 5]. Таким образом, это те люди на всем земном шаре, которые находятся “посреди пришедших” [стих 5], те, кто не видит, но слышит, то есть слушает и повинуется. Именно им сказаны эти слова, а именно, что в Египте было зерно, как ясно из самого повторения этих слов3.
    3 [Маргинальное примечание автора:] См. n. 2648-52.
  25. В тексте также добавлено, что мы можем жить и не умирать, и когда под хлебом подразумевается небесный хлеб, это явно означает духовную жизнь и смерть. Эти слова принадлежат тем, кто на всем земном шаре является сыновьями Израиля и братьями Иосифа, то есть тем, о ком можно сказать, что они братья Иосифа и сыновья Израиля, среди евреев в частности и среди всех народов в целом.
  26. Жители земли Ханаанской считали Египет землей, которая была им отвратительна, землей, которая как бы противилась их нравам и их поклонению; более того, это было так сильно, что египтяне не хотели даже есть с евреями, как видно из того, что следует в главе 43:32. Так будет и с иудеями, которые все же должны идти к тем, кто, по их мнению, соответствует характеру, обозначаемому этой землей, то есть к язычникам, которых они ненавидят. Так и в целом все, кто трудится в этот голод зерна, должны идти к тем, кого раньше они ненавидели и отвергали. Таков универсальный смысл этих слов, ибо они относятся к последним дням, когда люди ощутят духовный голод и, видя смерть перед глазами, скажут: “Пойдите, купите, чтобы нам жить и не умереть”.
  27. Итак, десять братьев Иосифа отправились покупать зерно в Египет (стих 3). Сказано “спуститься в Египет” и “подняться в землю Ханаанскую”, ибо земля Ханаанская представляет собой земной рай и Царство Бога Мессии. Чтобы овладеть землей Ханаанской, братья Иосифа должны были сначала спуститься вниз и, по сути, попасть в плен, который обозначается землей Египетской; как это сделал Авраам, который тоже спустился в Египет, но затем поднялся в Беершебу в земле Ханаанской [гл. 12:10, 22:19]; также и Иосиф, кости которого попали в землю Ханаанскую; все по примеру Бога Мессии, который также спустился в Египет, то есть в плен, и поэтому в младенчестве его родители ушли с ним [Мф. 2:13-15]. Это, кроме того, имеется в виду в главе 46:3, 4, где речь идет о сошествии в Египет, то есть в плен, и восхождении в землю Ханаанскую, то есть на свободу. Таким образом, под Египтом подразумевается рабство, а под Ханааном – свобода и т. д.
  28. В духовном смысле, таким образом, нет зерна, кроме как в Египте, ибо именно после того, как люди сначала спустились в плен или рабство, им даются духовные дары и т. д.
  29. Но Вениамина, брата Иосифа, Иаков не послал с братьями его, ибо, сказал он, чтобы не случилось с ним беды (ст. 4). В ближайшем смысле это означает, что Иаков не хотел лишиться Вениамина, потому что он был единственным сыном Рахили, который теперь остался у него. В то время он помнил об Иосифе, и поэтому в ближайшем смысле он называет Вениамина братом Иосифа. Понимая также, что Вениамина не любили десять его сыновей, потому что он был тогда в любви отца из-за Рахили, он говорит: “Чтобы не случилось с ним беды, как с Иосифом”. Таким образом, Рахиль погибнет или будет полностью мертва; ведь в то время, когда не было потомства, это было равносильно смерти, как было отмечено выше [n. 1965, 2061]. Это подтверждается и позже, в стихе 38 и главе 43:14. Слова текста также имеют отношение к тому, что следует за ними, и это для того, чтобы все и вся следовало в своем ряду.
  30. Что означает Вениамин, было сказано выше в главе 35:18 [n. 1732 и далее], где также было объяснено, что означает он в главе 49:27, а именно, как там сказано [n. 1735], что это сам Мессия; ибо Мессия представлен одним образом Иосифом, а другим – Вениамином, таким образом, по-разному каждым человеком.
  31. Таким образом, в духовном смысле Вениамин обозначает то, о чем уже говорилось [n. 1732 и далее]. Поэтому, поскольку сыновья Иакова были такими, какими они были, не было позволено, чтобы эти сыновья Иакова взяли его с собой. Будучи столь непохожими на него по уму, они не могли сделать ничего иного, кроме как навлечь на него беду и, возможно, замыслить над ним такой же заговор, как над Иосифом; ибо зло постоянно направлено против добра, как оно направлено сынами мира против тех, кто является сынами Бога Мессии, как мы читаем повсюду. Поэтому теперь Иаков говорит, причем во внутреннем смысле: “Чтобы они не навлекли на него беды”.
  32. В этой истории много говорится о Вениамине, и из этого ряда можно понять, почему сейчас говорит Иаков, а не Израиль. Если бы это был Израиль, он не мог бы произнести слова, препятствующие этому, а именно: “Чтобы не постигла его беда”, ибо Мессия не мог бы тогда подразумеваться под словом “Израиль” в самом глубоком и высшем смысле. Имена даются в соответствии с тем, что относится к внутреннему и высшему смыслу, и они доминируют над внешними вещами. Внутренний смысл относится к тем вещам, которые находятся в жизни самого Мессии. О сыновьях Рахили в Вифлееме мы читаем, что Мессию, тогда еще младенца, искал Ирод, чтобы убить; и что Иосиф был предупрежден во сне, чтобы он ушел в Египет [Мф. 2:13]; точно так же мы читаем позже об Иакове [гл. 46:2-4}. В данном случае, однако, Вениамин остается дома, чтобы избежать подобной опасности; ведь его братья намеревались сделать то, что было предусмотрено тем фактом, что Иаков не отправил его с ними. Вениамин, таким образом, погиб бы окончательно, ибо то, что сказал Иаков и о чем он догадался [ст. 36], было правдой, так как он мог убедиться в этом на примере Иосифа. Впрочем, эти вопросы станут более очевидными из дальнейшего изложения.
  33. Предсказано, что подобное произойдет в конце дней; ведь именно его братья посланы купить зерно, а не брат Иосифа. Это, по милости Божьей, станет ясно, когда мы перейдем к стиху 38 и главе 43:14.
  34. Внутренний смысл этих слов таков, что если бы Вениамин был послан со своими братьями, то, как и Иосиф, он был бы либо убит, либо продан в рабство; ибо таков был характер братьев, что они преследовали со смертельной ненавистью всех, кто был иного нрава и кто, таким образом, родился от Рахили. Об этом с большой ясностью говорится далее. Так, Иосиф сам заподозрил это, когда спросил их о брате их Вениамине; и поскольку они сказали, что они люди честные, он хотел доказать это, увидев, приведут ли они этого брата, а именно Вениамина, к нему; и что в противном случае они умрут, как убийцы своего брата; см. следующее [в стихах 9-20]. Итак, все обстоятельства следуют в таком порядке, [что указывают] на то, что они хотели убить своего брата; но чтобы этого не произошло, Бог Мессия так предусмотрел, что Иосиф сказал им, что они умрут, если не приведут его. Таким образом, он благополучно вошел в Египет, и сыновья Иакова сами привели его, что не могло быть иначе. Поэтому и о Мессии мы читаем, что он благополучно пришел в Египет [Мф. 2:14, :15], чтобы не быть убитым Иродом, а не иудеями или потомками Иакова, которые подговорили Ирода на этот поступок, как это очевидно. Таким образом, он был благополучно избавлен от их рук, как это будет более ясно сейчас. Вот в чем беда, о которой говорит Иаков как Иаков; ибо Иаков тогда не понимал внутренних вещей, а только внешние, а именно, что он был отцом Вениамина по рождению, хотя и не по вере, ибо тогда он назывался Израилем, как видно из дальнейшего. Поэтому всякий раз, когда его называют Иаковом, понимается то, что просто естественно, и соответственно делается предикация; но когда его называют Израилем, понимается то, что духовно, и тогда предикация вытекает из этого. Таким образом, причина, по которой его иногда называют Израилем, а иногда Иаковом, проистекает исключительно из внутреннего. Он был Иаковом, когда рассматривался сам по себе, но Израилем, когда рассматривался в Аврааме, Исааке, Рахили и Иосифе.
  35. И пришли сыны Израилевы покупать, посреди пришедших; ибо голод был в земле Ханаанской (ст. 5). Здесь они названы сыновьями Израиля, а не сыновьями Иакова. Последние4 оглядываются по сторонам, чтобы узнать, где им купить зерно, как сказано в стихе 1; первые же, то есть сыны Израиля, отправляются в путь с целью покупки, чтобы жить и не умереть, как было сказано в стихе 2 [n. 2450]. Под сынами Израиля подразумеваются не все евреи, а только те из них, кто допущен к вещам внутренним, то есть те, кто находится среди тех, кто пришел из земли Ханаанской. Под пришедшими подразумеваются те, кто находится во внутренних вещах, как бы в центре или на оси; и именно для того, чтобы их можно было понимать под сынами Израиля, добавлена эта фраза. Итак, под сынами Израиля подразумеваются все те, кто на всем земном шаре, когда на всем земном шаре усилится голод, отправятся к Иосифу, то есть придут в более внутреннюю и сокровенную церковь Бога Мессии, а значит, и к самому Мессии, и будут учить себя из Слова Бога Мессии, и покупать на нем хлеб для утоления того, что в духовном смысле означает голод. Голод будет в земле Ханаанской, потому что под землей Ханаанской подразумеваются те, кто был и есть, собственно говоря, церковь Бога Мессии, небесный рай, царство Бога Мессии; а что на земле это царство занято неверными и что там установлено царство дьявола, достаточно очевидно из тех, кто в той земле изначально были морями Бога Мессии, но потом превратились в противников и стали называться хананеями. Позже это произошло и с иудеями, которые также превратились в хананеев; точно так же, как Адам, который был в раю, но потом стал таким, что был изгнан оттуда. Таким образом, в земле Ханаанской, где раньше было изобилие, наступил голод. Так тяжкий голод был в доме Иакова и его сыновей; но во времена Авраама, как мы читаем, было изобилие – и вера.
    4 Читаем hi вместо hic.
  36. А так как Иосиф был господином земли и именно он продавал всем жителям земли, то братья Иосифа пришли и преклонились перед ним лицом5 к земле (ст. 6). То, что под Иосифом подразумевается Мессия, здесь ясно видно, ибо он назван господином земли, а Бог Мессия – единственный Господь над всем миром; и именно он продал весь народ земли, то есть весь мир, а не только Египет. Что такое “продажа”, было сказано выше [n. 2422-3].
    5 Согласно еврейскому тексту, здесь должно быть лицо; но Шмидиус, за которым следует Сведенборг, пишет лицо.
  37. Поскольку только Мессия является господином над землей, а те, кто пришел из земли Ханаанской, называются сынами Израиля [ст. 5], следовательно, имеются в виду те, кто будет находиться в вещах внутренних. По этой причине они также называются братьями Иосифа, как и Мессия называет их сыновьями, братьями и родителями, что видно из Слова Божьего Мессии [Мф. 12:49; Мк. 3:34-5].
  38. Это еще больше подтверждает тот факт, что они воздали ему божественную честь, то есть преклонились до земли, как Авраам при виде Бога Мессии; преклонение до земли – это поклонение, которое должен проявлять перед Богом Мессией человек, который есть червь, прах, ничто. Более того, позже говорится, что они обожали его, как в главе 43:26 и :28.
  39. О том, что подобное произойдет в последнее время или в конце дней, когда наступит жесточайший голод, и это для того, чтобы они жили и не умирали, было сказано выше6 [n. 2461]; то есть те [придут] из наций и народов, даже издалека, которые являются сынами Израиля и будут называться Его братьями, как это было при рождении Мессии [Мф. 2:1-2]. Об этом времени мы более подробно расскажем в другом месте.
    6 [Далее следуют слова, зачеркнутые автором:] А именно, что те, кто в своем сердце пытался убить Мессию, бросили Его в яму, как они сделали это с Иосифом.
  40. И когда Иосиф увидел братьев своих, то узнал их; но вел себя с ними, как чужой, и говорил с ними грубые слова; и сказал им: откуда вы пришли? А они сказали: из земли Ханаанской, чтобы купить пищи (ст. 7). Здесь их принимают как людей другого рода7 , и теперь речь идет о сыновьях Иакова, или потомках этого рода. Таким образом, сейчас речь идет не о язычниках или сыновьях Израиля, а о сыновьях Иакова, а в наши дни или в конце дней – о сыновьях Иуды. Их Иосиф теперь называет братьями, потому что они происходят от одного родителя. Так и Мессия называет тех, кто из этого народа, потому что среди этого народа Он был рожден8.
    7 В первоначальном варианте это предложение гласит: “Здесь сцена как бы меняется, и они принимаются” и т. д., но слова “сцена как бы меняется” зачеркнуты. О том, что это было сделано после того, как автор завершил изложение этого раздела (ст. 1-24) главы 42, свидетельствует следующее примечание.
    8 [Маргинальное примечание автора:] Что они сыны Израиля до конца, а не сыны Иакова, и что сцена не меняется, см. n. 2514.
  41. Причина, по которой он вел себя с ними как чужеземец, то есть не как брат, становится понятна из дальнейшего. Более того, то, что он в действительности был возмущен против них, ясно видно из того, что они причинили ему такие великие страдания; относились к нему с такой ненавистью, как к Мессии; пытались убить его; бросили в яму; продали в рабство. Поэтому он говорил с ними резкие слова. Он сделал это, кроме того, потому что не видел своего брата Вениамина и не знал, убили ли они и его. Мессия, которого подразумевает Иосиф, действительно знал это, но в то же время он знал, что если бы Вениамин тоже пошел с ними, они бы убили его и тем самым навлекли бы на него беду [ст. 4]. Поэтому он повел себя как чужак, а не как брат.
  42. Сначала Иосиф спрашивает о причине их прихода, о которой мы говорили выше [n. 2461]. Это произойдет в последнее время, когда Бог Мессия придет в своей славе и увидит своих братьев по плоти, то есть иудеев. Тогда он задаст им такие же вопросы – хотя он прекрасно знает, кто они такие.
  43. И знал Иосиф братьев своих, а они9 не знали его (стих 8). Это полностью согласуется с тем, что было сказано выше, и с тем, что сказано сейчас, а именно: иудеи не признают Бога-Мессию. Они видят в нем владыку всех земель, вплоть до того, что он стал для них камнем преткновения [Ис. 8:14]. Поэтому они никогда не хотели верить в то, что Он – Господь вселенной, хотя это было им открыто. Более того, то, что это произойдет, было предсказано и во сне, и в Слове Бога-Мессии, и устами Самого Бога-Мессии. И все же они не признали Его, когда могли бы признать, если бы только вспомнили Его Слово и откровения; но они были ослеплены.
    9 Латинское слово, переведенное здесь как “знал” (а также соответствующее древнееврейское слово), означает “познавать, узнавать, признавать, знать”.
  44. Так и люди из этого потомства не признают его в последние времена; как те, кто тогда будет жить, так и те, кто будет на небесах. Ибо на небесах происходит то же самое, что и на земле: те, кто не признал Бога-Мессию при жизни, когда он был слугой, так же не признают его и после жизни. И с ними Он будет говорить точно так же.
  45. Как с иудеями, так и с язычниками, которые подобны им, а именно с теми, кто будет называться сынами Иакова, но не сынами Авраама. Бог Мессия знает их всех, и это изнутри.
  46. И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им. Вы соглядатаи, чтобы видеть наготу земли, в которую вы пришли (ст. 9). О том, что под снами подразумеваются откровения и предсказания, было сказано выше [n. 1132, 1893, 2249]. Именно их, как сказано, запомнил Иосиф. То же самое можно сказать и о Боге Мессии, ибо часто [в Слове] говорится, что Бог Мессия помнит Свои обещания и многое другое. Однако если понимать этот текст в самом глубоком смысле, то ситуация складывается таким образом, что, хотя это и предсказано, а именно, что они должны были стать Его рабами, и что это постановлено и предсказано от вечности, тем не менее, чтобы наказать их, Он говорил с ними суровые вещи [стих 7]; то есть, чтобы наказать их, Он говорил с ними суровые вещи [стих 7]. 7], то есть повел себя как чужак и сказал слова, которые следуют за этим; ибо до тех пор, пока они не знают1 Бога Мессию, но почитают Его не как Бога, а как могущественного владыку, которого они почитают за блага земли, и для того, чтобы они могли получить зерно для пропитания своей жизни, он не может поступить иначе, кроме как сурово обратиться к ним. Без знания и признания Его поклонение бесполезно, ибо в сердце своем они поклоняются и обожают не Того, Кого исповедуют устами. Поэтому мы читаем в тексте: “Он же сказал им”.
    1 Или признал; см. прим. к n. 2469.
  47. Они названы соглядатаями, что в ближайшем смысле означает, что они несли враждебные мысли, как враги, и таким образом могли нанести вред Египту и владыке этой земли. Таким образом, обнажается их вражда против Иосифа и его власти; ибо хорошо известно, что они были враждебно настроены против власти Иосифа, как до сих пор настроены иудеи в отношении Мессии и его власти; да и против всех тех, кого обозначает земля, которые не являются иудеями. По их мнению, они их презирают, и если бы им позволили, они бы вторглись во все их владения и нанесли бы им ущерб, как они сделали это в Сихеме [гл. 34:25-9]. Именно на них Иосиф теперь бросает вызов.
  48. Более того, в духовном и внутреннем смысле слово “соглядатаи” относится к наготе земли: оно означает, что они будут шпионить, так ли это, правда ли это; и это не с намерением узнать истину, хотя они видели все своими глазами, но с намерением выведать наготу земли. Именно в этом смысле они названы шпионами, [а именно] чтобы выведать наготу; то есть не для того, чтобы убедиться, что дело обстоит именно так, а для того, чтобы отыскать нечто, что покажется им нагим, с целью напасть на него и полностью опровергнуть. Так обычно бывает со всеми неверными. Они читают Слово Божье Мессии не для того, чтобы поверить в него, а для того, чтобы найти то, что они называют голым, чтобы таким образом ниспровергнуть и уничтожить его. Человек без веры, если он видит тысячу отрывков, которые подтверждают, и только один, который кажется ему голым, нападает на этот один, который в его глазах голый, и проходит мимо тысячи, как будто он их не видит. Это и есть нагота земли, которую, по словам Иосифа, Бог Мессия, понятый им, хотел разглядеть.
  49. Так будет в конце дней с теми, кто придет покупать пищу, какого бы качества она ни была (стих 7; здесь не упоминается зерно или хлеб). Иудеи и им подобные придут не для того, чтобы их наставляли, а с намерением все опошлить. Да, такова их природа, потому что они сами наги, и глаза их настолько ослеплены, что им кажется нагим то, что истинно, и не нагим то, что по сути своей немощно. Таково состояние тех, у кого нет ничего, кроме естественных познаний, которым они приписывают всю силу; а также тех, кто поклоняется чужим богам ради выгоды, и т. д.
  50. И сказали ему: нет, господин мой, но рабы твои пришли купить пищи (ст. 10). В ближайшем смысле, в сознании сыновей Иакова, это было правдой; но в сознании Иосифа, когда под Иосифом понимается Мессия, то есть в духовном смысле, это было неправдой, ибо в этом смысле они были соглядатаями “для наблюдения за наготой земли” [ст. 9]. Однако, по их собственному мнению, они пришли купить пищу, поскольку пришли с целью поддержания жизни, которая была всего лишь телесной.
  51. В тексте они снова называют Иосифа господином, а себя – его слугами, чтобы показать то же самое, что было указано выше [n. 2462-4]. Кроме того, они говорят “пища”, а не “зерно” или “хлеб”; в чем разница между ними в духовном смысле, было сказано выше [n. 2386, 2388].
  52. В конце дней те, кто придет покупать духовную пищу в таком же настроении, как сыновья Иакова, будут говорить так же, ибо они не могут говорить истину. Они говорят, что хотят купить, но только для того, чтобы высмотреть наготу, как уже говорилось [n. 2475].
  53. Мы все сыновья одного человека; мы люди честные; рабы твои никогда не были шпионами (ст. 11). Оставаясь в этом [приближенном] смысле, под словами мы все сыны одного человека подразумевается, что все они от Иакова, то есть являются Иаковом или Иудой, то есть принадлежат к одному роду, и поэтому должны называться иудеями.
  54. Но когда они называли себя людьми честными, это было ложью, ибо Иосиф хорошо знал их честность. Точно так же, когда они говорили, что они не шпионы.
  55. В более глубоком смысле ни одна из этих вещей не была таковой, как они о ней говорили. Так, в глазах Мессии, понимаемого Иосифом, они были ложными; но они были истинными в глазах сыновей Иакова и тех, кто подобен им. Таким образом, противоположность заключается в тех, кто противоположен друг другу по уму и враждебности. До Мессии неправда, что они были сыновьями одного человека. Живущие ныне евреи действительно рождены от Иакова, но они настолько смешались с хананеями и проклятыми народами, что не являются сынами одного человека, а тем более сынами Авраама. Ложно и то, что они были людьми честными, ибо они были кем угодно, только не честными; это хорошо знал Иосиф. То, что они не были шпионами, в глазах Бога Мессии также было ложным, как уже говорилось [n. 2473-5]; ибо в конце дней сыновья Иакова придут и будут шпионить за наготой учения о Боге Мессии, чтобы аннулировать и атаковать его в своих трудах, и будут вести против него войну. Поэтому Иосиф сразу же опровергает их и обвиняет во лжи, говоря И сказал им: нет, не для того вы пришли, чтобы видеть наготу земли (стих 12). Об этих словах и о том, что подразумевается под наготой земли, см. выше [n. 2474].
  56. И сказали они: рабы твои – двенадцать братьев, сыновья одного человека в земле Ханаанской; и вот, младший из них ныне с отцом нашим, а одного нет (ст. 13). Так же будут говорить иудеи и им подобные, то есть поклоняющиеся себе, миру и природе, идолопоклонники, уповающие на себя, презирающие небесное, неверные Так же будут говорить и они: Рабы Твои – двенадцать братьев, то есть мы должны считаться принадлежащими к одному из колен, ибо мы должны быть названы от Рувима, или Симеона, или Левия и т.д. Все они будут проповедовать таким образом. В самом деле, если рассматривать их самих по себе, они будут проповедовать то, что связано с их именами, проповедуя обманчиво в глубине души, хотя и истинно в ближайшем смысле; проповедуя, в частности, что, происходя от Иакова как своего родителя и от того или иного из его сыновей, они являются братьями и товарищами; и это в земле Ханаанской, а значит, в земле, где находится царство их Бога; ибо, поскольку потомки Иакова владели Ханааном, следовательно, они пришли из той обетованной земли; таким образом, они из обетованной земли, и, будучи из той земли, обязательно являются наследниками царства Бога Мессии. Таким образом, в глазах Иосифа, то есть в глазах Мессии, который подразумевается под Иосифом, они говорят неправду, их слова понимаются противоположным образом, потому что эти слова имеют противоположное значение. Они апеллируют к бесчисленным вещам, но все они тщетны, поскольку не имеют веры в Бога-Мессию, Которого они не знают2 , как не знали и Иосифа.
    2 Или признают; см. прим. к n. 2469.
  57. Вот младший ныне с отцом нашим. Для них это истина. В сознании Иосифа этому не поверили, потому что он думал, что и этот был заклан как сын Рахили. О Мессии было известно, что он жив, но все же они держали его в убийственной ненависти, как держали Иосифа, и внутри себя, хотя и не на самом деле, хотели бы убить его; ведь Мессия также подразумевается под Вениамином, хотя и в другом смысле. Таким образом, если бы представился случай, они поступили бы с ним так же, как с Иосифом.
  58. А один – нет. Это тоже ложь, ибо Иосиф был жив; а поскольку он был продан, они могли бы знать, что он выжил, если бы не действовали обманным путем. Подобную ложь они представят и в конце дней.
  59. И сказал им Иосиф: вот то, что я говорил вам, говоря, что вы шпионы (стих 14). О том, что такое шпионы, было сказано выше [n. 274-5, 2481]; смысл в том, что они разглядели наготу земли и таким образом заявили, что все тщетно; далеко не такие люди считают тщетным и баснословным все, что сказано о Боге Мессии, о небесах и Царстве Бога Мессии, о сокровенных вещах в Слове Бога Мессии. В вещах более внутренних и сокровенных они не видят ничего и, таким образом, видят наготу. Полагая все свое внимание на внешние и исторические вещи, они видят именно их. Поэтому они никак иначе не оценивают Слово Бога-Мессии и все, что говорится об откровениях. В сердце своем они говорят, что откровение – это не истина, но устами говорят обратное, и это от страха, как говорили сыновья Иакова в присутствии Иосифа.3
    3 В автографе этот абзац подчеркнут дважды написанным на полях словом “N B”.
  60. Так вы будете доказаны. Жизнью фараона, если вы пойдете туда, кроме младшего брата вашего (стих 15). Ближайший или исторический смысл заключается в том, что Иосиф не поверил их словам, а именно словам о том, что их младший брат еще жив [стих 13]; он думал, что и он был убит, так как они хотели убить его. Поэтому, пока они не привели к нему младшего брата, он не желал признавать их иначе как врагами и разбойниками. Более того, из самой серии ясно видно, что он не хотел открыться им, пока они не представят доказательства того, что они не были убийцами Вениамина. Это подтверждается тем, что он закрыл их в темнице и тем самым отстранил от себя. Ради Вениамина он хотел проявить к ним доброту.
  61. По большому счету дело обстоит следующим образом. Во время рождения Мессии иудеи или дьявол с их помощью, как орудия, пожелали убить Его, как только Он родился, что и [было бы сделано], если бы это было в его власти; что это было позволено, в этом он убедился сам. О самом деле стало известно от царей, которые пришли к Мессии, когда Он родился. От них Ирод получил сведения, и ему стало известно, что Царь Иудейский родился в Вифлееме. Ирод стал расспрашивать этих царей о времени и месте. Более того, он просил их вернуться и сообщить ему о случившемся; но, будучи предупреждены Богом, они не вернулись к Ироду. Тогда, разгоревшись гневом, он повелел убить всех младенцев Вифлеема; по этой причине пророк говорит, что Рахиль оплакивала своих детей – она была похоронена в Вифлееме. Между тем Иосиф, отец Мессии, был предупрежден, чтобы он удалился в Египет, пока не пройдет время. Так и было сделано. Таким образом, он благополучно и безопасно вошел в Египет, как и было сказано пророком [Мф. 2]. Именно это означают слова, сказанные Иосифом в тексте, о том, что он хотел, чтобы его брата Вениамина, родившегося в Вифлееме, [привели] в Египет, чтобы он не был убит своими братьями. О том, что Рахиль оплакивала своих детей, см. Иерем: 31:15; и что он вызвал своего сына из Египта, Ос. 11:1.
  62. Эти обстоятельства, а также то, что Израилю было велено сойти в Египет [гл. 46:2, :3], означают многое, что произойдет в последние времена. Их ни в коем случае нельзя излагать пока, а только в серии, посвященной пленению потомства Иакова в Египте; ибо [там] речь идет о том же самом, а именно: земля Ханаанская сначала будет оставлена для обитания идолопоклонников, где дьявол установит свое царство, которые затем будут изгнаны оттуда. Так же будет и в последние времена.
  63. Поэтому Иосиф хотел вырвать Вениамина из рук сыновей Иакова; и [ясно], что в самом глубоком смысле, где под Иосифом подразумевается Мессия, он хотел призвать Вениамина к себе, то есть тех, кто подразумевается под Вениамином, младшим сыном Рахили. Что же касается того, что эти обстоятельства означают конец дней, то это пока арканы, которые, по божественной милости Бога Мессии, будут раскрыты только в следующем.
  64. Вот что следует сказать в качестве предпосылки: если бы они не привели Вениамина, Иаков не мог бы быть признан отцом, а его сыновья – братьями; ни он, ни они не могли бы называться Израилем. То, что Иаков был назван Израилем, произошло благодаря созерцанию [в нем] Авраама и Исаака, его родителей, и благодаря созерцанию Иосифа и Вениамина. Поэтому, если бы Вениамин не жил или если бы сыновья Иакова не привели Вениамина, они не могли бы быть приняты Иосифом, ибо тогда они не были бы Израилем. Таким образом, Мессия был бы отделен от них, [ибо] единственной группой по-прежнему оставался бы Вениамин. Что касается того, кто это такие, которые будут приведены сейчас, в конце дней, чтобы признать сыновей или потомков Иакова и таким образом доказать, говорили ли они правду, то этого еще не видно. То, что такие будут, очевидно; ведь Иосиф поклялся жизнью фараона, клятва, которая была высшей формой религии, – клятва жизнью правителя народов, как Давид описывает фараона в Псалме 105:20, рассматривая его в самом глубоком смысле. Это клятва, и клятва, которая повторяется, в частности, в следующем стихе.
  65. Пошлите одного из вас, который приведет брата вашего, а вы тем временем будете пленниками, чтобы таким образом доказаны были слова ваши, правда ли с вами, или же, по жизни фараона, вы, конечно, шпионы (ст. 16). Из этих слов снова следует, что десять сыновей Иакова никогда не смогли бы умиротворить Иосифа, если бы с ними не было Вениамина, благодаря которому они были приняты в милость. Между тем Иосиф хотел держать их в качестве пленников и рабов. Таким образом, Иосиф хотел увести Вениамина из отцовского дома4 и умиротворить с его помощью; ибо связь между Богом Мессией и иудеями и теми, кто, подобно иудеям, становится покорным, осуществляется при посредничестве тех, кого подразумевает Вениамин, – при посредничестве внутренней церкви Бога Мессии, без которой нет связи с остальными, далекими от нее. Из них, как из центров, благословение изливается, как на периферию. Если под Иосифом подразумевается Мессия, то под Вениамином – сыновья Бога Мессии, то есть те, кто является внутренними, будучи, собственно, сыновьями Израиля, то есть Рахили, под которой подразумевается внутренняя церковь. Именно по этой причине Иосиф не открывал себя и не принимал сыновей Иакова, пока с ними не был Вениамин. В отсутствие Вениамина он назвал их соглядатаями и, как сказано выше [стих 7], “говорил с ними грубые слова”. Хорошо известно, что Бог Мессия щадит бесчисленное множество людей ради некоторых, как Он пожелал поступить с Содомом и Гоморрой ради пяти пяти человек, которые были хороши [гл. 18:32]; как Он пожелал пощадить потомство Иакова ради Моисея [Исх. 32:7-14, Чис. 14:11-20] и так далее. Поэтому теперь он хотел держать их всех в плену, считая их не иначе как преступниками. Похоже, что подобное произойдет и в конце дней, а именно: они будут примыкать к истинной церкви Бога Мессии и придут вместе с сыновьями церкви. В противном случае им не избежать наказания.
    4 [Зачеркнуто:] и от поклонения богам их.
    5 Можно было бы прочитать “десять”; но см. гл. 18:28.
  66. И собрал их в палату на три дня (ст. 17). Пока Вениамин не был с ними, Иосиф считал их шпионами, а значит, обманщиками, и тем самым отделял от себя. Бог считает все вещи упорядоченными, и это прекрасно в исправившемся человеке. Есть те, кто представляет интеллектуальный разум, то есть те, кто находится во внутреннем мире, есть те, кто представляет естественный разум, то есть те, кто идет следом, а также те, кто находится в теле; ибо Мессия рассматривает все небесное общество как одного человека. Если не хватает тех, кто представляет интеллектуальный разум и его волю, то никогда не смогут приблизиться те, кто представляет естественный разум, и тем более те, кто представляет тело. Естественные умы, в отсутствие тех, кто является интеллектуальным умом, отделены от Бога-Мессии, Который управляет душой; таким образом, они находятся в полном плену и под опекой. В еще большей степени это относится к тем, кто представляет тело. Вот почему Иосиф теперь поместил их в тюрьму.
  67. И теперь, в том, что Бог Мессия призвал своего сына из Египта, согласно словам Осии, 11:1: “Когда Израиль был младенцем, Я возлюбил его и вызвал сына Моего из Египта”, это означает в самом глубоком смысле, что Бог Мессия возлюбил Израиля, когда тот был младенцем, а именно тех, кого обозначает Израиль, то есть тех, кто находится в самой внутренней церкви; и что Он вызвал сына из Египта, а именно из плена, в котором находился Вениамин, среди сыновей Иакова в доме своего отца, будучи среди тех, кто не думал о том, чтобы убить его. Поэтому Мессия, которого подразумевает Иосиф, призвал его из Египта.
  68. Высший смысл, однако, касается только Мессии, который подразумевается и под Иосифом, и под Вениамином. Именно Он и есть Израиль, Израиль – любимое дитя и сын, призванный из Египта, а значит, из плена и опасности от руки Ирода и иудеев [Мф. 2].
    Но эти слова имеют и другие значения, которые раскрываются в череде событий, предоставляемых Богом-Мессией.
  69. На третий же день Иосиф сказал им: вот, сделайте это и живите; я боюсь Бога (стих 18). То, что они были посажены под стражу на три дня, означает, что то же самое делалось от первого дня до последнего, то есть от Ноя и до конца дней; ибо в течение всего этого времени это продолжалось постоянно, а именно: они хотели таким образом обмануть Бога Мессию и купить у него пищу, и на это им был дан аналогичный ответ.
  70. На третий день, то есть в конце дней, к ним обращены последующие слова [ст. 19, 20], вместе с предыдущими [ст. 14-16], ибо тогда они должны будут доказать эту истину. В этой главе не говорится, что они были избавлены от стражи; но то, что это было так, ясно из всего ряда, и это по причине причин, которые следуют за этим.
  71. То, что, тем не менее, описанные выше вещи имеют отношение к концу дней, достаточно ясно из того, что Иосиф говорит: Сие делайте и живите, причем слово сие относится к тому, что он сказал ранее; ибо Иосиф тогда произнес эти слова, чтобы все они относились к третьему дню.
  72. Теперь он добавляет, что они должны делать это, чтобы жить; а в другом стихе – “чтобы подтвердились слова ваши, что вы не умрете”; ибо для них была бы верная смерть, если бы они не привели Вениамина, и они сами сказали об этом Иакову. В Церкви Бога Мессии те, кто представляет естественные умы, при отсутствии связи, образованной теми, кто представляет интеллектуальные умы; так братья Иосифа при отсутствии его настоящего брата Вениамина; никогда не могли быть приняты в общество, но жили бы отдельно и, таким образом, полностью погибли бы, как сказано выше [n. 2491-2]; ибо тогда они перестали бы быть Израилем.
  73. Итак, имеется в виду, что природные люди никогда не могут быть соединены с Богом Мессией иначе, чем посредством духовных людей; так же как познания природных вещей никогда не могут быть соединены с духовными вещами иначе, чем посредством познаний, которые полностью соединяют их; ибо познания природных вещей, обычно называемые науками, никогда не могут быть соединены [с духовными вещами] без той связи, которая осуществляется только Богом Мессией. Таким образом, древо познания должно быть таким, чтобы оно было подобно древу познания посреди плодового сада до грехопадения; в противном случае новый рай не будет воздвигнут. Это дерево создано только Богом Мессией.
  74. Иосиф говорит: “Я боюсь Бога”, чтобы дать им понять, что он поклоняется Богу Мессии и не похож на них самих, которые не боятся Бога Мессии; а также для того, чтобы поставить их перед фактом, что они знают7 Бога Авраама, то есть Бога Мессию. Он говорит, что боится Бога, [имея в виду], что иначе не могло бы случиться, чтобы они остались невредимы; а также, что таким образом он обеспечил их безопасность.
    7 Или признать; см. прим. к n. 2469.
  75. Если вы люди честные, то пусть один из братьев ваших будет связан в [доме8] темницы вашей, а вы идите, несите купленное зерно от голода в дома ваши9 (ст. 19). И теперь приводится первая причина, по которой их отсылают домой, а именно: чтобы они взяли купленное зерно от голода в домах своих, то есть в духовном смысле, чтобы они несли то, что обозначается зерном; а о том, что это вера в Бога Мессию, было сказано выше [n. 2334, 2390-1]. Тот факт, что это называется купленным зерном, от голода в их домах, ясно указывает на то, что такой голод существовал у них в доме, и, таким образом, они несли купленное зерно самого голода, чтобы их дом не погиб. Это также имеет отношение к последующим событиям, ибо далее указывается, как было куплено зерно, причем куплено не за серебро или деньги, а духовным путем, через плен и тому подобное; и это для того, чтобы они узнали, что сказал им Иосиф. Но эти подробности относятся к тому, что следует далее.
    8 Опущено Шмидиусом, за которым здесь следует Сведенборг.
    9 В Библии слово [иврит] обычно означает разрыв или пролом. Однако в девяти местах (в основном в Бытие) оно используется для обозначения зерна или продукта. Сведенборг переводит его обоими способами в зависимости от контекста. Оно происходит от корня [ивр.], который означает ломать. Однако в ряде отрывков это слово используется для обозначения покупки или продажи (всегда зерна или продуктов питания). Шмидиус связывает эти два значения, предполагая, что ивр. означает “зерно, купленное для размола на мельнице”. Следовательно (продолжает он), “иврит означает купите для того, чтобы разбить” (Annot. ad Gen. 43:2). Таким образом, там, где это слово встречается в Бытие, он дважды переводит его как зерно (гл. 42:1, :2) и пять раз как купленное зерно. Мы можем добавить, что в данном отрывке перевод Шмидиуса гласит: “Несите купленное зерно (средство) от голода” и т. д. Сведенборг, как обычно, игнорирует это парентетическое дополнение.
  76. Приведите же ко мне младшего брата вашего, чтобы подтвердились слова ваши, что вы не умрете. И они так и сделали (стих 20). Это была вторая причина, по которой их отправили домой. Первая причина заключалась в том, чтобы они не умерли от духовного голода, от которого их защищало купленное зерно; таким образом, они могли сначала приобрести знания. Вторая причина заключалась в том, что они могли привести своего брата. Таким образом, они, несомненно, могли искупить вину “и жить”, как сказано выше [ст. 18], и, как сказано в настоящем тексте, не умереть; ибо без плена в Египте, а также без соединения с братом, то есть с теми, кого понимают под Вениамином, это была верная смерть.1 Далее говорится, что они так и сделали, причем эти слова относятся к тому, что предшествует, а также к тому, что следует. Что касается того, как они это сделали, то это видно из дальнейшего. Под словом “делали” здесь подразумевается послушание.
    1 В автографе это предложение подчеркнуто словом “N B”, написанным на полях.
  77. И сказали они, каждый брату своему: конечно, мы виновны в деле брата нашего, муки души которого мы видели, когда он умолял нас, а мы не слушали; потому и настигло нас это мучение (ст. 21). Эта мысль была вызвана в них для того, чтобы они вспомнили о своем преступлении и в то же время признались в нем перед Иосифом. Это как бы вживляется в каждого человека, чтобы во время опасности перед ним вставали совершенные им деяния и [мысль] о том, что за его преступление полагается наказание, хотя в пору своего процветания люди не только забывают о таких вещах, но и не верят им.
  78. В более внутреннем смысле излагаются вещи, которые Мессия претерпел от рук потомков Иакова. Таким образом, именно страсти Мессии будут вызваны в их памяти, когда эти суровые слова будут сказаны им, и они окажутся в плену. Точно так же в конце дней им придет в голову, что они заслужили все это за то, что сделали против Бога Мессии, что они впоследствии подтвердили в своем сознании. Поэтому стиль речи здесь таков, что один обращается к другому в следующих словах: И сказали они, каждый брату своему: конечно, мы признаны виновными в деле брата нашего”.
  79. То, что в последнее время будут муки и сильное беспокойство, причем такие, как описаны сейчас, видно из многих отрывков в Слове Бога Мессии; ибо хотя они сами не распяли Мессию, но в сердце своем делают это, отвергая Его и питая к Нему ненависть.
  80. И отвечал им Рувим, говоря: не говорил ли я вам, говоря: не грешите против отрока? Но вы не послушали; итак, вот, и кровь его нужна (стих 22). Эти события вызываются, как описано выше [гл. 37:21, :22], для того, чтобы Иосиф услышал их и узнал, что Рувим не дал согласия, чтобы не связывать его. Что касается того, почему Рувим отговорил их, об этом мы говорили выше [n. 1939-91, 1993-4, 1959].
  81. Это Рувим [говорил], потому что в высшем смысле он означает веру, а в высшем – милосердие. Поскольку он был первородным сыном, то есть первым сыном церкви, поэтому через него здесь представлены те, кто имел некоторую веру и, исходя из этого, отговаривался от совершения этого преступления. То, что среди учеников и их родственников были такие, хотя и немногочисленные, хорошо известно. Если бы среди них не было ни одного верующего, это стало бы концом всего народа.
  82. То, что эти слова относятся к Мессии так же, как и совершенные им дела, ясно видно, ибо сказано, что требуется Его кровь. Так будет и в конце дней, и на самом суде. Кровь Мессии оправдывает верных и кровь Мессии осуждает неверных. Кровью обозначается все, что есть в церкви Бога Мессии, как в древней церкви, когда использовались жертвы, так и в новой, когда такие жертвы прекратились. Таким образом, в целом она означает всю веру, более того, всю истину церкви.
  83. И не знали они, что Иосиф слышал их, ибо между ними был толкователь (ст. 23). Отсюда ясно, что они по-прежнему будут считать, что Бог Мессия не слышал их слов и мыслей, как это бывает со всеми неверующими, хотя Он слышит и воспринимает наименьшее из всех. Они также думают, что их можно услышать только через переводчика, но это не так. Наличие толкователя означает, что Бог Мессия слышит только через Своих служителей и священников. Таким образом, под толкователями подразумеваются те, кто возносит свои мольбы к Богу Мессии. Хотя Сам Бог Мессия слышит и знает каждого человека, к Нему не могут обратиться все, пока они не освятятся; ибо, как было сказано выше [n. 2491], порядок идет от внутреннего к внешнему. Поэтому это было сделано для того, чтобы они могли действовать в соответствии с этим порядком; ведь должны быть представлены те, кто более удален, по сравнению с теми, кто ближе [к центру]; отсюда священники и их освящение; но об этом мы подробно поговорим в Исходе. Итак, это толкователь, хотя [Бог Мессия] слышит все, даже самое незначительное; но под слышанием подразумевается проявление милости, как было сказано выше [n. 701, 795-6, 806], когда речь шла о Симеоне; и Он не проявит милость иначе, как через посредство действительной веры, как было сказано там же.
  84. И отвернулся от них, и плакал, и опять возвратился к ним, и говорил с ними; и взял Симеона от них, и связал его пред глазами их (ст. 24). То, что Иосиф связал только Симеона, то есть не связал первенца, Рувима, [объясняется тем, что сказал Рувим]. Рувиму следовало говорить так, как он говорил, ибо таким образом Иосиф узнал, что Рувим не желал этого преступления; поэтому он взял Симеона, который был следующим по рождению. Таким образом, Иосиф получил указание не брать Рувима.
  85. Эти слова изложены таким образом, что Иосиф мог даже поверить, что Вениамин испытывал те же муки, что и он сам, и что Вениамин был убит; поэтому именно по этой причине он поступил так, как поступил, то есть заплакал и связал Симеона. Но поскольку он больше ничего не говорит о Вениамине, похоже, что он понял, что они говорили о себе.
  86. Причина, по которой Иосиф плакал и почему он связал Симеона, очевидна, а именно: они признались в своих преступлениях; ибо преступления должны быть сначала признаны перед Богом Мессией, а затем, после признания, приходит милость и, таким образом, вера, как часто говорилось выше. Милость же, а значит, и прощение, приходит от действительной веры, то есть от послушания, что и обозначается Симеоном, то есть именем Симеон. Покаяние – это то, что следует за ним; и чтобы оно могло последовать, тот, кто обозначает послушание, должен быть связан.2 Подобно тому, как исповедание предшествует, а вера следует за ним, Бог-Мессия действует таким образом, так и требуется ПОКАЯНИЕ; а оно существует только посредством таких вещей, которые возбуждают покаяние. Так, Симеон связан, чтобы возбудить покаяние; поэтому мы читаем, что это было сделано на их глазах, и Иосиф был так тронут этим, что прослезился. Ему было жаль их, но пока он мог плакать о них только как о тех, кто совершил зло и кого он желает привести к покаянию. Он жалеет их, когда они признаются в своих преступлениях, то есть когда они делают то, что сейчас сделали сыны Израиля.
    2 В автографе это предложение подчеркнуто словом “N B”, написанным на полях.
  87. Все эти обстоятельства, Его плач, возвращение к ним и связывание Симеона, были явными знаками Его любви, чтобы привести их к покаянию; ибо связывание – это не наказание, а исправление и побуждение к покаянию.
  88. Все события, о которых здесь говорится, связаны с покаянием; оно следует за исповедью, а исповедь – за наказанием. Таким образом, наказания постепенно становятся все более суровыми; то есть сначала Иосиф говорил суровые слова, затем бросил их в темницу, а когда они признались в своих преступлениях, связал Симеона; и это для того, чтобы помиловать их и привести к покаянию. Такова последовательность действий, используемых Богом-Мессией, чтобы наставить человека на путь истины. Поэтому в данном тексте, как и в предыдущих, имеются в виду сыны Израиля, а не сыны Иакова: сыны Иакова – это те, с кем не обращаются подобным образом. Эти действия – знаки любви и милосердия, а здесь представлены именно реальные шаги.3
    3 В автографе этот абзац подчеркнут словом “N B”, написанным четыре раза на полях.
  89. ГЕНЕЗИС XLII

25 Тогда Иосиф велел наполнить мешки их зерном и возвратить серебро их, серебро каждого в его мешок, и дать им хлеба, провизии на дорогу; и так он поступил с ними.

26 И возложили они купленное ими зерно на ослов своих и отправились в путь.

27 И когда один из них открыл мешок свой, чтобы дать ослу своему провизию на постоялом дворе, то увидел серебро свое, ибо вот, оно было в горле мешка его.

28 И сказал он братьям своим: серебро мое возвращено, и вот, оно даже в мешке моем. Тогда сердце их не выдержало, и, трепеща, они обратились каждый к брату своему, говоря: за что Бог так поступил с нами?

Когда Иосиф так поступил со своими братьями, как описано выше, и в духовном смысле, когда Бог Мессия постепенно привел сынов Израиля к покаянию, согласно описанию в духовном смысле, тогда Он дарует им то, что вытекает из этого, то есть то, что в духовном смысле обозначается зерном и хлебом. То, что это благословения, очевидно. Благословения бывают трех степеней, а именно: [1] небесные благословения, которые являются высшими и заключаются в изобилии духовных и небесных благ, получаемых исключительно по вере. [2] Посредственные или низшие благословения4 , которые следуют из веры, такие как благотворительность, довольство своим имуществом и тому подобное; они являются плодами веры и касаются обществ, в которых находится человек. [3] Низшие блага – это процветание, изобилие и тому подобное. Эти три вида благословений описаны в главе 49:25, где небесные или высшие благословения названы “благословениями небес сверху”, низшие – “благословениями груди и чрева”, а самые низкие – “благословениями глубины, лежащей внизу”.
4 [Зачеркнуто:] изобилие таких вещей, которые зависят от их разума.

  1. Итак, это те благословения, которые подразумеваются под зерном и хлебом, которые Иосиф дал своим братьям, и которые Бог Мессия дает сынам Израиля; но поскольку в данном случае имеются в виду прежде всего духовные благословения, он не пожелал, чтобы они были куплены за деньги или серебро. Духовные и небесные вещи даются Богом Мессией безвозмездно и не могут быть приобретены за деньги, ибо их количество неограниченно, в то время как деньги мерзки, то есть абсолютно мерзки, так что эти превосходные и чрезвычайно ценные вещи никогда не могут быть куплены за них. По этой причине Иосиф вернул им серебро, положив его в мешок каждого. Это ясно следует из слов этого человека в главе 43:23, где мы читаем: “Мир вам, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам тайное сокровище в мешках ваших. Серебро ваше пришло ко мне”. Затем он привел к ним Симеона”. А теперь перейдем к тексту.
  2. Тогда Иосиф велел наполнить мешки их зерном и возвратить серебро их, серебро каждого в его мешок, и дать им хлеба, провизии на дорогу; и так он поступил с ними (ст. 25). Почему так поступил Иосиф, ясно: потому что он был тронут жалостью к ним, вплоть до плача; потому что они были его братьями; и потому что он вспомнил многое из того, что было предсказано, [а именно] что он будет продан в Египет и таким образом обеспечит их безопасность во время голода, и т. д., и т. п. Поэтому он вернул им серебро и в то же время дал им провизию на дорогу.
  3. Но поскольку в каждом из этих слов заключены духовные вещи, то имеется в виду, что Бог Мессия благословил их благословениями тройного рода, обозначенными зерном, хлебом и серебром. О том, что под зерном подразумевается духовное благословение, было сказано выше [n. 2515-6]; и в Слове Бога Мессии такое благословение много раз сравнивается с жатвой и урожаем, а значит, с зерном. Однако под хлебом подразумевается Сам Мессия и благословение, которое исходит непосредственно от Него; таким образом, в духовном смысле дать им хлеб, провизию на дорогу, – это то же самое, что благословить их или приписать им небесное благословение на пути, по которому они шли; эти понятия взаимно соответствуют друг другу. Серебро здесь – земное благословение, ибо серебро было деньгами, на которые они хотели купить еду.
  4. Выше [стих 7] сказано, что они путешествовали, чтобы “купить пищу”, а здесь – что они получили зерно и хлеб. То, что это разные вещи, было объяснено выше [n. 2386-8]. Пища бывает разного рода, представляя собой смесь, служащую для питания, тогда как зерно – это то, что собрано с поля, а хлеб – то, что сделано из зерна. Так сыны Израиля желали пищи, но получили зерно и хлеб.
  5. Теперь они получили их от Мессии, под которым подразумевался Иосиф; то есть в своих мешках или хранилищах они получили благословения троякого рода и, по сути, разные благословения. Это и есть то “тайное сокровище”, о котором говорит человек в главе 43:23.
  6. Что касается второго пункта, а именно того, что Бог Мессия не пожелал, чтобы они купили это зерно за серебро, то есть то, что в духовном смысле понимается под зерном, то это также очевидно. В более внутреннем и сокровенном смысле [Слова] Бога Мессии задействовано многое; так же и в данном случае. Подобный урожай, то есть духовный хлеб, никогда нельзя приобретать за серебро; ибо между ними нет такого сравнения, чтобы небесные дары приобретались за земные, если только земные не являются представлениями или видами небесных, а в этом случае речь идет не о серебре, а о том, что в него вовлечено и по отношению к чему серебро почти ничто.
  7. И взвалили они купленное5 зерно на ослов своих, и ушли оттуда (стих 26). Ближайший смысл сразу же становится очевидным. Зерно обозначает нечто внутреннее, как было сказано выше [n. 2515 и далее], а именно: [во внутреннем смысле] земное благословение, в более внутреннем смысле – духовное благословение, а в самом внутреннем смысле – небесное благословение, такое как вера и т. д., как было сказано выше.
    5 См. прим. к n. 2501.
  8. Что касается утверждения, что это было купленное зерно, то см. об этом выше, в стихе 19, а именно: в ближайшем смысле это означает то, что покупается за деньги; во внутреннем смысле – то, что действительно покупается, но не за деньги, а посредством услуг и т. п; в более внутреннем смысле – то, что не покупается за деньги и услуги, а только дается, и чему отвечает духовный элемент в человеке, который получает; оно называется купленным, потому что дается дарителем и таким образом принимается; в самом глубоком смысле – это наднебесное, которое то же самое, что хлеб, а в высшем смысле хлеб – это сам Мессия, который есть небесная манна.
  9. Это было зерно, купленное в обмен на серебро; таким образом, это относится к ним как к сыновьям Иакова, ибо именно им дается зерно в этом смысле. Что же касается купленного зерна в духовном смысле, то оно дается сынам Израиля, ибо они сразу увидели, что оно не куплено за деньги, поскольку нашли свое серебро в горле своего мешка, как сказано в следующем стихе.
  10. Итак, что касается того, почему говорится о купленном зерне, то здесь кроется двоякий смысл: один – в отношении сыновей Иакова, другой – в отношении морей Израиля; в обоих случаях оно называется “купленным зерном в голод домов их” (стих 19). Что касается утверждения о том, что они вознесли это зерно на своих ослах, то здесь следует понимать, что в духовном смысле означает ослы, а именно самые низменные служения и подневольные должности. Таким образом, в этом смысле то, что они подняли это зерно на ослов своих, означает, что они бросили его на самые мерзкие предметы служения; то есть те, кто подразумевается под сыновьями Иакова, поступили так с зерном, не купленным за деньги, ибо они презирали его; а те, кто подразумевается под сыновьями Израиля, поступили так с зерном, купленным за деньги, бросив его на предметы служения. Таким образом, оба значения сохраняются в этом тексте.
  11. Посмотри, совпадают ли эти два значения в предыдущем и последующем тексте, а именно в отношении сыновей Иакова и сыновей Израиля.
  12. И когда один из них открыл свой мешок, чтобы дать своему животному пропитание на постоялом дворе, он увидел свое серебро, ибо вот, оно было в горле его мешка. И сказал он братьям своим: серебро мое возвращено, и вот, оно даже в мешке моем (ст. 27, 28). Чтобы они могли теперь узнать, было ли зерно, которое они взвалили на своих ослов, куплено, как они предполагали, этот вопрос был им разъяснен. Это было божественное провидение Бога Мессии, как и все события, происходящие в этой истории, – история представляет собой непрерывный ряд случайностей, которые имеют в виду конец и в то же время сокровенные вещи. Ибо когда сокровенные вещи содержатся в словах, то им соответствуют внешние вещи в их череде, а самые внешние – это жизненные акты, следующие один за другим таким же образом; и в них видна та череда случайностей, которая является провидением Бога Мессии. Но более внутренние и сокровенные вещи, таким образом, не раскрываются, как и то, как они относятся к конечной цели, если только Сам Бог Мессия не соизволит обнажить их.
  13. Таким образом, им стало ясно, что это было не купленное зерно, а зерно, которое было дано и получено. Чтобы было понятно, как эти вещи обставляются в более внутреннем и сокровенном смысле, следует объяснить сами слова, в которых под земной одеждой представлены и таким образом задействованы вещи духовные. Итак, под мешком или мешками подразумеваются хранилища, а именно хранилища, в которых хранится зерно, понимаемое в этом смысле. Таким образом, в этом смысле мешок, обозначающий хранилище такого рода, есть не что иное, как место, где хранятся подобные вещи, причем это происходит в уме и его памяти, что и является предрасположенностью. Под провизией, то есть когда провизия берется из этого мешка или диспозиции, принятой за память, подразумевается то, чем питается этот ум. Осел же – это подневольная часть в человеке, являющаяся естественным разумом или анимусом, а также телом. Это в особенности слуга, ибо, подобно ослу, он просто служит уму и его склонностям. Гостиница – это место, где они отдыхают, чтобы кормить своего осла. И вот, из этих слов, объясненных таким образом, вытекает следующий духовный смысл. Когда сыновья Иакова, а также сыновья Израиля, вынимали свои хранилища, то есть когда тот из них, кто тогда говорил, вынимал свое хранилище; таким образом, когда он думал – в духовном смысле “открывал мешок” – и таким образом освежал себя, ибо именно так естественный ум питается в гостинице; И вот, он увидел свое серебро, а именно то, что обозначается серебром, то есть то, на что они хотели купить зерно; в горловине своего мешка, таким образом, возвращенное ему, и увидел, что они не купили никакого зерна, и, следовательно, что это не купленное зерно, а свободное, данное им Богом Мессией; и таким образом, что это было “тайное сокровище” (гл. 43:23) в их мешках.
  14. Серебро означает истину, так же как золото – добро. Следовательно, то, что далее подразумевается в тексте в этом же смысле, то есть духовном, заключается в том, что они узнали эту самую истину, а именно, что зерно не было куплено за серебро, а было бесплатным, и это по причине причин, о которых мы говорили выше [n. 2528], применительно как к морям Иакова, так и к сынам Израиля.
  15. Это серебро, как сказано, было найдено в устье мешка, то есть как только они произвели осмотр; таким образом, они с первого взгляда увидели то, что им было предложено и указано. Затем нашедший рассказал об этом своим братьям и убедил их, чтобы все узнали об этом, ибо только один открыл свой мешок, сделал находку и указал на нее остальным. Поэтому мы читаем: “Он сказал братьям своим: серебро мое возвращено, и вот, оно даже в мешке моем”, то есть в его сознании это было так, что он открыл свой мешок.
  16. То, что само расположение называется памятью, следует из многих соображений; ведь мысли вытекают из привязанности, облекаются в форму расположения и переходят в слова, которые выражают то, что подсказано расположением. Слова следуют спонтанно, и они откладываются в памяти. Что касается того, как обстоит дело в этом вопросе, то есть как возникают слова, когда возбуждаются привязанности, смотрите вещи – и они могут быть перенесены сюда, если это будет угодно Богу Мессии, – которые я узнал от духов. См. в конце этого Тома, у знака [2 символа тета].6
    6 Томе, о котором здесь идет речь, – это Кодекс 60. До того, как он был использован для настоящей работы, Сведенборг поместил в него страницы, содержащие его Указатель к Библии (Index Biblicus). Страницы начинаются с M 1, M 2 и т. д., N 1, N 2 и т. д. до Z 1, после чего следуют десять листов (20 стр.) с номерами 1-10 и один ненумерованный лист. Из этих двадцати двух страниц девятнадцать продолжают текст “Объясненного слова”, а последние три пустые. Нигде в конце тома нет отрывка, помеченного [2 символа тета]. Однако вполне вероятно, что первоначально в книге было на десять страниц больше, поскольку на первом форзаце тома Сведенборг приводит краткое содержание двух томов, подготовленных для предполагаемого Библейского указателя. Из этого резюме следует, что первый том состоял из 356 страниц, а второй том – Том II, который мы сейчас рассматриваем, – состоял из 291 страницы с N-Z, за которыми следовали листы 1-16. Эти листы составили бы 39 страниц после Z 1, тогда как в сохранившемся томе всего 22 страницы. Во Введении к “Толкованию Слова” (с. 123, п. 2) мы приводим доводы в пользу предположения, что страницы были взяты из конца II и III томов “Толкования Слова” и собраны вместе, а абзацы пронумерованы, чтобы составить начало “Памятных записок” или “Духовного дневника” автора. Мы можем добавить, что этот абзац с отступом не приводится в Указателе к Меморабилии, но возможно, что он совпадает с п. 85 этой работы, где показано, что идеи памяти, когда их пробуждают духи, переходят в слова речи. (См. Указатель к Memorabilia, s. v. Idea, Ignorantia, Loqui, Memoria, Rythmus, Spiritus, Vox.)
  17. Что касается того, происходил ли среди них подобный разговор7 , то это совсем другое дело; ведь то, что духовно представлено в жизненных поступках, не доходит до сведения самих людей, если только это не угодно Богу Мессии. Иногда это происходит спустя долгое время, как это случилось со мной, по Божьей милости Бога Мессии. В то время я не понимал, в чем заключались деяния моей жизни, но впоследствии я был наставлен относительно некоторых из них, более того, относительно целого ряда; и из них я наконец ясно увидел, что Божественное Провидение управляло деяниями моей жизни с самой юности и так распорядилось ими, чтобы я в конце концов пришел к настоящему концу; чтобы таким образом, посредством познания естественных вещей, я мог понять те вещи, которые лежат более внутренне в Слове Бога Мессии, и таким образом, по Божественной милости Бога Мессии, мог служить инструментом для их открытия. Таким образом, теперь стали понятны те вещи, которые до сих пор не были понятны8.
    7 То есть среди братьев Иосифа.
    8 Этот параграф цитируется в Указателе к Меморабилии, s. v. Finis и Providentia. В автографе за самим отрывком следует зачеркнутый фрагмент, гласящий следующее: “Тогда сердце их не выдержало, и, трепеща, обратились они, каждый к брату своему, говоря: за что это сделал с нами Бог? (стих 28). Что касается этих слов, то слова предыдущего стиха, а именно стиха 26, теперь можно объяснить в том же смысле, поскольку таким образом было объяснено, что подразумевается под мешками, а что – под ослами. В этом стихе нет упоминания о мешке, а только о зерне; к тому, что они нагрузили это, понимаемое в духовном смысле, на своих ослов, то есть отвергли это в своем естественном разуме и т. д.”.
  18. Тогда сердце их не выдержало, и, содрогаясь, они обратились каждый к брату своему, говоря: за что Бог сделал это с нами? (стих 28). Что касается утверждения о том, что сердце их не выдержало и они охвачены трепетом, то это читатель может увидеть в пояснении выше [n. 2503-5]. Для Авраама Бог-Мессия был любовью, для Исаака – страхом, а для Иакова – трепетом; так и для сыновей Иакова Он был не трепетом, а молнией, за что и назван Молниеносцем9 и Громовержцем. Таким образом, прежде чем их можно будет вернуть, их разум сначала будет поражен, словно громом. Поэтому о них теперь говорится больше, чем о содрогании, и говорится, что их сердце не выдержало, то есть что они были поражены до последней степени. Итак, при треморе сердце как бы отказывает, то есть кровь уходит из сердца и артерий в вены; отсюда – сердцебиение и опустошение правых отделов сердца.
    9 См. прим. 1704.
  19. В этом крайнем трепете они не могли произнести ничего другого, кроме этих слов: “За что Бог так поступил с нами? Таким образом, они признавали, что эти события были божественными и происходили от Бога. Однако потом, когда дрожь оставила их, они, как сказано, “сильно испугались” (ст. 35), и таким образом дрожь, которой они были охвачены, постепенно прошла. Это, кроме того, возможно, следует из нижеследующего.
  20. Ибо как только такие люди ощущают присутствие Бога Мессии, они поражаются и начинают дрожать; но когда они предполагают, что Бога Мессии нет, они сразу же возвращаются в прежнее состояние – факт, который может быть известен каждому.
  21. Что касается непосредственной причины дрожи, то она может заключаться только в том, что тогда их сочтут ворами; ведь им могло прийти в голову, как это Иосиф говорил грубые слова, бросил их в темницу и связал Симеона у них на глазах; а значит, если их задержат как воров, с ними будут обращаться как с преступниками и разбойниками. На это, кроме того, указывается позже, в главе 44:4 и далее.
  22. ЖЕНЕЗИЯ XLII

29 И, придя к Иакову, отцу своему, в землю Ханаанскую, они рассказали ему обо всем, что с ними случилось, сказав,

30 человек, господин земли, говорил с нами жестокие слова и считал нас соглядатаями земли.

31 И мы сказали ему: мы люди честные; мы никогда не были шпионами:

32 мы двенадцать братьев, сыновья отца нашего; одного нет, а младший ныне с отцом нашим в земле Ханаанской.

33 И сказал нам человек, господин земли: вот я знаю, что вы люди честные; оставьте у меня одного из братьев ваших, и голод в домах ваших, возьмите и идите.

34 А младшего брата вашего приведите ко мне, чтобы я знал, что вы не шпионы, но что вы люди честные; [и]1 я отдам вам брата вашего, и вы будете торговать в земле.
1 Опущено Шмидиусом.

35 И когда они опорожнили мешки свои, и вот, у каждого в мешке лежал узелок с серебром, и они увидели узелок с серебром своим, то они и отец их сильно испугались.

36 И сказал им Иаков, отец их: меня вы лишили жизни: Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина вы отнимете; на мне все это.

37 И сказал Рувим отцу своему: ты убьешь двух сыновей моих, если я не приведу его к тебе; отдай его в руку мою, ибо я опять приведу его к тебе.

38 И сказал он: сын мой не пойдет с вами, ибо брат его умер, и он один остался; если беда постигнет его на пути, по которому вы идете, то вы со скорбью приведете седины мои на место мертвых.

Все, что было сделано и сказано до сих пор, относилось к сыновьям Иакова и Израиля, ибо все эти сыновья действительно сыновья одного человека, хотя и не одной матери. Когда они называются сыновьями Иакова, их матерью является Лия, которая была заменена Рахилью; когда же они являются сыновьями Израиля, они считаются сыновьями Рахили, поскольку после продажи дудаима Лией все сыновья были переданы Рахили, как было показано выше [n. 828, 1291]. Характер сыновей Иакова, описанный выше, не является препятствием для этого. Они все еще могут называться сыновьями Израиля и, таким образом, в более внутреннем и сокровенном смысле могут быть представлены как сыновья Рахили. Представление одного в другом существует в соответствии с созерцанием; то есть оно существует, когда в этих сыновьях Бог Мессия видит Авраама и Исаака, а также Иосифа и т. д., и особенно Себя, поскольку, по плоти, Он был рожден от этого поколения. Это созерцание, однако, отделено от личности; ибо то, что относится к Церкви Бога Мессии и ее подлинным сыновьям, было в основном заложено в их именах. Таким образом, в частностях проглядывают универсалии, так же как в каждом человеке проглядывает то, что он человек, наделенный разумной душой; в вырождающемся сыне – то, что он сын этого отца. Таких примеров можно привести множество.

  1. В предыдущих стихах, как видно, речь идет как о сыновьях Иакова, так и о сыновьях Израиля. Однако в данной серии речь идет именно о сыновьях Иакова, поскольку Иаков здесь упоминается по имени; в то время как в следующей серии речь идет о сыновьях Израиля. Таким образом, теперь эти два понятия различаются, в то время как ранее эти слова понимались как относящиеся к любому из них.
  2. Что касается различия между сыновьями Иакова и сыновьями Израиля, то об этом мы говорили выше [n. 1701, 2443-5], что сыновья Иакова – это те, кто живет совершенно противоположным образом и поклоняется другим богам. Если их мысли обращены к Богу Авраама, то они созерцают Его не с верой, а исключительно для того, чтобы наслаждаться богатством и быть главными в мире. Таким образом, они поклоняются богам, которые благоволят им только в мирских делах. Сыны же Израиля – это те, кто поклоняется только Богу Авраама, то есть поклоняется Богу Мессии, причем с искренним сердцем, не ради мира и себя, а только ради Бога Мессии. Это сыны Израиля и, следовательно, сыны Авраама.
  3. Более конкретно, сыновья Иакова отличаются от сынов Израиля тем, что сыновья Иакова заботятся только о внешних вещах, и поэтому думают, что поклоняются Богу, когда они чисты внешне, то есть внешне соблюдают дела закона. Однако внутри они нечисты и грязны, и подобны смердящим трупам. Сыны же Израиля – это те, кто внутренне чисты, очищенные не своей собственной справедливостью, а справедливостью Мессии. Отсюда следует, что их внешняя сторона также чиста; ибо всякая чистота, непорочность и святость исходит от Бога-Мессии и, таким образом, заключается в высших вещах и проникает в глубины человека. Именно из внутренних вещей, как из души, человек является человеком, в то время как из внешних вещей, то есть из тела, человек никогда не является человеком. Дикий зверь может наслаждаться подобным телом, более того, сам дьявол может быть превращен в такое тело, хотя по душе или по внутренностям он – свирепый зверь самого худшего вида. [Сыновья Иакова мало чем отличаются от такого зверя, разве что они еще более свирепы и чудовищны; ведь они могут обдумывать преступления и из своих мыслей, а значит, и из намерений, совершать преступления; не то что звери, например, тигр и т. д. Таким образом, человек, живущий в обратном порядке, гораздо хуже зверя и поэтому сравнивается с ним.
  4. И все же среди сынов Иакова есть степени; ибо между теми, кто живет по совершенно извращенному порядку, существует разница, настолько большая, что один человек никогда не может быть полностью похож на другого. В самой природе вещей не может быть абсолютного сходства или равенства, ибо это тождество, а не различие. Так и среди сынов Израилевых, то есть среди тех, кто живет истинным порядком жизни, существует такое же неограниченное разнообразие, что ни один человек не может быть абсолютно похож на другого. Так, сыны Иакова – это те, кого называют природными людьми, худшие из которых уподобляются свирепым зверям; сыны же Израиля – это духовные люди, лучшие и невинные из которых уподобляются ягнятам, и так далее.
  5. И, придя к Иакову, отцу своему, в землю Ханаанскую, они рассказали ему обо всем, что с ними случилось, говоря (ст. 29). Теперь они обращаются к Иакову, имя которого также упоминается позже в стихе 36. Таким образом, когда они находились в своих домах, эти сыновья были сыновьями Иакова и, соответственно, Лии; в противном случае, когда они были в Египте с Иосифом, они были в то же время [сыновьями Израиля]. Их дом находился в земле Ханаанской, но через некоторое время они переселились из этой земли в Египет и попали в плен. Таким образом, относительно их дома и людей, которые там находились, земля Ханаанская была не той землей Ханаанской, которой представляется царство Бога-Мессии или рай, а землей, которая сравнивается с царством, занятым дьяволом, и, таким образом, с раем, из которого они вскоре должны были эмигрировать, в точности как земля Ханаанская, в которой жили сыновья Иакова во время пришествия Мессии и из которой после пришествия Бога Мессии они были изгнаны, как хананеи в древности, и уведены в плен.
  6. Все слова, сказанные Иосифом сыновьям Иакова, теперь переданы самому Иакову, поскольку Иакова с ними не было. Это было сделано для того, чтобы они предстали перед Иаковом, как если бы он сам присутствовал, и, таким образом, как если бы они были сказаны ему самому; ибо к Иакову подходят те же слова, что и к его сыновьям, хотя и не так сурово, поскольку, хотя он и поклонялся другому богу, но, по милости Бога Мессии, был освобожден от многих преступлений, которые совершили его сыновья, как сказано выше [n. 1612, 1615, 1673].
  7. Итак, когда сыновья Иакова возвращаются домой, то есть его потомки последнего времени, которые называются евреями, они рассказывают ему в беседе все, что слышали, то есть слышали о Боге Мессии. О том, что это произойдет в конце дней, было сказано выше [n. 2475, 2481]; ибо дома они говорят не так, как слышали, что также видно из нижеследующего; так, они говорят, что отправились купить зерно [или учение], которое слышали о Боге Мессии, которого пока не признают.
  8. Человек, господин земли, говорил с нами грубые слова и считал нас соглядатаями земли (ст. 30). Смысл в том, что когда они приходят к Богу Мессии купить зерно, то есть купить то, что подразумевается под зерном, а именно, учение о вере в Бога Мессию и о самом Боге Мессии, то, как и выше [стих 7], говорится, что он “говорил с ними сурово”, то есть, что он ставит перед ними преступления и подобные дела, которые они совершили, и таким образом перед теми, кто на небесах и теми, кто на земле, все из которых подразумеваются в самом универсальном смысле; Ибо Он придет, чтобы произвести суд и отделить добрых от злых”.
  9. Более того, сказано, что он счел их соглядатаями земли, то есть ее наготы, наготы именно в том, что касается вопроса учения, когда они выведывают вещи, которые они объявляют нагими, как сказано выше [n. 2474-5]; таким образом, он отвергает их. Сыны Иакова, живущие в наши дни, исследуют доктрину веры в Бога-Мессию не иначе, как с намерением опровергнуть и тем самым отвергнуть ее; и именно таким образом они излагают ее тем, кто находится дома.
  10. И мы сказали ему: мы люди честные; мы никогда не были шпионами (ст. 31). То, что это ложь, видно каждому. Они не были ни честными людьми, ни кем-либо иным, кроме шпионов. Таким образом, Мессия, понятый Иосифом, говорил правду.
  11. Сами они, однако, считали, что они люди честные и что они не шпионы. Так кажется им самим, ибо они считают честными вот что: они должны преследовать язычников, поносить их, питать к ним такую смертельную ненависть, что если бы могли, то перебили бы их полностью, чтобы завладеть их имуществом; они верят, что их бог благоволит к этому2 ; в этом они воздают свое божественное поклонение; также и в том, что они убили Мессию, полагая, что таким образом уничтожили его; поэтому их обуревает такая же ненависть к тем, кто поклоняется Богу Мессии. Именно в этом они видят свою честность: например, что они бросили Иосифа в яму; что они видели его в муках без всякого душевного волнения; что они обманом вырезали Сихем и жителей его города; что точно так же Иаков, отец их, обманом украл у своего брата первородство, а у брата – благословение; и многое другое. Так, когда они видят истины и пытаются склонить их к заблуждению, они считают себя людьми честными, а не шпионами; кроме того, они делают и другие подобные вещи. Поэтому они говорили неправду, как будут говорить и в конце дней, когда окажутся в своем доме. Ненависть, то есть дьявол, считает себя честным, и тем больше, чем больше его преступлений, ибо тогда он внутренне радуется и приписывает себе славу.
    Но Бог-Мессия исследует целостность иным способом, а также обманы и ненависть таких людей, ибо Он знает все внутреннее от вечности. Поэтому они должны признать то, о чем говорит Иосиф, а именно, что они не честные люди, а шпионы. Поэтому он ставит это перед ними, чтобы они представили доказательства, как видно из нижеследующего.
    2 Deo suo credunt favere. Это неясно, если не добавить слово se перед favere, тогда перевод будет звучать так: “Они верят, что оказывают благосклонность своему богу”. Наша версия, однако, основана на предположении, что Deo suo – это промах для Deum suum.
  12. Нас двенадцать братьев, сыновей отца нашего; одного нет, а младший ныне с отцом нашим в земле Ханаанской (ст. 32). То, что их двенадцать, а также то, что они двенадцать сыновей своего отца, было правдой, но с той разницей, что они действительно были братьями по рождению, но не по разуму; а также то, что они были сыновьями Иакова, а не Израиля. Но одно было ложным, и это они все еще выдавали за правду перед своим отцом, а именно утверждение, что один из них не был таковым.
  13. Что касается младшего из них, что он был с их отцом в земле Ханаанской, то об этом говорится в следующем.
  14. И сказал нам человек, господин земли: вот я узнаю, что вы люди честные; оставьте у меня одного из братьев ваших, и голод в домах ваших, возьмите и идите (стих 33). Теперь они называют Иосифа владыкой земли, то есть обладателем всей земли, говоря так потому, что под Иосифом подразумевается Мессия; и хотя они не знали этого, все же было бы правильно, чтобы они признали это.
  15. Причина, по которой они должны были доказать свою честность, приведя Вениамина, заключалась в том, что Иосиф предполагал, что они убили и его; ибо, зная их жестокий ум, он подозревал их в убийстве своего брата. Иосиф был побужден Богом к такому решению, чтобы привести Вениамина к себе в безопасности; ибо если бы они не испытывали этого ужаса, то проявили бы свою ненависть и к Вениамину, подобно тому как Ирод, подстрекаемый иудеями, покушался на Мессию, когда Он пришел в Египет [Мф. 2:12, :16]. Поэтому далее следуют слова Приведи ко мне младшего брата твоего, чтобы я знал, что вы не шпионы, но люди честные (ст. 34).
  16. Они также солгали, сообщив, что Иосиф сказал, чтобы они оставили Симеона, хотя этот вопрос не зависел от их решения; дело в том, что Иосиф связал Симеона у них на глазах.
  17. Сказано: Голод в домах ваших возьмите и идите; таким образом, здесь подразумевается некоторый смысл, ибо не сказано “зерно” или какое-либо другое слово, но только голод, и этим подразумевается, что они взяли голод в домах своих, а этот голод – отсутствие веры в Бога Мессию, как сказано выше [n. 2213, 2291, 2417, 2445]. Кажется, что здесь подразумевается, но не указывается средство от голода. Таким образом, под этим выражением скрыт какой-то смысл, ибо фраза неясна. Поэтому, поскольку ее вряд ли можно заполнить, имеется в виду, что они вернули себе голод или нужду, от которой страдали. Выше, в стихе 19, мы читали: “Носите купленное зерно от голода в домах ваших”, и эти слова означают то же самое. О том, что такое “купленное зерно”, когда эти слова сказаны сыновьям Иакова, и что в том смысле, в котором они применены к ним, это зерно голода, см. выше в процитированном стихе и в стихе 26.
  18. [И]3 Я отдам вам брата вашего, и вы будете торговать в земле (стих 34). Иосиф не говорил этого; но они солгали, чтобы склонить отца к согласию с ними, чтобы он отдал им Вениамина4, а также чтобы они занялись торговлей; последнее было добавлено в то же время.
    3 Опущено также Шмидиусом.
    4 В автографе стоит “Иосиф”, но это, очевидно, пропуск.
  19. И когда они опорожнили мешки свои, и вот, у каждого в мешке лежал узелок с серебром, и увидели они узелок с серебром своим, они и отец их, то сильно испугались (стих 35). Эти слова были объяснены выше в стихах 27 и 28.
  20. И сказал им Иаков, отец их: меня вы лишили жизни: Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина вы отнимете; на мне все это (стих 36). Здесь Иаков говорит в духе, ибо человек говорит не иначе, как по воле Бога Мессии. Таким образом, он говорит истины, хотя и не знал этого. Поэтому он сказал: меня вы лишили жизни, то есть его сыновья лишили его жизни5 и желали этого. Они были виноваты в том, что Иосиф умер. Они также были виноваты в том, что Симеон находился в узах в Египте, ибо это было наказанием за их преступления: он был худшим из братьев, так как убил Сихем и жителей его города [гл. 34:25]. Они [виноваты] в том, что хотели увести и Вениамина, хотя и не решались сделать это сейчас; ведь Иаков сказал: “Чтобы не случилось с ним беды” (ст. 4 выше), – слова, указывающие на то, что они хотели убить и его. Иаков, должно быть, думал об этом сейчас, и такое подозрение возникло и у Иосифа; более того, вскоре после этого, в стихе 38, оно подтверждается.
    5 [Зачеркнуто:] в этом, а именно в том, что, как он полагал, Иосиф не был; это сделали его сыновья.
  21. Что касается того, что Иаков назвал себя убитым горем, потому что Иосиф пропал и т. д., когда у него остались другие сыновья, то это следует понимать как то, что он, таким образом, умер в отношении своей второй жены или Рахили; ибо о жене говорят, что она умерла, если у нее нет детей, так же как и о мужчине, у которого нет детей. Таким образом, если оба сына Рахили умрут или не оставят ему детей, он будет лишен жизни. То, что речь идет именно о смерти такого рода, подтверждается далее в стихе 38.
  22. Однако в глубоком смысле, если бы Иаков теперь потерял и Вениамина, его можно было бы рассматривать не иначе как лишившегося жизни, нет, умершего; ведь именно от сыновей Рахили он ожидал Мессию, нет, и вечность своего дома. Он не знал, из какого колена произойдет Мессия, и поэтому мог думать, что Он произойдет от одного из сыновей Рахили, и таким образом [со смертью этих сыновей] он будет лишен всех благословений, обещанных Аврааму; этого он должен был бояться, поскольку не поклонялся Богу Авраама. Таким образом, он станет мертвым, ибо тогда он не сможет называться Израилем. Именно от Иосифа, Вениамина и Рахили он был назван Израилем, ибо Мессия был представлен Иосифом, а также Вениамином, а внутренняя церковь Бога Мессии – Рахилью. Таким образом, если бы оба сына Рахили погибли, он мог бы считаться не иначе как лишившимся жизни, нет, умершим; подобно тому как тело умирает и разлагается, когда душа покидает его. Именно от тех, кто находится внутри, исходит всякое благословение, а значит, и вся жизнь, к остальным, представляющим тело. Без этих внутренних нет церкви и т. д.
  23. Что касается Симеона, то Иаков мог предположить, что Симеон будет первой или третьей опорой его дома; ведь тогда люди возлагали надежду на первенца. Рувим, однако, взошел на ложе Иакова и, сделавшись недостойным, был изгнан из первородства, как видно из главы 35:22, главы 49:3, :4, 1 Хрон. 5:1 Поэтому Иаков видел, что Мессия не придет из Рувима. Тогда он обратил свой взор на Симеона как на квазипервенца, который был следующим по порядку. Поэтому, потеряв этих трех сыновей, на которых он возлагал надежду на потомство и благословение, он счел себя обделенным, нет, мертвым. Это видно из стиха 38, где мы читаем: “Тогда вы принесете мои седины в печали в место мертвых”.
  24. Он говорит: на мне все это было, а именно на Иакове. В ближайшем смысле это означает, что все обрушилось на самого Иакова; в более глубоком смысле – что все эти повреждения обрушились на него таким образом, а именно: он был мертвецом и, таким образом, сам понес эти наказания, потому что послал Иосифа к своим сыновьям, и было сообщено, что он был съеден диким зверем [глава 37:32-3]. Так было бы и сейчас, если бы он послал Вениамина из своего дома. Поэтому он отказывается от этого и говорит: “Сын мой не пойдет с тобою” (стих 38).
  25. И сказал Рувим отцу своему, говоря: ты убьешь двух сыновей моих, если я не приведу его к тебе; отдай его в руку мою, ибо я опять приведу его к тебе (ст. 37). Сами по себе эти слова настолько отвратительны, что не могли бы подойти ни к кому другому, ни к кому другому, кроме как к тому, кто поклоняется дьяволу; а именно: Рувим говорит, что Иаков должен зарезать его сыновей, если он не вернет Вениамина; таким образом, Иаков, потеряв Вениамина, должен отомстить за своих внуков или сыновей своих первенцев. Таким образом, Рувим был готов пожертвовать своими собственными детьми ради мести отца, если тот лишит его Вениамина, на которого он возлагал столь большие надежды.
  26. В то время действовал закон возмездия, закон крови за кровь, жизни за жизнь [Исх. 21:23-5, Лев. 24:19, :21, Втор. 19:21]; особенно в отношении Рувима, как явствует из речи последнего к своим братьям в главе 37:22 и ранее в настоящей главе, стих 22; кроме того, в случае имущества, переданного в доверительное управление другому или отданного ему на хранение [если оно было украдено у него], он должен был вернуть эквивалент и еще столько же [Исх. 22:7]. Однако то, что Рувим принес в жертву своих сыновей, было отвратительно: отцу не пристало мстить за сыновей вместо их отца, а самому отцу – приносить в жертву своих сыновей, когда он сам виноват. Однако эти слова свидетельствуют о двух вещах, а именно: [1] что Рувим знал, что его отец под “бедой на пути” [ст. 38], где он боялся за Вениамина, подразумевал, что его братья убьют его; и поэтому он теперь пытается6 убедить Иакова отдать сына в его руку, который был первенцем; и [2] что сыновья Иакова, а возможно7 и сам Иаков считали убийство своих сыновей по такой причине неважным делом. Рувим никогда бы не сделал этого предложения, если бы не знал, что думает его отец. Таким образом, это предложение не могло быть ни предложено, ни принято только теми, кто поклоняется дьяволу; оно никак не вяжется с поклонением Богу-Мессии.
    6 Читается ten[t]at для слова, опущенного в латинском издании.
    7 Сведенборг сначала написал sicut (подобно); но он зачеркнул это и заменил et forte (и, возможно).
  27. То, что речь была произнесена дьяволом, ясно также из того, что посредством братьев Вениамина он хотел убить Вениамина, как прежде хотел убить Иосифа и как подстрекал Ирода убить сыновей Рахили в Вифлееме, чтобы убить самого Мессию [Мф. 2:16-8]; а затем, после уничтожения Вениамина, убить сыновей первенцев, чтобы не осталось никакой надежды. Таким образом, проявляется его намерение: он хотел уничтожить царство Божьего Мессии и установить свое собственное царство в потомстве Иакова. Что касается того, почему дьяволу было позволено совершить такое преступление, когда все и вся управляется Богом Мессией, то это, как и то, что ему было позволено обмануть Адама и таким образом уничтожить весь род человеческий, является предметом отдельного исследования, о котором, с позволения Бога Мессии, мы поговорим в другом месте.
  28. То, что Рувим хотел сохранить Иосифа невредимым, ясно видно из главы 37:21, :22, :29, :30; и то, что он также хотел сохранить Вениамина невредимым, кажется очевидным из его слов. Но его готовность принести собственных сыновей в жертву отцу, чтобы они стали жертвой мести и чтобы отец таким образом был умиротворен, могла исходить только от того, кто был движим злым духом. (Для себя я пока не знаю, можно ли объяснить этот вопрос как-то иначе.8 Я бы хотел, чтобы было другое объяснение).
    8 Сначала скобка заканчивалась на этом месте, но затем Сведенборг зачеркнул последнюю скобку и продолжил предложение, как показано в тексте.
  29. И сказал он: сын мой не пойдет с вами, ибо брат его умер, и он один остался; если беда постигнет его на пути, по которому вы идете, то вы с печалью постигнете седины мои на месте мертвых (стих 38). Здесь толкование должно быть сделано на основании того, что предшествовало, и особенно того, что было сказано в 36-м стихе данной главы (n. 2257-61), а также ранее, в главе 37:35, где Иаков говорит почти то же самое об Иосифе, когда считал его мертвым; также из того, что сказано позже, в главе 44:29, :31, :34, где речь идет о Вениамине.
  30. Однако следует заметить, что Иаков здесь говорит, что они со скорбью спустят его седые волосы на место мертвых9. Ранее [гл. 37:35], говоря об Иосифе, он сказал “в Шеол”, то есть в место мертвых; а позднее, в главе 44: “Вы свалите старость мою со злом в тенета “9 (ст. 29), “со скорбью в тенета” (ст. 31); и, как выражается Иуда, “чтобы я не видел зла, которое придет на отца моего” (ст. 34). То, что в ближайшем смысле “Шеол”, “место мертвых”, “тени” – это могила, может быть очевидно из многих соображений; но в более скрытом смысле это относится к аду, который также обозначает могилу. То, что здесь речь идет об аде, где находится дьявол, очевидно из добавленного выражения, а именно: он сойдет в место мертвых с печалью, с грустью, со злом. Это подтверждает Иуда, когда говорит: “Чтобы он не увидел зла, которое придет на отца его”. Отсюда ясно видно, что Иаков возлагал свою единственную надежду на Вениамина, чтобы тот спас его от ада; то есть, что Мессия родится в его потомстве и что именно из-за него он мог быть назван Израилем, как было сказано выше [n. 2559]; ибо Иаков прекрасно понимал, что как Иаков, то есть как обладатель пяты, – а также показывая, что он действительно был таковым, – он должен быть осужден, если только не сохранит надежду на Вениамина, которого он поэтому назвал сыном своей правой руки (гл. 35:18), Вениамин означает “сын правой руки”. Поэтому Иаков теперь отрицает, что готов отослать Вениамина, говоря: сын мой не пойдет с тобой.
    9 Во всех приведенных здесь отрывках (гл. 42:38, 37:35, 44:29, :31) еврейское слово одно и то же, а именно [иврит] (в Шеол), но Шмидиус, которому следует Сведенборг, переводит его по-разному: “в место мертвых”, “в Шеол” и “к теням” (ad manes), то есть к душам или теням умерших, особенно тех, кто находится в нижнем мире; см. n. 2777.
  31. На то, что он боялся, что братья Вениамина убьют его, указывают и его собственные слова, когда он говорит: “Если беда постигнет его на пути, по которому вы идете”. При поверхностном взгляде на эти слова кажется, что они означают: “если он подвергнется опасности, как Иосиф” или “будет удерживаться в Египте, как Симеон”; но при более глубоком рассмотрении они показывают, что Иаков боялся своих собственных сыновей, ибо “путь, по которому они уходят” означает жизнь, отклонившуюся от пути истины. Было бы иначе, если бы он сказал: “на пути, которым вы уходите” или “на пути, по которому вы идете”.1 В Божественном Слове, в более внутреннем смысле, путь означает порядок жизни, а значит, и саму жизнь.
    1 Слово, которое мы перевели как “вы уходите”, – это abitis, которое Шмидиус здесь использует как перевод еврейского [иврит] с [иврит]. Это последнее слово, однако, является эквивалентом английского слова “to go”, используемого в самом широком смысле, и не подразумевает никакой идеи возвращения или отъезда.
  32. ГЕНЕЗИС XLIII

1 Между тем голод сделался тяжким в земле.

2 И когда они кончили есть купленное зерно, которое вывели из Египта, отец их сказал им: возвратитесь, купите нам немного пищи.

3 И сказал ему Иуда: протестуя, человек протестовал нам, говоря: вы не увидите лица моего, если не будет с вами брата вашего.

4 Итак, если ты пошлешь с нами брата нашего, то мы сходим и купим тебе пищи:

5 Если же ты не пошлешь его, то мы не пойдем; ибо тот человек сказал нам: вы не увидите лица Моего, если не будет с вами брата вашего.

6 И сказал Израиль: зачем вы так дурно поступили со мною, что не сказали человеку, есть ли у вас еще брат?

7 Они же сказали: спрашивая, человек спрашивал о нас и о роде нашем, говоря: жив ли еще отец твой? есть ли у тебя брат? и мы сказали ему по смыслу этих слов. Знали ли мы, что он скажет: приведи сюда брата твоего?

8 И сказал Иуда Израилю, отцу своему: пошли отрока со мною, чтобы нам встать и идти, и чтобы мне жить и не умереть, и нам, и тебе, и младенцу нашему.

9 Я буду за него поручителем; от руки моей ты потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред тобою, то я буду виновен пред тобою во все дни.

10 Ибо если бы мы не задержались, то, конечно, возвратились бы два раза.

11 И сказал им отец их Израиль: если так, то сделайте вот что: возьмите в сосуды ваши похвалы2 земли сей, чтобы вы могли отнести человеку подарок: немного бальзама и немного меда, воска и стакты, орехов теребинта и миндаля:
2 См. примечание к н. 2601.

12 А серебра примите опять столько же в руки ваши; и серебро, которое было положено обратно в горло мешков ваших, несите опять в руке вашей; может быть, это ошибка.

13 Возьми также брата твоего и, встав, пойди опять к человеку:

14 И даст вам Бог-молниеборец милость пред человеком, чтобы он отослал другого брата вашего и Вениамина, а я, как бы лишившийся жизни, буду жить в скорби.

15 И взяли мужи подарок, и взяли другое серебро, и еще столько же, в руку свою, и Вениамина; и встали, и пошли в Египет, и предстали пред Иосифом.

До сих пор речь шла о сыновьях Иакова, ибо пока они оставались дома с отцом и рассказывали ему о том, что случилось с ними в Египте, то есть когда они возвращались к себе, они были сыновьями Иакова. Среди них Бог Мессия не мог присутствовать со своей милостью и благодатью, и это по причинам, о которых говорилось выше [n. 2557 и далее]; ибо присутствовать с кем-либо – это значит присутствовать не с властью и страхом, а с любовью, откуда проистекает милость и благодать. Поэтому Бог Мессия часто говорит: “Я буду с тобой”, “Я сойду с тобой” и т. д., как в главах 28:15, 46:4 и т. д.

  1. Поскольку Бог Мессия не присутствует [среди них] ни со своей милостью и благодатью, ни с представлением себя в тех, с кем он находится; и, следовательно, не присутствует с созерцанием Авраама, Иосифа, Рахили и т. д. в Иакове, поэтому последний теперь называется “Иаков”, а его сыновья – “сыновья Иакова”.
  2. Итак, поскольку Он присутствует с Иаковом и его сыновьями без этого созерцания и представления, из этого следует, что они находятся в представлении другого и под руководством другого, то есть дьявола, которому позволено возбуждать их к отвратительным мыслям и действиям. В этом состоянии речь идет об отсутствии Бога Мессии, ибо Бог Мессия есть сама любовь, само милосердие, сама благодать, и потому, когда они отсутствуют, говорится, что отсутствует и Сам Бог Мессия, что Он не созерцает их и не обращает на них Свой лик.
  3. В этом состоянии сыновья Иакова были сыновьями Иакова, то есть того, кто ухватился за пяту Исава. В таком состоянии Рувим не мог говорить своему отцу иначе, чем говорил выше, гл. 42:37, а именно, что его отец должен убить двух его сыновей, если он не вернет Вениамина; ибо Рувим был первенцем и, таким образом, вождем, получившим свое имя от слова “видеть”, а значит, от веры; такова была природа их веры. Таким образом, из их веры проистекают все остальные вещи, [которые показывают], что таков был их характер. И в этом состоянии Иаков не мог сказать иначе, чем то, что он отказался отослать Вениамина и что, когда Вениамин исчезнет, он со скорбью сойдет в место мертвых; ибо, как было сказано выше [n. 2559], именно на Вениамина он возлагал свою оставшуюся надежду.
  4. Но когда голод снова стал тяжким, Бог Мессия, желая оказать помощь Иакову, вновь явил свою милость и благодать, присутствуя в представлении Самого Себя, поскольку должен был родиться в этом народе, и, следовательно, в представлении Авраама, а также Иосифа и Рахили; тогда Иаков уже не может называться Иаковом, но Израилем, как видно из нижеследующего. Итак, теперь его можно было убедить послать с ними Вениамина; но теперь, в силу вышеупомянутого представления, его должен был убедить не Рувим, а Иуда. Иуда мог участвовать в этом представлении, потому что Мессия должен был родиться в его потомстве; потому что у него был сын Фарес от Фамари (гл. 38:29); и потому что в этом представлении он представлял исповедание веры – не своей собственной веры, а веры всех, кто будет благословлен в семени женщины.
  5. То, что такие представления существуют даже тогда, когда сам человек является не только самым недостойным, но даже преступником, достаточно очевидно из того, что сказано о самом Мессии. Иегова Отец, чтобы проявить милосердие к роду человеческому, погрязшему в преступлениях, делает это, единственно созерцая своего единородного Сына, его страсти и справедливость. Бог-Мессия делает то же самое в отношении человека, даже преступника, созерцая в нем не самого человека, а тех, от кого он происходит, и тех, кого он порождает; ибо в Боге-Мессии все вещи, прошлые и будущие, одновременны. Более того, это можно наблюдать и в человеческом роде. Так, когда человек представляет себе в другом человеке, даже совершенно недостойном, его отца, деда и тому подобное, то отделяется то, что есть в самом человеке, и он проявляет к нему благосклонность не ради самого человека, а ради тех, кого он помнит, и, таким образом, ради многих других вещей в этом одном человеке, когда он, возможно, еще держал его в ненависти. Такие случаи очень часты, и поэтому на их примере мы можем учиться, как на примере и образце.
  6. Ближайший представитель таких вещей сейчас находился в Вениамине; ибо он родился от Рахили, и это было в Вифлееме; он был братом Иосифа; именно о нем Израиль говорит перед своей смертью: [“Вениамин будет волком хищным; утром он будет пожирать добычу, а вечером будет делить ее”], как видно из главы 49:27. Таким образом, именно он представляет Мессию, хотя и по-другому, чем Иосиф: в представлении Вениамина Мессия вырвал смертных людей из лап дьявола и “вечером разделил добычу”, а в представлении Иосифа Он пострадал и стал Господом. Поэтому именно в Вениамине Мессия3 видел все эти вещи [о которых говорилось выше, n. 2574]. Поэтому ради Вениамина Иаков теперь называется Израилем, а Бог Мессия присутствовал с сыновьями Иакова с милостью и благодатью. Таким образом, они могли найти милость в глазах Иосифа, ибо Иосиф любил только Вениамина. По этой причине он хотел оставить его при себе и отстранить остальных, полностью отделив себя от них, и остаться с Вениамином, чтобы забыть все свои труды и весь дом своего отца, как мы читаем в главе 41:51. Это может быть более ясно из того, что последует далее в этой серии.4
    3 [Зачеркнуто:] видел вблизи себя.
    4 ab iis qui . …sequuntur (от тех, кто пришел позже). Перевод, однако, основан на предположении, что qui – это пропуск для quae.
  7. И вот, вначале речь идет о сыновьях Иакова, о том, что они во второй раз отправились в Египет. Однако тогда они считались сыновьями Израиля и сами были Израилем – не ради них самих, а из-за представления, о котором мы говорили выше [n. 2574-5]. Поэтому сейчас мы читаем:
  8. Между тем голод сделался тяжким в земле (ст. 1), то есть во всем мире, как и было предсказано [гл. 41:30, :31]; ибо здесь мы читаем не “в земле Ханаанской”, а в земле, и это для того, чтобы обозначить весь мир, как было и ранее [гл. 41:30, :54, :56, :57].
  9. Что касается этого голода, то имеется в виду духовный голод, как было сказано выше [n. 2554], то есть отсутствие веры в Бога Мессию. Этот голод, таким образом, подразумевает веру в других богов, которые, в первую очередь, являются их родными богами, то есть теми, о которых так часто упоминалось выше; и, следовательно, богами, которые являются богами мира и, более правильно, тела, то есть дьяволом и его командой5.
    5 [Зачеркнуто:] который многообразен.
  10. Это второй голод, ибо, что касается первого, он существовал у иудеев, так называемых, во времена Мессии, и действительно был всеобщим. Нынешний же голод – второй, и под ним правильнее понимать духовный голод, существующий на всем земном шаре в конце веков. Конечно, было много меньших голодов, но все они – части и, таким образом, образы двойного голода, всеобщего и самого всеобщего. Точно так же страдания и рабство Иосифа, а также Иакова, когда он жил у Лавана, и другие подобные случаи означают множество общих или универсальных страданий и рабства, которые следуют друг за другом по порядку6.
    6 Этот абзац подчеркнут дважды написанным на полях словом “N B”. За ним следуют несколько ненумерованных абзацев, которые автор вычеркнул следующим образом:
    “И когда они кончили есть купленное зерно, которое вывели из Египта, отец их сказал им: возвратитесь, купите нам немного пищи (ст. 2). Здесь зерно, которое сыновья Иакова получили от Иосифа, называется купленным, хотя они его не покупали. Оно названо так для того, чтобы его можно было отличить от зерна, которое не было куплено. О том, что подразумевается под зерном, было сказано выше [n. 2501, 2545]. Купленным называется зерно, выращенное не на принадлежащей им земле, то есть на их собственных полях. Последнее они ценили выше всего остального зерна, так что само по себе зерно, купленное в другом месте, они презирали. Дело обстоит так же, как и в духовном смысле, а именно: Сыновья Иакова закончили есть зерно, полученное из других мест, – зерно, подаренное Иосифом, а не купленное; и поэтому снова наступил голод. Так и с теми людьми, которые полностью естественны; веру, которую они получают от Бога Мессии – ибо в духовном смысле под зерном подразумевается вера в Бога Мессию – они называют “купленной”, а не “данной”.
    Тогда отец их сказал им, чтобы они возвращались.
    Стих. 8. Под купленным зерном подразумевается зерно, которое не родилось на их собственных полях, а было получено в другом месте, и, по сути, зерно, которое было в Египте с Иосифом, а значит, и с язычниками, как они их называют.
    Так как сыновья Иакова и сыновья Израиля имеют совершенно противоположные значения, здесь можно пояснить разницу. Это различие невозможно понять, если не знать порядка жизни. Сама жизнь вытекает из порядка, а человек таков, каков порядок, то есть либо сын Иакова, либо сын Израиля. Он сын Иакова, живущий в противоречивом порядке, и сын Израиля, живущий в совершенном порядке. Таков, таким образом, порядок. Порядок нарушается, когда внешние или естественные вещи врываются в вещи более внутренние, то есть врываются из чувств тела, и особенно из естественного разума, и управляют человеческим или рациональным разумом; другими словами, когда вещи, которые должным образом относятся к ощущениям, врываются в интеллект, в то время как чашки…
  11. И когда они кончили есть купленное зерно7 , которое вынесли из Египта, отец их сказал им: возвратитесь, купите нам немного пищи [ст. 2]. О том, что такое купленное зерно, было сказано выше [n. 2523-5, 2527-9, 2579 note]; также подразумевается, что это зерно противопоставляется зерну, приобретенному дома и с собственных полей [n. 2579 note]. Таким образом, речь идет о зерне чужом и иностранном, как они его называют. Так и в более внутреннем смысле учение о вере в Мессию, как говорят, было чужим или чуждым для сыновей Иакова, это было зерно, которое было куплено, а не рождено дома на их собственных полях. Это зерно называется купленным, хотя они не покупали его, а получили даром и, таким образом, принесли его от Иосифа, то есть от Мессии, который подразумевается под Иосифом, и от его Слова или Евангелия. Таким образом, имеется в виду все то, что относится к Богу-Мессии. Иудеи называют это купленным зерном, то есть зерном, которое они вынесли из Египта. Точно так же они будут говорить и в конце дней.
    7 См. прим. 2501 к с.
  12. Отец их уговаривает их, говоря: вернитесь, купите нам немного [еды]. Здесь отец не называется ни Иаковом, ни Израилем, и это для того, чтобы можно было понять и то, и другое; ибо был голод. В ближайшем смысле это был голод телесный или голод в земле Ханаанской. В духовном смысле, у Иакова, поскольку Вениамин находился дома, был голод небесный и относящийся к учению истинной церкви; духовный голод не был свойственен Иакову, кроме как в отношении Вениамина, через которого представлен Бог Мессия. По этой причине далее речь идет о Вениамине. Что касается сыновей Иакова, то не сказано, что с ними случился голод; ведь они не хотели отправляться в путь и долгое время оставались дома, как ясно из стиха 10. Таким образом, сыновья Иакова не испытывали никакого беспокойства по поводу голода.
  13. В духовном смысле купить немного еды означает приобрести для себя то, что относится к учению веры. Здесь, однако, говорится о пище, а не о “зерне”, ибо Иаков желал именно пищи. О том, что означают слова “пища”, “зерно” и “хлеб” в духовном смысле, см. выше [n. 2390, 2477, 2516, 2518-19]. В предыдущем стихе мы также читаем, что они пошли купить еду [гл. 42:7], таким образом, в духовном смысле – небесную пищу, которой они восстановят свои умы, когда наступит время голода.
  14. И сказал ему Иуда: протестуя, этот человек протестовал нам, говоря: вы не увидите лица моего, если не будет с вами брата вашего (ст. 3). Иосиф протестовал против того, чтобы они не жили, а умерли, если не приведут своего брата, как видно из предыдущего, но не против того, чтобы они не видели его лица. По сути, речь идет об одном и том же, но слова изменены. Видеть лица одного человека – значит видеть его внутренности, которые светятся от лица; отсюда и слово “лица” во множественном числе. Внутренности Иосифа, то есть Мессии, которого понимают под Иосифом, – это милость и благодать, исходящие из любви. Это также верно, а именно, что без Вениамина они не могли видеть эти лица Иосифа; ибо Иосиф любил только Вениамина, отвергая остальных как преступников и не зная, убили ли они Вениамина.
  15. В духовном смысле сыны Израиля не могли увидеть Мессию без Вениамина, сына Рахили, который родился в Вифлееме и через которого также был представлен Мессия. Поэтому без этого посредника Он не мог оказать им милость и благодать: они были без посредника.
  16. Тем не менее, теперь они представлены как сыны Израиля. Таким образом, под ними понимаются те, кто действительно рожден от Израиля, но не допущен к вещам более внутренним, а тем более к вещам сокровенным. Поэтому не хватало связи, той связи, которую внешняя церковь должна иметь с внутренней. Во внутреннем смысле Вениамин представляет тех, кто является истинными сыновьями Рахили из Израиля. Остальные сыновья действительно представлены сыновьями Израиля, но сыновьями, усыновленными Рахилью как своими собственными, как было сказано выше [n. 2537]. Поэтому, чтобы Бог Мессия мог оказать им милость и благодать, было необходимо, чтобы Вениамин присутствовал.
  17. Поскольку тогда эти люди представляли тех, кто будет приемными сынами Израиля, следовательно, тот, кто сейчас говорит, – это Иуда, который был тем, в чьем потомстве должен был родиться Мессия, и который, как сын Израиля, означает исповедание или церковь – на что указывает его имя. Никто другой не мог говорить тогда, потому что в этих людях, то есть в сыновьях Иакова, теперь представлены те, кто не был среди них; ибо, как сказано выше [n. 2200, 2537], доброе представлено даже в злом, так же как Мессия представлен в жертвах, козлах, волах, а также в неодушевленных вещах, например, в хлебе, в возлияниях, в деревьях, таких как дерево жизни, в камне, таком как камень, [поставленный] Иаковом в Вефиле, который был домом Божиим [гл. 28:22]. Так и в сыновьях Иакова представлены сыны Израиля, хотя сами они сынами Израиля не были, а лишь обозначали их, особенно благодаря своим именам, в глубине которых были те вещи, которые относятся к истинной церкви Бога Мессии. Именно по этой причине сейчас говорит Иуда.8
    8 Средняя треть этого абзаца подчеркнута словом “N B”, трижды написанным на полях.
  18. Итак, если ты пошлешь с нами брата нашего, то мы спустимся и купим тебе пищи (стих 4). Из предыдущего можно понять, что без Вениамина у них не было еды, так как они не могли подойти к Иосифу. Так и в духовном смысле без Вениамина сыны Израиля, то есть приемные сыновья Рахили, не могут приблизиться к Богу-Мессии и от Него или Его Слова приобрести для себя то, что относится к вере, как говорилось выше [n. 2583]. Поэтому Иуда теперь говорит правильно.
  19. Иуда говорит, что затем они пойдут и купят еду для Иакова, но он не говорит, что они купят еду для себя. Они говорили за себя в гнездовом стихе: Но если ты не пошлешь его, то мы не пойдем (ст. 5). Голод действительно был с ними, ибо он существовал во всей земле Ханаанской; но об этом голоде они не так сильно беспокоились, поскольку знали, что если придут без Вениамина, то не выживут, а умрут (гл. 42:18, :20 и ниже, стих 8). Поэтому они предвидели смерть. Поэтому для них было все равно, где умереть – дома с родителями или в Египте. Но где был Вениамин, там была жизнь, потому что он олицетворял Мессию, как говорилось выше [n. 2575, 2584]. Поэтому они возлагали на него все свои надежды. Поэтому их отец хотел, чтобы он был дома, а сыновья – чтобы он был с ними в пути.
  20. Ибо сказал нам человек: вы не увидите лица Моего, если не будет с вами брата вашего (ст. 5). Это те же слова, что и в стихе 3, с которым можно ознакомиться выше. Они повторяются, потому что относятся к тому, что сейчас следует, где отец назван Израилем. Ранее они относились к тому, что предшествовало. Сыновья Иакова как сыновья Иакова не могли видеть Иосифа без Вениамина; и Иаков как Иаков не хотел отсылать Вениамина, поскольку, если бы с ним случилось несчастье, он, как он сам заявляет в предыдущей главе 42:38, “сошел бы в место мертвых” или в нижний мир.9 Однако как Израиль он мог послать Вениамина со своими сыновьями; то есть Израиль может послать Вениамина со своими сыновьями, когда Иуда становится поручителем за него, как сказано далее [стих 9].
    9 Здесь используется латинское слово orcus, которое в классической мифологии обозначает нижний мир, обитель мертвых. Как имя собственное оно является обозначением Плутона, бога адской области.
  21. Так же будет и в конце дней. Когда Бог Мессия придет судить весь земной шар, сыны Израиля не смогут приблизиться к нему без Вениамина, то есть без тех, кого представляет Вениамин, то есть тех, кто будет в самой внутренней церкви, и с кем они должны объединиться или к кому они должны присоединиться как к товарищам. Что касается того, кто будет сынами Израиля, не считая Вениамина, то этого еще нельзя сказать; однако это можно узнать от тех, кто находится в самой внутренней церкви Бога Мессии.
  22. И сказал Израиль: зачем вы так дурно поступили со мною, что не сказали человеку, есть ли у вас еще брат? (стих 6). Здесь он назван Израилем. Таким образом, под ним подразумевается не Иаков или те, кого следует называть Иаковом, а другие, совершенно иные, то есть те, кого следует называть Израилем. Поэтому слова этого текста и последующих не относятся к Иакову и его сыновьям, а подразумевают вещи, относящиеся к Израилю или к тем, кто называется Израилем, то есть к тем, кто находится в Церкви Бога Мессии. Таким образом, эти слова означают вещи более внутренние и сокровенные, которые произойдут в конце дней, когда на всем земном шаре наступит последний духовный голод.
  23. Израиль сначала был возмущен, как будет возмущен и в будущем, тем, что они опубликовали перед Иосифом информацию о существовании брата, столь близкого Израилю; другими словами, что братья сказали, что существует внутренняя церковь. Он думал, что тот человек не знал об этом [и оставался бы в неведении], если бы его братья не сказали; ибо Израиль или те, кого имеет в виду Израиль, думают, что это скрыто от этого человека, то есть от Мессии, который подразумевается под Иосифом, здесь под человеком, а в другом месте под “владыкой земли”; думая, что внутренняя церковь совершенно неизвестна. Так Израиль считал, что в этом виноваты его сыновья.
  24. Когда в высшем смысле под Иосифом подразумевается Мессия, то под Вениамином подразумеваются те, кто находится во внутренней церкви Бога-Мессии. В настоящее время братья ненавидят и очерняют эту Церковь; и если бы это было в их власти, они бы полностью уничтожили ее. Это происходит по разным причинам, и в первую очередь потому, что они считают, что они поклоняются Богу Мессии с помощью другого ритуала, а сами поклоняются по сути сакральным ритуалам, которые являются формальными. Но поскольку во многих отношениях они все еще искренне исповедуют Бога Мессию, и среди них есть те, кто является приемными сыновьями Церкви, поэтому именно они сейчас подразумеваются под Израилем или сыновьями Израиля, в глубине которых находится Вениамин. Именно эти последние, то есть Вениамины, будут сопровождать остальных, чтобы они смогли увидеть лик Бога-Мессии.1
    1 В автографе этот параграф (n. 2593) имеет номер “899”. За ним следует параграф 901 (наш 2594), а параграф 900 в нумерации пропущен.
  25. И сказали они: спрашивая, человек спрашивал о нас и о роде нашем, говоря: жив ли еще отец твой? Есть ли у тебя брат? И мы ответили ему в соответствии с содержанием этих слов. Знали ли мы, что он скажет: приведи сюда брата твоего? (стих 7). Теперь сказано, кто такие Израиль и сыны Израилевы. В последнее время Бог Мессия, как и Иосиф, будет дознаваться о родстве всех людей, то есть о том, какого они вероисповедания; ибо именно вера устанавливает родство, по которому люди являются братьями и отцами, и нет другого родства, о котором бы дознавался Бог Мессия. Поэтому он спрашивает: “Есть ли брат?” Под братом подразумевается Вениамин, которого он хорошо знал. Они еще не знают, что Он скажет: “Приведи брата твоего” и т. д.
  26. И сказал Иуда Израилю, отцу своему: пошли отрока со мною, чтобы нам встать и идти, и чтобы нам жить и не умереть, и нам, и тебе, и младенцу нашему (ст. 8). Эти слова произносит Иуда, который представляет собой главу братьев и самой церкви; и это потому, что его имя означает “исповедание веры”. Поэтому Иуда говорит Израилю, то есть тем, кто подразумевается под Израилем, что если они не присоединят к себе тех, кто подразумевается под Вениамином, то все в этом доме не будут жить, а умрут; более того, он становится поручителем за него перед Израилем, то есть за своего брата, в следующих словах: Я буду поручителем за него; от руки моей потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред тобою, то я буду виновен пред тобою во все дни (ст. 9). Таким образом, Иуда становится поручителем за него, а не за Рувима2 , как было сказано выше [гл. 42:37]. Одна из причин, по которой Иуда обратился с этими словами к отцу Израиля, то есть ко всем, кто подразумевается под Израилем, заключается в том, что без Вениамина Иаков уже не может быть Израилем, а будет Иаковом, и поэтому умрет от голода. Так и сыновья Израиля без Вениамина могли быть не сыновьями Израиля, а сыновьями Иакова, и поэтому умерли бы, как сказал Иуда: “И чтобы нам жить и не умереть, и нам, и тебе, и младенцу нашему”. Вот причина, по которой Иуда стал поручителем за него, а именно: он будет виновен во все дни.
    2 [Зачеркнуто:] словам которого он не доверяет.
  27. Ибо если бы мы не медлили, то, конечно, теперь вернулись бы два раза (ст. 10). Из этого видно, как долго обсуждался вопрос между Израилем-отцом и его сыновьями о Вениамине, то есть о тех в глубине Церкви, кто подразумевается под Вениамином; и как сильно между тем они страдали от голода, страдали до последней крайности и, наконец, были вынуждены уйти; и что Израиль по необходимости отослал того сына, то есть тех сыновей, которых в глубине души любит Бог Мессия.
  28. И сказал им отец их Израиль: если так, то сделайте это (ст. 11). Здесь снова используется имя Израиль, а не Иаков, и это для того, чтобы обозначить тех, кто называется Израилем, то есть “борцов с Богом” или тех, кто подвергается искушению. [Имя Израиль не относится ни к Иакову, ни к его потомкам, ибо характер израильтян хорошо известен, а именно: они были отвращены и рассеяны. Таким образом, имя, имеющее священный смысл, дается другому человеку, который имеет противоположный нрав. Поэтому под Израилем в тексте не подразумевается Иаков, разве что в том смысле, что он просто представляет тех, кто должен называться Израилем, а именно “богоборцев”. Тем не менее, представление следует за личностью; ведь Иаков боролся с Богом [гл. 32:24, однако] не так, как Израиль; то есть он не боролся с помощью духовных искушений. Таким образом, Иаков – по этой причине названный Израилем – терпел голод по-другому, терпя лишь телесный голод, а значит, телесный, но не духовный; о последнем в тексте пока ничего не сказано. Поэтому вся жизнь Израиля, описанная здесь, имеет отношение к вещам духовным, а также к тем, которые произойдут в будущем и которые в конце дней произойдут с Израилем, то есть с богоборцами в духовном смысле. Таким борцом был Иосиф, ибо он был ввергнут в искушения и бедствия, и так несколько раз. Именно он и есть тот Израиль, от которого Иаков мог сохранить это имя, сохранив его и от Вениамина, поскольку Вениамин был братом Иосифа по той же матери.3
    3 Последние две трети этого абзаца подчеркнуты дважды написанным на полях словом “N B”.
  29. Поэтому Израиль теперь терпел, чтобы его убеждал Иуда; ибо когда Иаков называется Израилем, то под Иудой подразумеваются те, кто исповедует веру в Бога Мессию, а Иуда означает “исповедание веры”. Поэтому в отношении Иуды понимается то же самое, что и в отношении Израиля, причем это понимание соответствует более внутреннему и сокровенному значению их имен.4
    4 Этот пункт подчеркнут надписью “N B” на полях.
  30. Поэтому Израиль поддался на уговоры Иуды, когда Иуда стал поручителем за Вениамина. Таким образом, под Вениамином подразумевается внутренняя церковь Бога-Мессии на всем земном шаре, которая затем предаст себя Мессии, подразумеваемому под Иосифом.
  31. Если же ищется только зерно, то под Израилем в тексте подразумевается Иаков, который, таким образом, направляется туда, где находится владыка земли, с единственной целью – сделать запасы на случай телесного голода.5 Под зерном же подразумевается все телесное и земное, такое как богатство, достоинство и тому подобное. Иаков и его сыновья, хотя и хотят называться Израилем, ищут именно их. Однако здесь, в Слове Божьего Мессии, под Израилем подразумевается не Иаков, а те, о ком говорилось выше [n. 2597].
    5 Это предложение подчеркивается словом “N B”, написанным на полях.
  32. Возьмите в сосуды ваши похвалы6 этой земли, чтобы вы могли отнести человеку подарок: немного бальзама и немного меда, воска и стакты, орехов теребинта и миндаля (ст. 11). В древние времена существовал обычай, согласно которому люди, приходящие к владыке страны, должны были приносить с собой подарки, чтобы умиротворить его. Эти подарки, приносимые издревле владыке страны, означали то же самое, что и подарки, приносимые Богу Мессии, когда люди приходили для совершения священных обрядов. Однако в духовном смысле это были духовные дары, ибо Бог Мессия – духовное существо, а не человек. Поэтому никто не должен приближаться к Нему с пустыми руками, то есть без того, что означают эти дары.
    6 На иврите – [ивр] от корня [ивр] (петь хвалу). В “Арканах” Сведенборг переводит это как decantatio (пение или избранное пение). У Шмидиуса – laudes (похвалы, славы), во множественном числе, поскольку он понимает смысл как “то, что заставляет землю хвалиться” (Annot. in loc.). В A. V. – “лучшие плоды”.
  33. Подарки, которые Израиль дал своим сыновьям, чтобы они несли их, также означают духовные вещи; подаренные им как Иаковом, они, однако, означают вещи чисто мирские и земные, предназначенные для обеспечения милости к владыке земли, которого он так сильно боялся.
    Что означают эти подарки в глубинном смысле, также можно понять, как и то, что они были предложены потомством Иакова священникам при совершении ими священных обрядов, о которых, по божественной милости Бога Мессии, мы будем говорить в книге Исход и т. д. О том, что они означают в духовном смысле, можно судить по интерьерам и по использованию подарков. Что означает бальзам, можно узнать из того, что он имеет ароматный запах; а что мед, из того, что он сладок на вкус. Что касается того, что означает запах, то об этом мы часто читаем, когда о Боге Мессии говорится, что Он благоухает сладким запахом; в более внутреннем смысле это означает, что Ему приятно, а значит, Его милость и благосклонность. Вкус же означает Его милость и благосклонность. Вот что означает запах и вкус, а следовательно, бальзам и мед, в самом внутреннем смысле, поскольку первый очень сладок на запах, а второй – на вкус.
  34. Что касается воска и стакте, то это означает то же самое, а именно запах, например, запах мирры. Поэтому оно подразумевает то же самое, что и возлияние и ладан, о которых мы говорим в другом месте.
  35. Орехи теребинта и миндаля указывают своим употреблением на то, что они означают в духовном смысле, а именно на то же, что и масло, о котором мы говорим в другом месте [n. 530-2]; ибо масло, использовавшееся для помазания священников и царей, было сделано как из орехов, так и из масла7 [Исх. 30:23, :24], так велико было их изобилие.
    7 В автографе написано “орехов и миндаля”, но это явная ошибка, поскольку миндаль не использовался для приготовления елея помазания. Более того, контекст указывает на то, что Сведенборг намеревался написать “орехи и масло”. Он написал “миндаль”, возможно, потому, что его мысли были заняты словами текста.
  36. Среди причин, по которым в тексте не упоминается ни запах и аромат, ни ладан и его запах, ни масло, а говорится о растениях, в которых они содержались и из которых были извлечены, – тот факт, что в это время все и вся присутствовало под конечными покровами. С течением времени, вплоть до наших дней, они были сняты, ибо всеобщий порядок, как и конкретный порядок в человеке, заключался в том, что все вещи должны были развиваться от внешних к внутренним. И все же первобытный век лучше понимал, что означают эти вещи, чем более поздний век, а поздний век лучше предыдущего. Таким образом, невежество в духовных вещах настолько возросло, что многие удивятся тому, что здесь говорится, что бальзам, мед, стакте и т. д. подразумевают и обозначают вещи такого рода. Однако среди древних людей это было настолько знакомо, что каждый человек знал это; более того, в каждой из вещей, существующих на земле, он различал соответствующую духовную вещь, как уже отмечалось здесь и там [n. 876-6, 878]. Поэтому именно в таких вещах заключалась мудрость древних, особенно египтян, а затем и древних греков – в тех вещах, которые их потомки, по причине невежества, которое им сопутствовало, впоследствии назвали греческими, иероглифическими, египетскими, а позже – сказочными и тому подобными. Тем не менее, они все еще ясно видны перед глазами в их памятниках и книгах; но их читают без всякого понимания.8
    8 Вторая половина этого абзаца подчеркнута дважды написанным на полях словом “N B”.
  37. И, конечно, следует удивляться тому, что, хотя мир так сильно продвинулся в науках, он в то же время так сильно отступил в глухую тень и невежество в отношении духовных вещей, что то, что здесь написано и что было приведено ранее относительно более внутреннего и сокровенного содержания Слова Бога Мессии, затронет, возможно, лишь немногих, чтобы убедить их в том, что такие вещи существуют; И, возможно, их оттолкнет одно лишь упоминание о более внутренних и сокровенных соответствиях, и они могут впасть в неверие, потому что находятся в неведении и тени. Однако если бы то, что изложено в Слове Божьем Мессии, было просто прочитано Аврааму, Мелхиседеку и другим подобным людям того времени, то из слов и рассказов они сразу же уловили бы более внутренний, нет, самый внутренний и высший смысл, как это ясно видно из бесчисленных обстоятельств. Поэтому в то время никто не мог не знать о Боге Мессии и о состоянии после смерти, поскольку под вещами, которые представали перед их глазами, они видели вещи духовные и небесные, а значит, видели самого Бога Мессию и Его Царство во всем и сразу. Для них эти вещи были типами; они не ценили их иначе, как симулякры. Таким образом, этот духовный смысл является жизнью всего, что содержится в Слове Бога Мессии, а некоторые слова и действия жизни, [которые описаны], являются просто типами, как часто отмечалось выше.9
    9 Этот абзац подчеркнут четырьмя буквами “Н Б”, написанными на полях.
  38. Израиль называет эти подарки похвалами земли, которые они должны взять в свои сосуды, – стиль речи, указывающий на то, что это духовные вещи. Хвалить землю – значит воздавать хвалу ее владыке, выражая благодарность, мольбы и тому подобное; ведь именно такие вещи подразумеваются под хвалой, как хорошо известно. Таким образом, [этот господин] указывал им, что принимает эти подарки не как подарки, какими они кажутся, а как хвалу, которую они возносят. Так же и с сосудами. Они относятся к внутренним сосудам, и что это такое, может быть известно всем, так говорят те, кто понимает выражения такого рода. Это внешние сосуды, обозначающие внутренние сосуды, то есть анимус, волю, разум; поэтому о сосудах говорят, что они очищены, что они внутренние [и т. д.]. Но о сосудах, по божественной милости Бога Мессии, подробнее будет сказано в части, посвященной сосудам скинии.
  39. И серебра примите опять столько же в руки ваши; и серебро, которое было положено в горло мешков ваших, несите опять в руке вашей; не исключено, что это ошибка (ст. 12). Что означает серебро, которое они получили в руки дома, и что означает серебро в устье их мешков, можно увидеть выше [n. 2518, 2520, 2528 и далее]; а поскольку эти слова означают вещи более внутренние и, следовательно, более скрытые, которые были изложены во многих словах, поэтому с ними можно ознакомиться в этом месте.
  40. Из этого стиха видно, что теперь они брали с собой это новое серебро и в то же время возвращали [старое]. Их зерно называлось “купленным зерном”, хотя оно не было куплено, а было дано в дар и поэтому было свободным. Теперь они пожелали вернуть его и приобрести на свои деньги. Поскольку это не было им дано, второе серебро было возвращено им таким же образом [гл. 44:1]. Бог Мессия дает то, что подразумевается под зерном, каждому свободно, но желает, чтобы они вернули подобное, хотя и не принимает его как свое, а называет “сокрытым сокровищем”, как сказано далее [ст. 23].
  41. В тексте Израиль говорит: “Возможно, это ошибка. Так же будут думать и те, кто вернется к Богу Мессии в конце дней, считая ошибкой то, что это дается им бесплатно, а именно, что зерно дается им бесплатно и что они ничего не делают сами, полагая, что зерно куплено, возлагая справедливость на себя; кроме того, в этих словах содержится много других подробностей, а именно, что они считают, что думать иначе – ошибка.
  42. Возьми также брата твоего и, встав, пойди опять к человеку (стих 13). Смысл этих слов вытекает из предшествующих, ибо предмет, о котором сейчас идет речь и который будет рассматриваться в последующем, – это брат.
    И Бог, Молниеносец1 , дарует тебе милость пред человеком, чтобы он отослал другого брата твоего, Вениамина; а я, как бы лишившийся жизни, буду жить в скорби (ст. 14). Бога Мессию называют молниеотводом те, кто ужасается Его облику – как и сыновья Иакова в прошлом, когда Он сурово обращался к ним, – но не те, с кем Он не страх, а любовь. Его называют в зависимости от склонностей каждого. Поэтому его называют Страхом Израиля, но для Иакова он был Ужасом, а для сыновей Иакова – Молнией. Впрочем, имя Молниеносец применимо и к тем, кто его боится; ибо есть и более мягкие молнии, как есть и более мягкие ужасы и страхи”.
    1 См. прим. 1709.
  43. Здесь Иаков называет Бога-Мессию громовержцем; но поскольку Иаков теперь выступает в роли Израиля, он добавляет: “чтобы Он даровал им милости перед человеком”. Милосердие в Боге Мессии проявляется прежде всего в том, что Он милует их. Из милости Он дает веру тем, к кому Он милостив, и теперь сынам Израиля, когда с ними будет Вениамин.
  44. В человеке, над которым Бог Мессия проявляет милость, милость относится к этим вещам в нем, а именно к беззакониям, как наследственным, так и действительным; ибо Бог Мессия относится к тем вещам, которые есть в человеке, и, исходя из них, к самому человеку, который является всего лишь инструментом, о котором говорится. Так, Он имеет отношение к вере в человеке, которая сама является предметом, который Он рассматривает, и, таким образом, к человеку от его веры. Итак, поскольку Бог Мессия милует многое в человеке, то в тексте говорится о милости, ибо Он прощает многое и много раз2.
    2 [Зачеркнуто:] Здесь Израиль говорит о милости, [имея в виду], что он может отпустить Симеона и Вениамина. Что подразумевается под Симеоном, было сказано выше [n. 726, 2512], а именно, вера в деяния.
  45. Иаков здесь умоляет Бога Мессию проявить милость, имея в виду, по его собственному мнению, отпустить Симеона и Вениамина, чтобы они могли вернуться к своему отцу. Бог Мессия также прислушался к нему и проявил милость, не отослав их обратно в землю Ханаанскую, ибо тогда они погибли бы от голода, как видно из дальнейшего; но, устрашив их молнией, Он призвал Иакова вместе с его сыновьями из той земли в Египет, чтобы спасти его от голода, которого он так сильно боялся.
  46. О Симеоне, а также о Вениамине мы говорили выше [n. 2559-60], что на них Иаков возлагал все надежды на жизнь, а именно надежду на то, что он не умрет полностью и не сойдет с печалью в Шеол, или место мертвых, см. выше, стих 38, глава 42. Поэтому теперь он говорит, что, будучи как бы лишенным жизни, он будет жить в тяжелой утрате.
  47. Но Бог Мессия являет им не только милость, но и благодать, которая обретается через веру в действие. Такая вера невозможна, если человек не был предварительно исследован, как это было с Авраамом после искушения, а также с Иосифом. Эта милость – второе милосердие. В более универсальном смысле милость к тем, кто не был испытан, также называется благодатью. Эта милость, которой соответствует вера в действие, обозначается Симеоном, как сказано выше [n. 726, 2512], о котором см. ниже главу 43:23. Такая благодать относится и к Вениамину, ибо он или те, кто подразумевается под Вениамином, получают благодать, поскольку были исследованы. Через Вениаминов, то есть через тех, кто находится во внутренней церкви Бога Мессии, эта благодать перетекает к остальным сынам Израиля; поэтому в них эта благодать называется милостью. Вот почему Израиль молится, чтобы тот отпустил ему Симеона и Вениамина. Этого он также добился, потому что просил об этом.
  48. И взяли мужи подарок, и взяли серебра и еще столько же в руку свою, и Вениамина; и встали, и пошли в Египет, и предстали пред Иосифом (ст. 15). Что в подлинно духовном смысле подразумевалось в предыдущих стихах под вещами, которые они принесли в дар, что под серебром, что под Вениамином, а также что под Иосифом, можно увидеть выше [n. 2581 и далее]. А теперь в этом тексте наступает конец и заключительное положение. Вкратце это объясняется следующим образом:
  49. А именно, в таком порядке: ПЕРВЫМ идет настоящее время, под которым в самом глубоком смысле подразумевается поклонение, ибо без поклонения люди не могут приблизиться к Богу-Мессии. Поэтому позже, в стихе 28, открыто говорится, что они склонились перед Иосифом и поклонились ему. Поклонение также обозначается благовониями и возлияниями, которые использовались в иудейской церкви. ВТОРОЙ вещью было то, что они взяли в руки, а именно двойное серебро. То, что в самом глубоком смысле серебро обозначает истину, можно также видеть выше [n. 1167, 2529]. Поэтому в вещах истинно духовных последовательность порядка такова, что они поклонялись в истине; ибо поклоняться в истине – значит поклоняться Самому Богу Мессии и никому другому, и поклоняться Ему так, как заповедано. Сказано, что они взяли еще серебра и еще столько же в руку свою; то есть, как сказано выше [n. 2518, 2528-30], будучи сыновьями Иакова, они взяли с собой только истину, касающуюся естественных вещей, и это они несли в устье своих мешков. Поэтому теперь они взяли в руки другую истину. На ТРЕТЬЕМ месте в этом порядке оказался Вениамин, который называется сыном десницы, то есть находящимся по правую руку от Бога Мессии. Таким образом, в обществе с ним они могли предстать перед Богом Мессией, как было сказано выше [n. 2587, 2589]. Таким образом, в глубинном смысле здесь речь идет о степенях приближения.
  50. Таков внутренний смысл этих слов, хотя в наши дни они выглядят иначе перед человеческими глазами, которые смотрят только на внешние вещи и судят о человеке по его одежде, не видя его внутренностей. Но вот что я могу утверждать: когда то, что представляется в буквальном смысле, читается перед теми на небесах, кто истинно духовен и находится в таком состоянии, что понимает природные вещи духовно, то они не извлекают из них иного смысла, кроме духовного, так что они не видят и не воспринимают буквального смысла, как те, кто судит человека не по его лицу и внешнему украшению, а по его внутренностям. Тогда буквальный смысл для них – ничто. Они воспринимают только то, что лежит внутри и в глубине души. Я мог бы также привести завещательные доказательства этого вопроса, но, поскольку, возможно, это превысит веру большинства, я считаю, что лучше обойти их в настоящее время.3
    3 Отрывок с отступом цитируется в Указателе к Меморабилиям, s. v., Litera, Verbum. См. оглавление.
  51. В духовном смысле под этими же словами подразумевается поклонение, которое выражается в прошении. Подарок занимает первое место, а милость, оказанная им, – это серебро, которое они принесли в мешках своих [ст. 12] и которое названо “тайным сокровищем” (ст. 23); ибо эта милость была оказана им из-за Вениамина, который является сыном правой руки Мессии, будучи братом Иосифа и единственным в его любви. Этот порядок также вытекает из этого; но поскольку подарок, а также серебро, подразумевают многое, эти многие вещи, которые обозначаются, следуют друг за другом во взаимном порядке. Однако следует брать только те, которые соответствуют одному и тому же вопросу.
  52. ЖЕНЕЗИЯ XLIII

16 [И] когда Иосиф увидел Вениамина с ними, то сказал тому, кто был над домом его: приведи людей домой, и зарежь животных, и приготовь, ибо эти люди будут есть со мною в полдень.

17 И сделал человек, как сказал Иосиф; и привел человек людей в дом Иосифа.

18 И испугались мужи, что их ввели в дом Иосифа, и сказали: из-за серебра, которое возвращено было в мешки наши в первый раз, введены мы сюда, чтобы он скатился на нас, чтобы бросить на нас,4 и взять нас в рабы и в ослы наши.
4 См. примечание к н. 2638.

19 И подошли они к человеку, стоявшему над домом Иосифа, и говорили с ним перед дверью дома,

20 и сказали: я, господин мой, спускаюсь, мы спустились в первый раз, чтобы купить пищи.

21 И когда мы пришли в гостиницу и открыли мешки наши, то вот, серебро каждого человека было в горле мешка его, серебро наше по весу его; поэтому мы принесли его опять в руке нашей.

22 И другое серебро мы принесли в руке нашей, чтобы купить пищи; не знаем, кто положил серебро наше в мешки наши.

23 И сказал он: мир вам, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам тайное сокровище в мешках ваших; серебро ваше пришло ко мне. [И вывел к ним Симеона]5.
5 См. примечание к н. 2656.

24 И привел человек в дом Иосифа, и дал им воды омыть ноги их, и дал пропитание ослам их.

25 И приготовили они подарок к приходу Иосифа в полдень, ибо слышали, что им должно есть там хлеб.

26 И когда Иосиф пришел домой, они принесли ему подарок, который был в руках их, в дом и поклонились ему до земли.

27 И спросил он их о мире, и сказал: отец ваш, о котором вы говорили мне, имеет ли он мир? жив ли он еще?

28 Они же сказали: раб Твой, отец наш, имеет мир, он жив. И преклонились, и поклонились.

29 И, подняв глаза свои, увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей, и сказал: это ли младший брат твой, о котором ты говорил мне? И сказал он: да будет Бог благосклонен к тебе, сын мой.

30 И поспешил Иосиф, ибо внутренности его6 были сильно тронуты за брата своего, и он хотел плакать, и вошел в комнату свою, и плакал там.
6 См. примечание к n. 2681.

31 И умыл лицо свое, и вышел, и сдержал себя, и сказал: поставьте хлебы.

32 И поставили для него самого, и для них самих, и для Египтян, которые ели с ним, самих по себе; потому что Египтяне не могут есть хлеба с Евреями, ибо это мерзость для Египтян.

33 И сели они пред ним, первенец по праву первородства, а меньший по возрасту несовершеннолетия; и дивились этому люди, каждый своему товарищу.

34 И, раздавая им порции от лица своего, он умножил порцию Вениамина в пять раз над порциями всех. И пили они, и напились досыта с ним”.

Мы читаем, что когда сыновья Израиля пришли к Иосифу, он пригласил их в свой дом, чтобы поесть с ним, и тогда они сильно испугались и дали понять слуге своего дома, что они принесли серебро обратно. Мы также читаем, что они ели с Иосифом и т. д.
Поскольку все эти события относятся к более внутренним и сокровенным вещам, а также к тем, которые произойдут в конце дней, когда народы будут собраны вместе, поэтому здесь речь идет именно об этом собрании. Сам Бог Мессия в Своем Слове говорит о собрании и о пире [Луки 14:16 и далее], что означает одно и то же, а именно, что народы всего земного шара будут приглашены на пир, и что Господь придет в Свой дом и будет есть с ними; кроме того, есть много других подробностей, которые Бог Мессия раскрыл в Своем Слове.

  1. По внутреннему смыслу, то же самое означает приглашение сынов Израиля на пир, приготовленный Иосифом; и поскольку сыны Израиля здесь представлены сынами Иакова, это не могут быть те последние, которые имеются в виду, но должны быть те, кто называется Израилем и сынами Израиля в конце дней, как указано выше [n. 2597]. Таким образом, здесь присутствуют не сыновья Иакова. Они, правда, есть среди тех, кто был призван на пир, но каждый из них выдвинул предлог, то есть привел в оправдание мирские дела, а именно: брак с женой, имущество и тому подобное, что они приобрели [Лк. 14:18-20]. Таким образом, под сыновьями Иакова здесь подразумеваются сыновья Рахили, Авраама и Израиля, где бы они ни находились на всем земном шаре, будь то среди язычников или даже среди этого еврейского народа; ибо имя “Израиль” означает язычников, но поскольку среди еврейского народа тоже были сыновья Израиля, то и они включены в их число.
  2. Собирание произойдет в последнее время, когда соберутся все, кто находится в мире, и в то же время все, кто находится на небесах, и, следовательно, все, кто жил от начала и до конца дней. Этому предшествует призыв, как вселенский, простирающийся от времен Ноя до последнего времени, так и призыв из всех уголков мира о конце дней. Затем следует сбор; ибо призыв имеет в виду сбор, или приглашение, на пир, так же как то, что сменяет друг друга, имеет в виду то, что будет одновременным. Так происходит во всем, ибо одновременное нигде не возможно, кроме как посредством последовательности, которая постоянно устремлена к тому, что будет одновременным, а одновременный порядок формируется в соответствии с последовательным. Именно так будет и в том всеобщем сближении, которое произойдет в конце дней, сближении, на которое направлены все времена и жизнь всех людей с самого начала. Последовательный порядок, или порядок сменяющих друг друга вещей, управляется одним лишь Богом Мессией, который во всех вещах, сменяющих друг друга и находящихся во времени, видит вещи, присутствующие в последнем сошествии вместе, когда наступит конец всех концов, Царство Бога Мессии.
  3. То, что именно это имеется в виду в данном случае, а также в других местах, где речь идет о праздниках, о которых, с учетом Бога Мессии, мы будем говорить в дальнейшем, ясно из многих обстоятельств; ибо в самом содержании [Слова] ничто не рассматривается, кроме внутренней церкви Бога Мессии, а затем, в высшем смысле, ничто, кроме самого Бога Мессии. Итак, поскольку Царство Бога Мессии – это цель всех целей, и поскольку весь земной шар является универсальным средством для достижения этой цели – то есть, промежуточные цели находятся у всех, кто живет на всем земном шаре – ничто другое не может иметься в виду в данном случае. Кроме того, праздники рассматриваются и в более глубоком содержании Слова Божьего Мессии: праздники, учрежденные священниками, праздники в храме [Втор. 12:17-8; 14:23; 16:16] и т. д., а также другие праздники. Они также являются собраниями, промежуточными собраниями, которых много; но в самом глубоком смысле они также имеют отношение к последнему собранию. В остальном же праздники, о которых говорится во внутреннем и внешнем смыслах, являются обычными праздниками.
  4. Поскольку на последнем празднике происходит бесчисленное множество вещей, которые не могут быть известны миру, поэтому они описаны в различных отрывках; и из этих отрывков, если их сопоставить вместе, можно в конце концов увидеть вещи, которые произойдут потом, и все они описаны в Слове Бога Мессии. Но поскольку до сих пор мало кто был допущен к внутреннему содержанию Слова Бога Мессии, что позволило бы им получить знания из него, поэтому люди смогли узнать лишь общие сведения [об этом празднике], в то время как должно быть бесчисленное множество вещей, которые затем произойдут. Можно изложить лишь некоторые из них.
  5. [И7] когда Иосиф увидел Вениамина с ними, сказал начальнику дома своего: приведи людей домой, и зарежь животных, и приготовь, ибо эти люди не будут есть со мною (ст. 16). В тексте не сказано, что они преподнесли подарок от отца и тем самым заручились доброй волей Иосифа, и что они что-то говорили Иосифу. Мы читаем просто: “Когда он сам Вениамин с ними”, то есть когда он увидел тех, кто находится во внутренней церкви и является сыновьями Рахили, которые такие же, как сыновья Авраама.
    7 Опущено также Шмидиусом.
  6. Следует заметить, что под Вениамином подразумеваются люди, которые являются внутренними и братьями Иосифа по той же матери, этой матерью была Рахиль, которая представляла истинную церковь Бога Мессии на всем земном шаре, как было сказано выше [n. 783, 1110]. Эти два сына Рахили оба представляют Мессию, каждый по-своему: Иосиф – как слугу, страдальца и владыку всей [земли], а Вениамин – по-другому, то есть, согласно описанию Вениамина в главе 49[27], как выхватывающего из челюстей дьявола людей, которых он вводит в свою церковь. Не то чтобы Вениамин был таким, ибо не сохранилось никаких сведений о его жизни, из которых можно было бы сделать вывод о его представлении, кроме того, что он был братом Иосифа от той же матери и был очень любим Иосифом; что с его помощью его братья умиротворили Иосифа; и что его имя означает “сын правой руки”. Из этих сведений можно уловить суть его представления.
  7. Но хотя Иосиф и Вениамин представляют в высшем смысле Мессию, в глубинном смысле – сыновей Авраама, в более внутреннем – сыновей Исаака и так далее, из этого отнюдь не следует, что их потомство может быть более уважаемым, чем другие потомства, только благодаря тому, что в них представлены их родители. Мы не читаем, что колено Вениамина и колена Манассии и Ефрема пользовались большим уважением, чем другие колена. Представление о своих родителях остается в человеке на протяжении всей его жизни; но потомство, как правило, сильно вырождается, как потомство Авраама вырождается в потомстве Иакова, как потомство Исава вырождается в его потомках и т. д. По этой причине, когда мы говорим “Вениамин”, мы подразумеваем тех, кто является самыми любимыми сыновьями Израиля, то есть сыновьями Авраама; следовательно, тех, кто, в первую очередь, является сыновьями Бога Мессии.
  8. Поэтому, когда Иосиф увидел Вениамина с ними, он увидел именно их в Вениамине. Для Иосифа было радостью, что они не убили Вениамина; а для Мессии, которого имел в виду Иосиф, – что они были связаны со своим братом, а значит, были связаны и в родстве с ним. Таким образом, он мог считать их своими братьями, то есть приемными, но не настоящими сыновьями Рахили, и, следовательно, сыновьями Израиля, хотя сами по себе они были сыновьями Иакова.
  9. В более внутреннем смысле эти слова означают состояние церкви во все времена. То, что сыновья Израиля, которых теперь одиннадцать, будучи распределены по классам, приглашены на ужин с Иосифом, означает, что они призваны к тому, что называется ужином, а именно к совместной трапезе. Другими словами, их зовут, чтобы они ели духовный хлеб; ибо когда под Иосифом подразумевается Мессия, то имеется в виду именно такой ужин, именно такой вид пищи и хлеба, а не естественный. На такие обеды приглашаются все, кто призван, и это в соответствии с тем, что было установлено в церкви у иудеев, которые вместе ели то, что было принесено в жертву Богу Мессии, и это при храме [Втор. 12:17-8; 14:23; 16:16]. Что такое духовная пища и хлеб, а следовательно, что такое обед в этом смысле, может быть очевидным.
  10. Этот ужин, как и общие обеды, учрежденные у иудеев, означает не что иное, как собрание сынов Израиля. Таких собраний было много, но все они относятся к последнему собранию, которое называется всеобщим пиром в конце дней. Это и есть то главное, что в самом глубоком смысле описывается здесь в сынах Израиля.
  11. Тот, кто был над домом, означает его служителей и тех, кто управляет его домом, то есть тех, кто готовит эту пищу или этот обед, ибо это предписано служителям церкви. Им также предписано, что они призовут сынов Израиля и в конце дней соберут их вместе.
  12. Они приглашены в дом Иосифа, то есть в церковь и в царство Бога-Мессии, а значит, и на сами небеса, которые являются домом Бога-Мессии.
  13. То, что в тексте дано повеление “заклать животных”, означает, что они должны приготовить ту пищу, духовно понимаемую, которая относится к церкви, подобно животным, которых древние люди приносили в жертву и которыми обозначались вещи, относящиеся к Богу Мессии. Эти животные должны быть закланы и приготовлены, чтобы они могли поставить перед собой те вещи, которые были установлены для представления Мессии; это и есть духовная пища, которая здесь имеется в виду.
  14. Текст добавляет, что эти люди будут есть с Иосифом. В духовном смысле, [как] сказано выше, “есть с Иосифом” – это есть то, что в старину ели со священниками, которые также представляли Мессию; ибо без Мессии и его присутствия, о котором мы сейчас будем говорить, невозможен подобный обед.
  15. Добавлено, что они будут есть с ним в полдень, чтобы подразумевался ужин, а не пасхальная трапеза, которую ели в вечернее время – о чем, с позволения Бога Мессии, мы поговорим в другом месте.
  16. И сделал человек, как сказал Иосиф; и привел человек людей в дом Иосифа (ст. 17). Здесь мы имеем дело с фактическим сбором в дом Иосифа, и, по сути, со сбором тех, кто подразумевается под сынами Израиля. То, что они рассеяны по всему земному шару, хорошо известно; здесь же они собраны в одно целое. Поэтому теперь они называются людьми, как это часто бывает, когда речь идет о тех, кого приглашает Бог-Мессия, и о тех, кого посылает, а также о небесных ангелах, являющихся в человеческом облике. Это слово используется очень часто, когда речь идет о тех, кто таким образом подразумевается.
  17. И опечалились мужи, потому что их ввели в дом Иосифа; и сказали: из-за серебра, которое было возвращено в наши мешки в первый раз, введены мы, чтобы он обрушился на нас, чтобы бросить на нас,9 и взять нас в рабы и в ослы наши (ст. 18). То, что Бог Мессия внушает страх сынам Израиля, понял сам Исаак, сказав, что Бог Мессия внушает ему страх [гл. 31:42]; не так было с Авраамом.1 Поэтому сказано, что люди были в страхе. Здесь они снова названы людьми, но не сыновьями Израиля или братьями Иосифа, и это для того, чтобы смысл слов был универсальным.
    9 Шмидиус добавляет здесь в скобках поясняющее слово culpam (вина). Сведенборг, как обычно, игнорирует это; но см. n. 1842 note, 2522 note.
    1 [Зачеркнуто:] таким образом, в данном случае не так с Вениамином.
  18. Был страх, потому что их привели в дом Иосифа, и это из-за серебра, которое было возвращено в их мешки в первый раз. Эти слова относятся к тем, что были сказаны ранее в стихе 12, где Израиль сказал, что они должны вернуть серебро, “если только это ошибка”.
  19. Эти слова действительно содержат в себе больше, чем можно раскрыть в нескольких словах, включая все сомнения и угрызения совести, которые тогда возникли в отношении истины, свободы и тому подобного. Ибо, поскольку серебро было возвращено в их мешки, а зерно они получили бесплатно, как дар, не купленный за серебро, следовательно, то, о чем говорится в тексте, касается свободных даров, свободного решения и т. п.; по их мнению, если бы они были введены в дом Бога Мессии, то лишились бы их и стали бы рабами.
  20. У многих людей тогда особенно возбуждается совесть, ибо они сознают множество [грехов]. Поэтому они размышляют о них и боятся многих вещей. Серебро – общий термин, выражающий предмет, о котором идет речь, как в духовном, так и в естественном смысле, и обозначает одним словом все богатство и достаток. Таким образом, они размышляют о том, что Иосиф может сказать, что они украли их у него и присвоили себе. Этими и подобными рассуждениями они как бы обвиняют самих себя, но таким образом, что Бог Мессия пожелал свалить вину на них и взять их в рабы.
  21. До сих пор они не узнали Иосифа и не знали, как обстоят дела. В данном случае речь идет о рабстве. Они хотят быть свободными и больше всего боятся рабства; ведь каждый человек желает быть в своем праве. Поэтому, должно быть, именно этот вопрос они обсуждали с самими собой.
  22. Далее в тексте говорится, что он также возьмет их ослов. В духовном смысле это означает, что он заберет все их услуги и имущество – в противном случае слово “ослы” здесь не было бы добавлено; таким образом, он заберет все, что у них было с собой и на чем они могли уехать. Поэтому их страх был связан с тем, что таким образом они станут слугами и перестанут быть самими собой. Об этом же говорил ученикам Бог Мессия, а именно, что те, кто хочет быть самим собой, не могут быть Богом Мессией.2 То, что о таких вопросах следует думать в конце дней, когда люди будут собраны на ужин, очевидно.
    2 См. Матфея 6:24; Луки 6:13.
  23. И подошли к человеку, стоявшему над домом Иосифа, и говорили с ним перед дверью дома (ст. 19). Подумав о таких вещах в себе, они затем выкладывают их перед теми, кто стоит на страже дома Бога Мессии. То, что эти разговоры касались того, чего они боялись, означают слова, которые они говорили ему перед дверью дома.
  24. То, что сбор людей в конце дней будет происходить не с помощью чуда, то есть их будут переносить из одного места в другое и таким образом собирать вместе, видно из Слова Бога Мессии, где говорится, что люди будут посланы по всем переулкам и улицам, и что сбор будет происходить именно таким образом [Луки 14:21]. Этого нельзя сделать без предварительного объяснения Слова Божьего и истинного понимания всех вещей [в нем], чтобы они могли узнать всю волю Господа. После этого они должны побеседовать с самими собой об этих вопросах, а также посоветоваться с теми, кто называется надзирателями дома Божьего Мессии, и выложить все, что они заметили, когда покупали зерно или приобретали вещи, с помощью которых можно исцелить их духовный голод. Такие сомнения и размышления, а также такие консультации и тому подобное должны предшествовать сбору; ибо сбор или пир – это обручение, которое предшествует бракосочетанию.
  25. И сказали они: мною, господин мой, сходя, мы спустились в первый раз, чтобы купить пищи (ст. 20). Здесь многие говорят как один человек, подобно тому как Иуда говорил за всех них ранее [гл. 43:8], а также позже [гл. 44:18]. Так говорю я, чтобы они говорили, каждый своими устами, ибо сразу после этого используется множественное число. Они называют надсмотрщика господином, потому что он представлял Иосифа, господина земли, так же как Иосиф представлял Бога Мессию, Господа вселенной.
  26. Они говорят: Спустившись, мы спустились, потому что, как часто замечалось выше, “спуститься” означало перейти из земли Ханаанской в Египет; ибо под землей Ханаанской подразумевается небесный Ханаан, небо и царство Бога Мессии, а под Египтом – противоположное. Однако теперь, когда Мессия, понимаемый Иосифом, находился в Египте и, таким образом, не присутствовал в земле Ханаанской, это было бы восхождением. Тем не менее, представление о месте все равно остается, потому что там был Иерусалим и другие города, все из которых подразумевают небесные вещи. Более того, для самих себя они казались тогда спускающимися вниз, как уже говорилось выше3 [n. 2453]. Но этот вопрос следует понимать следующим образом: Эти сыновья должны были сначала спуститься вниз, прежде чем подняться вверх, ибо никто не может подняться вверх, прежде чем спуститься вниз; ибо Бог Мессия спасает человека из нижних областей, и Он делает это после того, как человек был ввергнут, так сказать, в ад, чтобы он знал, что он там находится. Затем Он заставляет его подняться, ибо вырывает его из челюстей дьявола. По этой причине Он уподобляется волку, согласно описанию Мессии в Вениамине (гл. 49:27). Поэтому и Бог-Мессия так обращается к Иакову: “Я Бог, Бог отца твоего; не бойся сходить в Египет. Я сойду с тобою в Египет и сделаю так, что ты будешь подниматься” (гл. 46:3-4).
    3 [Зачеркнуто:] В Египте была магия. Более того, евреи, а значит, в данном случае сыны Израиля, были мерзостью [для египтян], как это очевидно.
  27. Как и в данном случае, человек должен спуститься в Египет, то есть в ад – к этому его может привести признание того, что от рождения он предан самому [дьяволу] и, таким образом, является его рабом, – прежде чем Бог Мессия сможет заставить его “подняться ввысь” [гл. 46:4]. Таким образом, прежде чем стать свободным, он должен сначала попасть в плен и рабство. Под спуском в Египет подразумевается то же самое, что ранее обозначалось тем, что Иосиф говорил с ними грубо и считал их шпионами, а также бросил их в тюрьму и, более того, угрожал им смертью, если они не приведут Вениамина [гл. 42:7, :9, :17, :20]. То же самое произошло и во второй раз, когда он снова захотел сделать их рабами, как было сказано позже [гл. 44:17]. Именно по поводу этого рабства они теперь общались с самими собой. Именно это подразумевается под словами “спустившись в Египет”, а в данном тексте – под словами “спустившись, мы спустились”. Так и человек должен быть низведен до ничтожества, до праха, прежде чем что-либо сможет существовать [с ним]. Таков путь истины4.
    4 Этот абзац подчеркнут четырьмя буквами “Н Б”, написанными на полях.
  28. Все это происходит, когда человек покупает духовную пищу у Бога-Мессии, и Он возвращает их серебро в их мешки, так что зерно оказывается купленным не так, как они описывали его ранее [гл. 42:26]. И теперь они вынуждены признать, что это не купленное зерно.
  29. И когда мы пришли на постоялый двор и открыли мешки наши, то вот, серебро каждого человека было в горле мешка его, серебро наше по весу его; поэтому мы принесли его опять в руке нашей (ст. 21). Объяснение этих слов можно найти в стихах 25, 27, 35 предыдущей главы, 42.
  30. Так как под серебром подразумевается все то, на что приобретаются вещи духовные и небесные, и, поскольку каждый верит, один иначе, чем другой, что пищу или небесный хлеб можно приобрести на серебро, поэтому из тех, кто находится в извращенном состоянии, одни думают, что его можно купить на серебро, то есть на богатство мира; другие – на добрые дела, и таким образом на свою собственную справедливость; третьи – на множество других средств, и так от самих себя. Все это – серебро, на которое человек думает купить небесные вещи. Они недавно размышляли об этом, а теперь говорят об этом со слугой из дома Иосифа. Однако небесные вещи сравниваются здесь с зерном и хлебом, а то, что Иосиф дает им есть, не может быть приобретено ни на такое серебро, ни на какое-либо богатство, живущее в них самих, но является бесплатным даром Бога Мессии5.
    5 Номера 2651-2 подчеркнуты тремя буквами “Н Б”, написанными на полях.
  31. Потому что теперь они поняли, что это серебро было возвращено им, и Иаков засомневался, не ошибка ли это, ибо, как сказано выше [гл. 43:12], то один, то другой человек считает, что зерно можно приобрести на свое серебро; поэтому, поскольку они думали об этом, они пожелали рассказать эту историю, чтобы знать, как обстоят дела. Неизменной истиной является то, что в небесных вещах, касающихся Бога Мессии, ничто не исходит от собственных способностей и сил, все свободно. Таким образом, человек не может приписать себе ни малейшей вещи, например, веры и того, что проистекает из веры, а вера – это зерно и хлеб. Поэтому тот, кто говорит, что зерно куплено, и сам обманывается, и себя обманывает. Так было с сыновьями Иакова, см. выше главу 43:2, ибо тогда они были сыновьями Иакова; но теперь, когда они стали сыновьями Израиля, они хотят исследовать этот вопрос5.
    5 Номера 2651-2 подчеркнуты тремя буквами “Н Б”, написанными на полях.
  32. И другое серебро принесли мы в руке нашей для покупки пищи; не знаем, кто положил серебро наше в мешки наши (стих 22). Таким образом, они снова настаивают на том, что хотят купить зерно в обмен на свое серебро, то есть приобрести для себя то, что обозначается зерном, и это из проприума. Таким образом, они хотели приписать себе те вещи, которые делают товары, и тому подобное, хотя ни одна из них не принадлежит им: все, что исходит от них самих, является злом. Эту черту действительно можно назвать проприальной, поскольку она врожденная, и зло принадлежит им от утробы матери и с младенчества. Действительное зло, однако, не принадлежит им, а принадлежит духам, которые его вызывают. Ничто не принадлежит им самим, кроме предрасположенности, а она также приобретается путем возбуждения дьяволом. Согласие же, присутствующее в одно и то же время, когда им предоставляется выбор и излагается истина, кажется их собственным; но каким образом оно является их собственным, пока сказать нельзя. Несомненно, что все люди отданы в руки дьявола и преданы обиталищу мертвых,6 а вырвать их оттуда может только Бог-Мессия. Это ясно видно из приговора Иеговы Бога первому человеку и его жене, а также сразу после этого из Евангелия – а именно, что Бог Мессия попирает голову змея [гл. 3:15-9].
    6 Оркус; см. прим. к n. 2589.
  33. Что касается получения милости и благодати Бога Мессии по вере, то это вопрос глубочайшего исследования, есть ли в человеке что-либо, позволяющее ему получить эту веру или приложить себя к ее получению; или же в этих вопросах он ведет себя как мертвая тварь; и так же в отношении других [даров Божьих]. Поскольку мне до сих пор не было ясно, каким образом зло может быть вменено человеку, а также то, что он не принимает веру, предлагаемую ему милосердием, – а это вопросы глубочайшего исследования, – я не осмелился рассуждать на эту тему.
  34. Мы не знаем, говорят они, кто положил наше серебро в наши мешки. Так они теперь признаются в своем невежестве, из-за которого до сих пор не знают, разгневался ли он. На это слуга из дома Иосифа отвечает, говоря:
  35. И сказал он: мир вам, не бойтесь; Бог ваш и Бог отца вашего дал вам тайное сокровище в мешках ваших; серебро ваше пришло ко мне. [И вывел к ним Симеона]7 (стих 23). Сначала он говорит: “Да будет мир с ними и да не убоятся”; то есть они не должны беспокоиться по этому поводу и обсуждать его, но в их умах должен быть мир; и поэтому они не должны бояться; то есть, хотя они не имеют никаких заслуг от своей собственной справедливости и не получают ни малейшего блага, и хотя они ничего не могут сделать от себя, они не должны [бояться], что их возьмут в рабы. Таким образом, он прежде всего рассеивает страхи, о которых они думали и говорили в стихе 18; именно слова этого стиха имеются в виду под словами: “Мир с вами, не бойтесь”. Таким образом, все эти сомнения рассеиваются.
    7 Эти слова опущены Сведенборгом, но не Шмидиусом.
  36. Теперь он добавляет: “Бог твой и Бог отца твоего дал тебе тайное сокровище в мешках твоих”. Поскольку сейчас они представляли сыновей Израиля, а их отец – Израиль, следовательно, под “Богом их и Богом отца их” подразумевается Бог Мессия. То, что именно он представлен здесь Иосифом, ясно; ведь именно Иосиф положил серебро в их мешки и таким образом вернул его.
  37. В этом стихе ясно видно, что все, что предшествует и все, что следует, внутренне обозначает вещи духовные и небесные; ибо человек говорит, что Бог дал тайные сокровища в ваших мешках. О серебре, которое они несли с собой и на которое хотели купить зерно, то есть о справедливости и делах закона, которыми они хотели заслужить небесное царство, он говорит, что это ничто, но что справедливость – это то, что исходит от Бога Мессии, и что это и есть серебро, положенное в их мешки и таким образом возвращенное. В этом, таким образом, и заключается тайное сокровище – в том, что из чистого милосердия Бог Мессия дарует веру безвозмездно, и сама вера является сокровищем. Ему было неприятно, что они хотят купить, и поэтому он так сурово с ними разговаривал и три дня держал их в палате [гл. 42:7, :17]. Таким образом, сначала он испытал их и сделал слугами, а затем вернул серебро. И поскольку они также признались в своих преступлениях, он отдал им это тайное сокровище.
  38. Действительно, выше [гл. 42:8] сказано, что они не знали8 Иосифа; да и не знали они его. Поэтому слуга теперь говорит, что это сокровище дал им Бог твой и Бог отца твоего – говорит так, чтобы не было путаницы с тем, что было сказано раньше и позже, до того, как Иосиф стал известен; ведь теперь они представляют сыновей Израиля.
    8 Или “признают”; см. прим. к 2469.
  39. О том, что означают мешки, в которых находится зерно, было сказано выше [n. 2520, 2528], а именно, что оно находится в хранилищах их разума, а также в их памяти. Хранилище ума, которое в основном и подразумевается под мешками, – это то расположение, в котором хранится это сокровище, то есть когда расположение исправляется после искушений. Таким образом, именно там
    что это серебро откладывается Богом Мессией; ибо прежде чем передать веру, необходимо исправить нрав. В более внутреннем смысле под мешками подразумевается память, в которой хранятся знания, воспринятые для того, чтобы вера могла иметь существование; ибо знания о Боге Мессии должны предшествовать, прежде чем это скрытое сокровище будет положено рядом с зерном. Таким образом, под серебром подразумевается справедливость, а под “зерном” – вера; смысл в том, что справедливость, которая вменяется им, от Бога Мессии, как и вера; ибо и то и другое дано им.
  40. В тексте добавлено: серебро твое пришло ко мне. Это ясно указывает на то, что их самоприписываемая справедливость из дел закона была отнята и пришла к Богу-Мессии; ибо поскольку человеку не принадлежит справедливость, а вместо справедливости – несправедливость, и поэтому в нем нет ничего, кроме зла, поэтому именно эта несправедливость, которая просто преступна или изобилует преступлениями, приходит к Мессии; и это Мессия отнял, когда вменяет людям Свою собственную справедливость и дает им веру; ибо ясно, что серебро не пришло к Иосифу, а было возвращено обратно9. То, что Мессия взял на Себя всю несправедливость и тем самым искупил смертных людей, хорошо известно. Взять на Себя несправедливость, которую смертные считают справедливостью, – вот серебро сыновей Иакова, нет, сыновей Израиля, которое приходит к Нему.
    9 [Зачеркнуто:] Не то чтобы это было то же самое серебро, то есть их серебро; это было серебро Мессии вместо их серебра. На это, собственно, и намекается в тексте. Таким образом, человек обновляется.
  41. И ввел человек людей в дом Иосифа, и дал им воды омыть ноги их, и дал провизии ослам (ст. 24). Теперь речь идет о самом ужине: их страх рассеялся; ведь пока они не были уверены в том, как обстоят дела с серебром, они не осмеливались видеть лицо Иосифа. В глубоком смысле дом Иосифа здесь означает места, где собираются люди, ибо именно там происходит обсуждение ужина и т. д.
  42. У древних был обычай: прежде чем есть хлеб, они омывали ноги. Это омовение, как и другие омовения, означает духовное очищение, а также очищение от пороков природы; ибо, как было сказано выше [n. 837], ноги – это крайние части человека, так же как природные или земные вещи – это крайние части [вселенной]. Поэтому, прежде чем люди смогут прийти к этому ужину, их нужно сначала стереть. Ибо поскольку никто не видит внутренних вещей, кроме Иеговы Бога, поэтому в человеке те вещи, которые являются внутренними и внешними, представлены его внешними частями, то есть лицом и, конечно, глазами, теми вещами, которые являются внутренними; шеей, теми, которые являются промежуточными или средними между внутренними и внешними; также грудью, но там все представлено одновременно; ибо внутри находится сердце, которое внешне обозначается грудью, грудь также обозначает внутренности. Конечности, однако, и особенно ступни, обозначали те вещи, которые являются конечными и, следовательно, земными, и которые должны быть сначала стерты. Это делалось символически – омовением ног или стиранием пыли с ног; ибо ноги – это любовь к вещам земным и естественным, и они должны быть стерты, если люди хотят быть допущены к обеду.
  43. Отсюда также следует, что эти представления небесных вещей распространяются и на нечистых; ведь хотя они и нечисты, но, омыв ноги, могут быть представлены как чистые, хотя чисты не они сами, а те, кого они представляли и таким образом обозначали. И таким же образом сыновья Иакова могли представлять сыновей Израиля.
  44. То, что человек дал также провизию их ослам, означает в более универсальном смысле, что провизия была также дана их слугам и всем, кто был в их обществе и служил им. Ведь по установившемуся обычаю у каждого из них был свой дом, в котором находились его слуги, точно так же, как и у самого человека. В человеке тело и анима служат интеллектуальному разуму: это ослы, которым дают пропитание, а интеллектуальному разуму – хлеб. Так и в Церкви Бога Мессии, а также в Царстве Бога Мессии есть те, кого сравнивают с ослами, а именно люди, которые служат тем, кто находится в более внутренних и сокровенных вещах; ибо они рождены слугами, хотя в некотором смысле свободны. Без такого духовного понимания этих слов в тексте никогда не было бы сказано, что он дал пропитание их ослам; не было бы сказано, что Иосиф взял их в слуги и их ослов [ст. 18]; ибо без этого смысла подобные вещи не заслуживали бы упоминания в Слове Бога Мессии.
  45. И приготовили они подарок к приходу Иосифа в полдень, ибо слышали, что они должны есть там хлеб (ст. 25). Что это был за подарок и какова его природа, было объяснено выше [n. 2601-4]. В духовном смысле такие подарки и вотивные приношения означали мольбы и поклонение. Жертвы, которые также назывались подарками, были олицетворением справедливости Бога Мессии; но минха1 и хлеб были тем, что они и давали, и получали, ибо ели хлеб и другие приношения перед храмом [Втор. 12:17, :18, 14:23], как будет показано в другом месте, предоставляя Бога Мессии. Теперь же говорится, что они приготовили подарок, чтобы умилостивить Иосифа – в духовном смысле, Бога Мессию; ибо в то время было неприлично предстать перед лицом владыки земли пустым.
    1 См. n. 304n. Сведенборг, следуя Шмидиусу, использует еврейское слово.
  46. Против Иосиф пришел в полдень. Таким образом, после того, как они сделали то, что означает приготовление подарков, то есть подумали, как им следует просить Бога Мессию, приходит он. Сказано “в полдень”, и из этого следует, что полдень означает обед, как и в обычной речи: одно слово обычно принимается за другое.
  47. И теперь снова сказано: “Ибо слышали, что там должны есть хлеб”. Это относится к тому, что было раньше [ст. 24, 25], а именно к тому, что они омыли ноги, тем самым очистившись, а также приготовили подарок. Здесь, как и в других местах, говорится, что они должны есть хлеб, хотя ранее [стих 16] было сказано, что слуга должен был зарезать животных, и, таким образом, кроме хлеба должно было быть что-то еще. Хлеб, однако, означает все, что дается на обеде и пире, а значит, и всю пищу в духовном понимании. Поскольку хлеб, как и манна небесная, означает тело Мессии, то, следовательно, он означает и самого Мессию в его человеческой природе. Таким образом, этот пир означает духовную пищу. О том, что слова в Слове Божьем Мессии, как те, что сейчас перед нами, так и все остальные, следует воспринимать именно в этом смысле, говорилось уже не раз. Таким образом, этот хлеб подразумевает все те духовные потребности, которыми питается человеческий разум.
  48. И когда Иосиф пришел домой, они принесли ему подарок, который был у них в руках, в дом и поклонились ему до земли (ст. 26). То, что в духовном смысле под подарком здесь подразумевается мольба, а под мольбой – поклонение, видно из дальнейшего, когда мы читаем, что они принесли подарок, а также что они поклонились ему до земли; и снова в стихе 28, что они поклонились.
  49. Сказано, что они принесли в дом подарок, который был в руке их, и это ясно означает, что они принесли подарок, которым распоряжались сами, ибо рука означает власть. Люди не могут принести никакого другого подарка, кроме того, который находится в их распоряжении, и Бог Мессия не требует другого. Он требует, чтобы ему не дарили, а приносили в его дом; точно так же он требует, чтобы дары и десятины отдавались храмам и священникам, а не ему самому, ибо Бог Мессия ни в чем не нуждается. Поэтому в тексте сказано, что они принесли подарок в дом. Более того, как мы читаем, это была установленная практика, чтобы эти подарки отдавались его дому и священникам, которые управляли домом и в то же время составляли его.
  50. И спросил их о мире, и сказал: отец ваш, о котором вы говорили со мною, имеет ли он мир? Жив ли он еще (стих 27). Вопрос о мире касается всего небесного, ибо мир включает в себя спасение и все, что относится к дому Божьего Мессии и Его Царству. У древних, таким образом, вопрос касался мира, причем мир означал не только благополучие тела, но и духовное благополучие или счастье, ибо оно заключается в мире. Никто не может быть в мире, кроме того, кто находится с Богом Мессией, дарующим мир. Смертные люди находятся в непрерывной борьбе с дьяволом и его бандой. Поэтому мир дается только тому, кто свободен от этой борьбы, и только через Бога Мессию. Он, таким образом, и есть мир. Таким образом, без веры в Мессию нет мира. Люди обеспокоены тем, что проистекает из любви к миру и к себе; они постоянно возбуждают человеческий разум к борьбе, к раздорам, и таким образом раскалывают разум на части.
  51. Поэтому Иосиф спрашивает, есть ли мир у их старого отца, имея в виду Израиль. Иосиф не может говорить ни о каком другом отце, ибо что касается отца Иакова и его сыновей, то он прекрасно знал, что с ними нет мира, и именно по этой причине он смог полностью покинуть дом своего отца. То, что он забыл этот дом, видно из главы 41:51; и что он снова
    что он снова хотел покинуть его, если только с ним будет Вениамин, видно из главы 44:17, где Иосиф, желая оставить Вениамина одного, говорит: “Тот, в чьей руке окажется чаша, тот будет моим слугой; а что касается тебя, то иди с миром к отцу твоему”.
  52. Здесь Иосиф спрашивает, жив ли еще их отец, о котором они говорили. Более правильно, и, следовательно, в ближайшем смысле, этот вопрос относился к самому Иосифу. В духовном смысле Мессия, которого подразумевает Иосиф, обычно задает подобный вопрос – хотя он прекрасно знает об этом – для того, чтобы получить ответ; ведь вопрос решается в форме вопроса и ответа, чтобы казалось, что что-то исходит от самого человека. Ответ, который дается, исходит от человека, когда он исходит из его предрасположенности2 , являясь своего рода реакцией в соответствии с предрасположенностью. Без реакции, которая отвечает на действие, ничего не происходит. И то, и другое должно присутствовать, если мы хотим, чтобы что-то появилось на свет. Но, с позволения Бога Мессии, об этой реакции мы поговорим в другом месте.
    2 [Зачеркнуто:] Это относится к человеку, но не к побуждению дать ответ.
  53. В духовном смысле этот вопрос о том, жив ли их отец, подразумевает также вопрос о том, является ли он Израилем и, следовательно, живым, или Иаковом и, следовательно, мертвым; ибо жить – значит быть духовным, [а] духовная жизнь – это Израиль, исходящий исключительно из веры в Бога Мессию и, следовательно, от Бога Мессии. Это и есть та жизнь, о которой Мессия, понимаемый Иосифом, делает запрос.
  54. И сказали они: раб твой, отец наш, покоится, он еще жив. И преклонились, и поклонились (ст. 28). Из этого ответа ясно, что под Мессией здесь явно подразумевается Иосиф, и что в этих словах есть духовный смысл. Они называют своего отца слугой, а потом говорят, что он еще жив; ибо тот, кто не является слугой Бога Мессии, ни в коем случае не жив, а жизнь заключается в том, что ему позволено быть слугой Бога Мессии. Более того, они склонились, нет, поклонились, что не подобает сыновьям любого отца, кроме Израиля, под которым также подразумевается Мессия. Поклон означает преклонение перед землей и, таким образом, признание того, что человек – прах. Поэтому затем следует поклонение, которое является следствием этого признания.
  55. И поднял он глаза свои, и увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей, и сказал: это ли младший брат твой, о котором ты говорил мне? И сказал: да будет Бог милостив к тебе, сын мой (ст. 29). Как уже говорилось выше [n. 1132, 1520], в более внутреннем смысле “поднять глаза и увидеть” – это восприятие; в сокровенном смысле – вера; в высшем смысле, в котором только Бог Мессия управляет душами и умами, – это милосердие, то есть проявление милости, которое осуществляется, когда Он дает веру, которая не может существовать без любви. Таким образом, в высшем смысле, понимая под Иосифом Мессию, под поднятием глаз и видением Вениамина подразумевается созерцание из милосердия, а значит, из любви тех, кого обозначает Вениамин, то есть тех, кто находится во внутренних вещах, тех, кого он называет своими братьями и сыновьями. Сказано: сын своей матери, потому что он сын своей церкви, которая также называется невестой, женой и матерью.
  56. Он сказал ему: “Да будет Бог благосклонен к тебе, сын мой”. Таким образом, из любви он называет брата своим сыном и благоволит к нему своей милостью: быть благосклонным – значит проявлять милость. В подлинном смысле, когда вместо Иосифа подразумевается Бог Мессия, быть умилостивленным происходит от умилостивления, поскольку Мессия – умилостивитель, то есть примиритель и ходатай за него; ибо когда Он умилостивляет или является умилостивителем, это означает, что Он молится за него Иегове Отцу. Это Он делает постоянно, особенно за тех, кто является Вениамином. Что касается того, что означает молиться за одного, то об этом мы можем позволить себе рассказать в другом месте, предоставленном Богом Мессии.
  57. В тексте, как показано выше, Иосиф спрашивает, тот ли это младший брат, о котором вы говорили. Иосиф действительно задает этот вопрос, как и Бог Мессия, когда обращается к людям; и это происходит по причинам, о которых мы говорили выше [n. 1519-20, 1932-3, 2673], с той целью, [а именно] чтобы получить ответ, и чтобы в человеке была реакция. Человек реагирует, то есть отвечает, в соответствии со своей предрасположенностью, причем характер ответа полностью зависит от состояния, в котором человек находится в данный момент, а значит, и от его предрасположенности. То, что вызываются многие состояния, и только Богом-Мессией, очевидно; и на самом деле такие состояния, какие Он пожелает, чтобы человек мог ответить, исходя из своей предрасположенности в данный момент, и чтобы таким образом Он мог исправить человека. Это и есть акт реформации.3
    3 В автографе последние две трети этого абзаца подчеркнуты словом “N B”, трижды написанным на полях.
  58. Вениамин назван младшим4 братом по рождению, а не по любви. Поэтому Иосиф говорит, что, хотя он был самым младшим по рождению, он не был, таким образом, наименьшим среди них. Поскольку древние, и особенно иудеи, требовали для себя прерогативы первородства и вытекающего из него приоритета, то Бог Мессия презрел это первородство, как мы читали выше в случае с Исавом [гл. 25:34]. Здесь Иосиф говорит: “Это ли младший брат твой?”, а затем возвышает его над своими братьями, ибо дает ему пятикратную долю сверх его братьев [стих 34].
    4 Латинское слово, переведенное здесь как младший (minimus), означает также наименьший и самый маленький, и то же самое верно для соответствующего еврейского слова.
  59. И поспешил Иосиф, потому что внутренность его была сильно движима к брату его, и он хотел плакать, и вошел в комнату свою и плакал там (ст. 30). Плач – это выражение высшей любви, смешанной со скорбью, к тому, кого жалеют. Здесь эта любовь тем более пылкая и внутренняя, что, как сказано, его внутренности были сильно тронуты, и он вошел в свою комнату, сделав это так, чтобы другие не узнали об этом.
  60. Такова любовь Бога-Мессии к тем, кто находится во внутренних вещах, кого он называет своими сыновьями – Вениамины, сыновья Авраама по отцу и сыновья Рахили по матери, – что ее нельзя выразить словами, которые используются в отношении конечных вещей природы. Поэтому здесь оно выражено словами: внутренности его5 были сильно движимы. То, что у человека, когда он разражается рыданиями, все внутренности приходят в сильное движение, хорошо известно. Это происходит от еще большего движения и возбуждения высших способностей человека, как от движения ума и самой души, откуда происходит все движение, которое поступает в внутренности; ибо ум и душа – это принципы всех действий и, следовательно, всего движения, и из них можно сделать вывод о состоянии движения внутренностей человека. Через то, что есть в человеке, выражается то, что есть в Боге Мессии; ибо человеческий разум не может быть таким образом выведен из самой души, если в Боге Мессии нет чего-то подобного, а именно чистой любви, когда Он жалеет кого-либо. Он также не жалеет с такой привязанностью никого, кого не любит и не наделяет верой; в противном случае реакции не будет. Реакция, правда, не соответствует [чистой любви], но все же это [любовь] в высшей степени с человеком. Поэтому движимы таким образом лишь те, кто пребывает в сокровенных вещах и с кем происходит общение через душу, если можно так выразиться. Многое можно было бы сказать об этом общении, но пока нет повода. Поэтому, с позволения Бога Мессии, мы поговорим об этом в другом месте.
    5 Висцера – все части брюшной полости, включая сердце и легкие. Еврейское слово, которое Шмидиус переводит таким образом, в единственном числе означает утробу, а во множественном – сострадание. Множественное число так переведено Сведенборгом в “Арканах”, но A. V. обычно переводит его как “кишки”.
  61. То, что он хотел плакать и вошел в свою палату, означает, что он хотел плакать сам по себе, а не перед людьми, чтобы быть примером того, что человек не должен притворяться и выставлять это на всеобщее обозрение, ибо Бог Мессия – образец для всех людей. Искренняя любовь, кроме того, имеет такую природу, что она не публикует свою любовь, но свидетельствует о ней другими способами, и это по многим причинам. Сам Бог-Мессия также повелевает об этом в Своем Слове, [говоря], когда жил [в мире], что любовь не должна быть притворной [Мф. 6:1 и далее]. Тот, кто притворяется, хочет показать себя, притворяясь для того, чтобы показать себя и тем самым приобрести славу; но тот, кто не притворяется, сдерживается и проявляет себя другим образом. Это происходит, кроме того, ради человека, которого он любит, – человек слаб и поэтому не может [легко] раскаяться. О любви Бога-Мессии к роду человеческому, и особенно к тем, кто созерцает Его с верой и приближается к Нему, можно сказать бесчисленное множество вещей. Здесь мы говорим о ней только в том виде, в каком она выражается, когда о ней свидетельствуют в высшей степени – как это чувствует и сам человек – плачем, в который человек впадает, как бы непроизвольно.
  62. И умыл лицо свое, и вышел, и сдержал себя, и сказал: поставь на хлеб (стих 31). Умыть лицо – значит вытереть слезы и привести лицо в радостный вид. Это следует из сказанного, а именно из того, что Иосиф не хотел показывать свою любовь; ведь признаки притворного плача заключаются в том, что лицо кажется испачканным, так что печаль и слезы видны на самом лице. Таким образом, под омовением лица подразумевается, что все эти признаки притворного плача и любви должны отсутствовать, и это для того, чтобы не были видны внутренние эмоции, ибо именно на лице люди упражняются в разврате. Итак, вот образцы, которым Сам Бог Мессия повелевает следовать людям, а именно: не помазывать голову елеем или другим знаком печали6 (если я не ошибаюсь, это следует поискать), – повеление, которое также подразумевает, что все притворное должно отсутствовать.
    6 Отрывок, на который мы ссылаемся, – Матфея 6:16-18: “Когда поститесь, не будьте, как лицемеры, с печальным лицом; ибо они обезображивают лица свои, чтобы показаться людям постящимися….. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы не показаться людям постящимся”. Вместо переведенного текста можно было бы прочитать: “чтобы они помазали голову маслом или другим знаком радости”.
  63. Это было сделано главным образом потому, что братья и Вениамин еще не знали Иосифа. Другое дело, когда они узнают его. Из последующих слов следует, что Иосиф не желал заявлять о себе только Вениамину, но не остальным; а то, что это было сделано, видно из последующих событий. Таким же образом, пока они еще не знают Бога-Мессию, Он не может поступить иначе, чем поступил Иосиф; ибо пока еще нет взаимного действия, оно возникает впервые, когда Его признают и принимают с верой. Следовательно, эта любовь предшествовала, имея описанную природу; ибо впоследствии, когда его признали, он открыто заявил об этом; см. ниже, глава 45, стихи 2 и 14. Итак, здесь описана любовь Бога Мессии, которая предшествует, и эта любовь происходит от воспоминания об Аврааме, отце его, и Рахили, матери его. Из этого воспоминания проистекает предшествующая любовь, свидетельство о которой сдерживается по многим причинам, о которых мы сейчас поговорим. Он мог бы явить Себя сразу и тем самым засвидетельствовать Свою высшую любовь; но причины, по которым был выбран нынешний путь, изложены ниже7.
    7 В автографе вторая половина этого абзаца подчеркнута словом “N B”, написанным на полях.
  64. Он прибавил: “Настройтесь на хлеб”, имея в виду, что они должны приготовить обед. О хлебе мы говорили выше [n. 200, 2130, 2668], что он означает все необходимое для жизни, как духовной, так и телесной, потому что в высшем смысле он означает Мессию, который отдал себя человеческому роду и с которым все благословения исходят изнутри.
    Он говорит коротко: “Налегай на хлеб”, и сразу же после этого выражает свою любовь описанным способом, ибо за этим следует то, о чем было рассказано. Любовь предшествует, а затем, как было сказано, хлеб готов.
  65. И поставили для него самого, и для них самих, и для Египтян, которые ели с ним, самих по себе; потому что Египтяне не могут есть хлеб с Евреями, ибо это мерзость для Египтян (ст. 32). Этот стих касается самого пира. Собрание в последние дни сравнивается с пиром, так же как и Царство Божье, ибо одно сравнивается с другим. С Богом Мессией в настоящем происходят те вещи, которые происходят последовательно и одновременно, или, в последние дни, в короткое время, как в кратком изложении; и в них представлен сам архетип Царства Бога Мессии. Сейчас речь идет о созыве, который был осуществлен вышеупомянутым образом [n. 2622-33], когда все народы всего земного шара, но особенно сыны Израиля, собраны вместе в дом Иосифа, то есть в Царство Бога Мессии, и представлены теми, кто является вождями, как будет объяснено далее.
  66. Итак, сначала приходят сыны Израилевы. Они отделяются от остальных и едят хлеб перед Иосифом; ибо сыны Израиля – это те, кто составляет Царство Бога Мессии, или, что то же самое, Церковь. В частности, они делятся на три класса, а именно: внутренний, средний и высший. К внутреннему классу относятся те, кто называется Вениамином, а также два сына служанки Рахили, которые также были истинными сыновьями Рахили, хотя и от ее служанки. Этот класс является самым многочисленным и состоит из трех потомков: Вениамина, Дана и Неффалима. Второй класс состоит из четырех последних сыновей Иакова, двух от Лии и двух от ее служанки Зилфы, а именно: Завулона, Иссахара, Ашера и Гада.
    Третий класс состоит из первых сыновей Иакова от Лии, а именно Иуды, Левия, Симеона и Рувима. Таким образом, их одиннадцать, по четыре в каждом классе, кроме самого последнего, где был Вениамин. В этом классе было только трое, ибо Иосиф, как владыка земли, сидел один.
  67. Египтяне составляют второй стол, будучи отделены от сынов Израиля. Хотя они и приглашены, но не едят хлеб с Иосифом и сыновьями Израиля, ибо это для них мерзость. Таким образом, под египтянами здесь подразумеваются маги, люди чисто природные и тому подобное. Они действительно приглашены, но для них есть с Евреями – мерзость. Под евреями подразумеваются сыновья Сифа8 , Авраама и т. д., а теперь и Иакова, которых было много и которые признавали Бога Мессию. Египтяне, то есть маги, отвращаются от них, ибо они никогда не могут быть вместе “8.

8 Латинский редактор заменил это слово на “Шем”; см. прим. 1563.

  1. Тот факт, что здесь говорится, что они не могут есть хлеб с Евреями, ясно указывает на то, что это происходит от их противоположного учения, и, таким образом, они не могут есть вместе духовно по причине различного исповедания веры и вытекающего из него различного учения. Естественные люди отвращаются от духовных, но не наоборот, ибо духовные любят естественных, чтобы те обратились. Так, не евреи отвращаются от египтян, а египтяне от евреев. Дьявол отвращается от всех, кто принадлежит Богу-Мессии, поскольку питает к ним ненависть. Однако обратное не так: те, кто принадлежит Богу Мессии, никогда не держат естественных людей в ненависти и мерзости, но приглашают их к себе и дают им духовный хлеб, желая их спасения. Именно по этой причине в тексте добавлены эти слова. Всякая мерзость, как в учении веры, так и в духовных вещах, происходит от ненависти; ибо дьявол желает быть верховным вождем и господином, хотя ничего не может сделать; поэтому он продолжает свое стремление. Отсюда ненависть и мерзость, особенно когда он слышит, что он – самый мерзкий раб Мессии.
  2. Иосиф сидит один; ибо он дает пищу всем и есть все во всем; поэтому он один, он еще не ест с ними, потому что его еще не признали. Они в его доме, в его поле зрения; он – весь и господин; поэтому он один.
  3. Итак, здесь сыны Израиля разделены на три класса, в каждом из которых должно быть по четыре человека, а всего их двенадцать. Пока, однако, их только одиннадцать, ибо Иосиф, через которого представлен Мессия, один. О том, что существует такое разделение в Церкви, а также в Царстве Бога Мессии, было сказано выше [n. 2687].
  4. И сели они пред ним, первенец по праву первородства, а меньший по возрасту несовершеннолетия; и дивились этому люди, каждый на своего товарища (ст. 33). Иосиф расставляет всех по порядку, а именно: по праву первородства и по возрасту младшего, то есть младшие по рождению были поставлены по возрасту, один здесь принимается за многих. Таким образом, здесь проводится различие между старшими по рождению и младшими.
  5. Однако возраст по праву рождения относится ко времени, а возраст по вере – к продвижению в вере и, следовательно, к реформации, то есть к тому, насколько человек вырос и продвинулся в реформации, что и означает возраст в духовном смысле; ибо человеческий возраст относится к формированию того разума, благодаря которому человек становится человеком, и этот разум растет в зависимости от возраста, даже если возраст оценивается по годам. Духовный же возраст – это продвижение в вере, а значит, близость к Мессии.
  6. Здесь наименьшие9 – это внутренние, а значит, первые, которые подобны младенцам. Эти последние – наименьшие; но те, кто стали младенцами и, таким образом, наименьшими, те – внутренние, и, таким образом, первые и ближайшие [к Мессии]. Это лучше видно из последующего, а также из “уделов”, которые были даны Вениамину [ст. 34].
    9 Или младшие, см. прим. 2679.
  7. Из того, что они удивились тому, что Иосиф распределил их таким образом по праву рождения и возрасту, следует, что они еще не узнали его. Он также не мог объявить о себе; их еще нужно было подвести к искушению, признать свои беззакония и смирить себя до рабства. Теперь это было сделано, и тогда Он впервые дает о себе знать. Таким образом, Бог-Мессия не объявляет о Себе, пока все это не будет сделано. Это мы сможем увидеть позже: они покорились, признали себя рабами, исповедали свои беззакония, и тогда Бог Мессия явил Себя. Это также подразумевает, что подобное произойдет со всеми, кто придет к Богу Мессии в последнее время; иначе Он никогда не сможет явить Себя перед ними, это путь истины. Тем временем Он распределяет каждому его порции, дает пищу и благословения. В это время Бог Мессия знает родовитость и возраст каждого в отношении веры, как было сказано [n. 2692]; и тогда они будут удивляться, человек своему товарищу.
  8. И когда Он послал им доли от лица Своего, то умножил долю Вениамина в пять раз над долями всех (ст. 34). Здесь мы не читаем, что он дал каждому разные порции, но это можно понять по порциям, данным Вениамину, которые были увеличены в пять раз. Таким образом, он дал и остальным в должной пропорции.
  9. Он распределил доли по любви. Эти доли означают духовные дары, а именно: веру, послушание, милосердие, плоды веры, спасение, благополучие и славу, или царство. Все это в духовном смысле означают порции, данные Иосифом.
  10. Здесь следует особо отметить, что одиннадцать сыновей Израиля представляют все те вещи, которые называются сыновьями Церкви, от которых Церковь является церковью и матерью; ибо Церковь рассматривается от ее сыновей, иначе нет Церкви или мертвая Церковь. Об этом свидетельствуют сами имена сыновей Израиля, в которых заложено все то, что обращено к церкви. Поэтому этот праздник должен представлять собой всеобщее собрание, где сыны Израиля – это все те, кто называется сынами Церкви.
  11. Отсюда следует, что Вениамину была дана пятикратная доля, как доля в вещах сокровенных. Причина этой пятикратной доли кроется в десятине; ибо, хотя Бог Мессия дает человеку десять частей, он требует только десятую часть. Он не берет ее сам, а отдает священникам, которые представляют его. А теперь Вениамину он дает двойную часть, а именно то, что относится к нему самому и то, что относится к священникам, что и подразумевается под пятикратным увеличением; ибо он дает много одному и мало другому, более того, он забирает у одного и отдает другому, как говорит сам Бог Мессия [Мф. 25:14-29; Лк. 19:12-24].
  12. И они пили, и досыта напились с Ним (стих 34). Пить досыта – значит наслаждаться радостью пира; ведь питье бодрит и освежает. Таким образом, они веселились досыта, каждый в соответствии со своим анимусом, и так все досыта.
  13. ГЕНЕЗИС XLIV*
    *В пояснениях специально рассматривается только часть этой главы, но контекст, а также ссылки, сделанные в других местах этой работы, делают целесообразным приведение всей главы. Перевод выполнен по изданию Шмидиуса.

1 И повелел он начальствующему над домом своим, говоря: наполни мешки людей едой, сколько они могут унести, и положи серебро каждого в горло мешка его.

2 И положите чашу мою, чашу серебряную, в горло мешка младшего, и серебро купленного им зерна. И сделал он по слову, которое сказал Иосиф.

3 Утро было светлое, когда выслали людей, их и ослов их.

4 И когда они вышли из города, уже недалеко, Иосиф сказал начальствующему над домом своим: встань, иди за людьми; и когда догонишь их, скажи им: почему вы воздали злом за добро?

5 Не из него ли пьет господин мой, и не из него ли он прорицает. Поэтому вы сделали зло в том, что сделали.

6 И, догнав их, говорил им сии слова.

7 Они же сказали ему: зачем господин мой говорит сии слова? Не должно рабам твоим поступать по этим словам.

8 Вот, серебро, которое мы нашли в мешках наших, мы принесли к тебе из земли Ханаанской; как же нам украсть из дома господина твоего серебро или золото?

9 У кого из рабов твоих найдется это, тот пусть умрет; а мы будем рабами господина моего.

10 И сказал: так и теперь, по словам вашим, да будет; у кого найдется, тот будет мне рабом, а вы будете непорочны.

11 И они поспешили, и спустили каждый свой мешок на землю, и открыли каждый свой мешок.

12 И обыскал; начал со старшего, а вышел с младшего; и найдена чаша в мешке Вениамина.

13 И сняли они одежды свои, и запрягли каждый своего осла, и возвратились в город.

14 И пришел Иуда и братья его в дом Иосифа, ибо он был еще там; и пали пред ним ниц.

15 И сказал им Иосиф: что это за дело, которое вы сделали? не знаете ли вы, что такой человек, как я, может прорицать?

16 И сказал Иуда: что нам сказать господину моему? что нам говорить? и как нам оправдаться? Бог обнаружил беззаконие рабов твоих; вот, мы рабы господина моего, и мы, и тот, в чьей руке была чаша.

17 И сказал: да не будет мне позволено сделать это; тот, в чьей руке чаша, тот и будет моим слугою; а что касается вас, то идите с миром к отцу вашему.

18 И подошел к нему Иуда и сказал: по мне, господин мой, позволь рабу твоему, молю тебя, сказать слово в уши господина моего, и да не возгорится гнев твой на раба твоего, ибо ты подобен фараону.

19 И спросил господин мой рабов своих, говоря: есть ли у вас отец или брат?

20 И мы сказали господину моему: есть у нас отец, старик, и сын его, младший по рождению; брат его умер, и он один остался у матери своей; поэтому отец любит его.

21 И сказал ты рабам твоим: приведите его ко мне, ибо я положу на него глаз мой.

22 И мы сказали господину моему: отрок не может оставить отца своего; ибо если бы он оставил отца своего, то умер бы.

23 Ты же сказал рабам твоим: если не сойдет с вами младший брат ваш, то вы не увидите лица моего.

24 И когда мы подошли к рабу твоему, отцу моему, мы рассказали ему слова господина моего.

25 И когда отец наш сказал: возвратись, купи нам немного пищи;

26 мы сказали: мы не можем спуститься; если будет с нами младший брат наш, то мы спустимся; ибо мы не можем видеть лица человека, если только не будет с нами младшего брата нашего.

27 И сказал нам раб твой, отец мой: вы знаете, что жена моя родила мне двух сыновей:

28 И один вышел от меня, и я сказал: конечно, разорванный, он разорван на части; и я не видел его доныне;

29 и если вы возьмете и этого с лица моего, и постигнет его гибель, то вы повергнете старость мою во зло.

30 Итак, если я приду к рабу твоему, отцу моему, а отрока не будет с нами, так как душа его связана с душою последнего;

31 то, когда он увидит, что отрока нет с нами, он умрет, и рабы твои со скорбью доведут старость раба твоего, отца нашего, до тлена.

32 Более того, раб твой стал поручителем за отрока у отца моего, говоря: если я не приведу его к тебе, то буду в вине перед отцом моим во все дни.

33 Итак, молю тебя, пусть раб твой останется вместо отрока, слуга господина моего, а отрок пусть идет с братьями своими.

34 Ибо как я пойду к отцу моему, если отрока не будет со мною, чтобы мне не увидеть зла, которое будет на отце моем.

Братья, все еще не зная, что господином земли является Иосиф, были уволены им; но это было сделано с намерением призвать Вениамина обратно и отделить его от остальных. Таким образом, Иосиф отправил бы последнего домой, а первого оставил бы при себе; ведь ясно, что он хотел полностью отказаться от дома своего отца и забыть и братьев, и отца [гл. 41:51]; а также то, что он хотел оставить при себе только Вениамина, ибо в стихе 10 он сам говорит, а также его человек: “Тот, у кого найдется чаша, будет моим слугой”; а в стихе 17: “Тот, в чьей руке найдется чаша, будет моим слугой; а что касается вас, то ступайте с миром к отцу вашему”.

  1. Но поскольку под Иосифом здесь, как и выше, подразумевается Мессия, он сделал вид, что отстраняет и остальных. Однако это не входило в его намерения: прежде всего он хотел побудить их признать свои беззакония, как видно из стиха 16, а также смирить их, чтобы они, подобно Аврааму, подчинились ему как рабы, о чем они сами заявляют в стихе 16, где Иуда говорит от имени всех: “Что скажем господину моему? что будем говорить? и как оправдаемся? Бог обнаружил беззаконие рабов твоих; вот, мы рабы господина моего, и мы, и тот, в чьей руке была чаша”. Таким образом, они признали свои беззакония, а затем смирились, сделав это гораздо больше, чем Иуда имел возможность выразить. Именно после этого исповедания и этого смирения Владыка земли, то есть Господь вселенной, впервые явил Себя им и принял их в благодать. Под этими событиями подразумеваются всевозможные искушения и унижения, предшествующие тому, чтобы Бог Мессия явил Себя в их сердцах; ибо исповедание и признание должны предшествовать этому, поскольку в противном случае люди не знают, что они грешники, вплоть до того, что заслуживают самого крайнего рабства, и их преступления не могут быть им прощены.
    Однако это признание, а также унижение до небытия совершается перед Богом Мессией [а не перед слугой], ибо слуга считался ничем, будучи приравнен к животному и, таким образом, нечеловеком. Без унижения любовь к себе и миру не отступает, и поэтому любовь к Богу-Мессии не может иметь места. Вот что предстает перед нами в жизни сыновей Иакова.
  2. И повелел он начальствующему над домом своим, говоря: наполни мешки людей едой, сколько они могут унести, и положи серебро каждого человека в горло мешка его (стих 1). Иосиф сделал это для того, чтобы обвинить Вениамина, ведь он спрашивал именно о чаше, а не о серебре. Последнее он, как и ранее [гл. 42:25], вернул в подарок; преследовавший их человек не искал этого, но дал им такое же указание, как и ранее в гл. 43[:23]. Таким образом, похоже, что это сокровище было тайным сокровищем, которое дал им Бог; ведь человек обыскал мешки всех от первого до последнего, и тогда он должен был увидеть серебро и показать его им, [объяснив], что они получили его [в дар]. Поэтому он не задавал вопросов о серебре, а только о чаше.
  3. Здесь, как и выше [гл. 43:16], под человеком, который был над домом его, подразумеваются служители, то есть те, кто управляет домом. Таким образом, во всех смыслах, универсальном, более универсальном и самом универсальном, это все те, кому приказано заменить серебро, чтобы люди не покупали зерно за бесценок; более того, им приказано наполнить свои мешки едой. Здесь снова говорится не о зерне, а о пище, и это для того, чтобы можно было понять все те познания, с помощью которых утоляется духовный голод. Для сынов Израиля такие познания – духовная пища; но для сынов Иакова все познания – пища, которая действительно может наставлять, но сбивает с пути. Здесь имеется в виду именно духовная пища, то есть всякое познание духовных вещей, каким бы оно ни было, которое дается для наполнения их мешков, то есть их ума и анимуса, а значит, и памяти, как было сказано выше [n. 2660].
  4. О серебре мы говорили выше [n. 2528, 2651], что под серебром подразумевается все то, с помощью чего приобретается такая пища. Эту пищу люди никогда не должны покупать, даже если они думают, что способны ее купить. Таким образом, [имеется в виду], что люди приписывают себе приобретение этих познаний, как это обычно бывает, хотя на самом деле все обстоит иначе; но об этом мы уже говорили выше [n. 2651-3].
  5. И вложи чашу мою, чашу серебряную, в уста мешка младшего, и серебро купленного им зерна (ст. 2). В духовном смысле под серебряной чашей подразумевается то, из чего Господь пьет и дает пить. Что подразумевается под чашей, можно более ясно понять из сосудов скинии и храма, где было много утвари, каждая из которых обозначала то, что будет на этом празднике и в Царстве Божьем. В тексте, однако, чаша обозначает всякую утварь, о которой мы сейчас поговорим; ибо из нее Сам Господь пьет и дает пить. Следовательно, подразумевается и вино. О том, что подразумевается под вином, мы узнаем позже. В духовном смысле это все то, что воссоздает и реформирует разум. Именно это, в конечном счете, и означает вино, что видно из символа Нового Завета1 , где вино обозначает кровь Мессии, а значит, и всю справедливость, которая вменяется тем, кто действительно пьет. То, что в древние времена утварь обозначала то, что в ней содержалось, как в данном тексте, хорошо известно. Тогда люди были в конечных покровах, и именно по этой причине Слово Бога Мессии в Ветхом Завете, и особенно в данном тексте, так трудно понять в его внутреннем смысле; ведь упоминаются только конечные покровы, а под ними подразумеваются вещи внутренние. С течением времени все было иначе. По-другому было и тогда, когда Сам Бог Мессия снял эти покровы и раскрыл сокровенные вещи; так же как и в случае с жертвоприношениями, сосудами и т. д., относящимися к ним.
    1 Сведенборг впервые написал “Завет”, но это слово он вычеркнул.
  6. Таким образом, под чашей здесь подразумевается то, что в других отрывках понимается под “вином”, то есть все духовное. Здесь же добавлены слова “чаша серебряная”, и этим обозначается весь духовный элемент, который включает в себя познание; ибо серебро правильно означает то, что истинно, а значит, то, чем пропитан интеллектуальный разум. Этот ум прежде всего должен быть наставлен, то есть [серебряная чаша] должна быть вложена в уста мешка, то есть в память. Золотая чаша, с другой стороны, означает мудрость, а серебряная – интеллект.
  7. Здесь следует заметить, что в тексте говорится о серебре зерна, а не как ранее [n. 4322], “о пище”. Это потому, что зерно – это более внутреннее знание духовных вещей, чем “пища”, которая охватывает знание многих духовных вещей и, таким образом, как внешних, так и внутренних.
  8. Здесь снова говорится о купленном зерне2 , а именно о зерне, которое было приобретено, хотя и без денег. Человек еще не знает ничего, кроме того, что оно было куплено, ибо никаким иным способом эта материя не постигается пониманием. Однако впоследствии все будет иначе. Зерно также приобретается, когда оно предстает как собственное.
    2 См. прим. к n. 2501.
  9. И сделал он по слову, которое сказал Иосиф (ст. 2). Поступить по слову – значит повиноваться. Это выражение полностью божественное и означает, что он послушался.
  10. Утро было светлое, когда отослали людей, их и их ослов (стих 3). О том, что означает утро в применении к дням реформации – к каждому отдельному дню и к последнему, – уже неоднократно говорилось выше. Таким образом, здесь имеется в виду конец дней, а также то, что эти люди теперь сыны Израиля, а не Иакова; для последних наступит ночь.
  11. Они и их ослы; таким образом, все, кто был в их компании. Сами они представляют князей, а все остальные – слуг, что и означает “ослы”.
  12. Когда же они вышли из города и были уже недалеко, Иосиф сказал начальствующему над домом своим: встань, иди за людьми; и когда догонишь их, скажи им: почему вы воздали злом за добро (ст. 9). Здесь следует обратить внимание на стиль речи, который является полностью божественным, как и в других местах.3
    3 [Зачеркнуто:] Глава 31:24, :29 “Чтобы ты не говорил от добра ко злу”.
    Что касается словесного или исторического смысла этого стиха, то это видно из самого текста, а именно: Иосиф повелел, чтобы серебряная чаша, которую он использовал за ужином, когда ел со своими братьями, была положена человеком из его дома в мешок Вениамина. Затем с помощью своего человека он произвел обыск в мешке каждого из них, и когда чаша была найдена в мешке Вениамина, он взял последнего к себе в слуги. На первый взгляд, это кажется несправедливым, но если вникнуть в причину, то она станет очевидной: он хотел удержать Вениамина при себе и оставить его братьев, забыв дом своего отца [гл. 41:51]; а братья должны были узнать, что их серебро возвращено им. На первый взгляд может показаться удивительным, что Иосиф хотел прибегнуть к этому средству, чтобы отделить Вениамина от его братьев; но поскольку они так сильно преследовали и страдали от него ([вдвойне:] это был закон возмездия, чтобы он мог страдать от них подобным образом), это было разрешено, чтобы они могли впоследствии вернуться, и чтобы, после того как они покорились, смирились и признали свои беззакония, он мог принять их в милость и не отделять от себя, а посоветоваться об их благе во время голода. Именно по этой причине, как он сам заявляет (глава 45:5-8), он был послан в Египет; ибо все эти события, а также многие другие, которые за ними следуют, были ходом провидения, чтобы Иаков со своими* сыновьями пришел в Египет, а затем в плен. [* В автографе написано eorum (их). Возможно, Сведенборг хотел написать fratres вместо Jacobus, в таком случае перевод будет звучать так: “чтобы братья его с сыновьями своими”].
    Что касается внутреннего или более широкого смысла, то это предзнаменовало и представляло в настоящем пленение Иакова и сыновей Иакова в Египте, с той целью, чтобы они покаялись и были избавлены Богом Мессией через Моисея; а также многочисленные пленения, которым подверглись потомки Иакова, а также другие люди, которые, чтобы покаяться, были отправлены в различные пленения. Так же и в самом широком смысле, а также в самом строгом, который касается каждого отдельного человека – с отдельными людьми поступают так же, как сейчас с сынами Израиля. Таким образом, с каждым человеком это происходит по-разному.
  13. “Чтобы ты не говорил от добра ко злу” (глава 31:24, :29). Это обычное выражение, хорошо известное в то время. Поэтому оно называется “словом” [ст. 2], то есть истиной, а Слово – это сама истина. По этой причине в стихе 6 говорится, что “он говорил им по этим словам”, а в стихе 7: “Далеко рабам твоим делать по этим словам”. Говорить и поступать от добра ко злу – это полностью соответствует перевернутому порядку, когда всякое добро обращается во зло, тогда как в соответствии с совершенным порядком всякое зло обращается в добро. Выводить зло из добра или ложь из истины – дело дьявола; но превращать ложь в истину, а зло в добро – дело Бога-Мессии; совершенный порядок состоит в том, что добро занимает более внутреннее место, а зло служит ему Это настолько распространено, что нет ничего более распространенного, и это указывает на порядок, царящий в человеке. Это несомненно следует из главы 50:20, где мы читаем: “Вы умышляли против меня зло; Бог умыслил это к добру, чтобы, как ныне, сделать живым великий народ”.
  14. Не из него ли пьет мой господин? И, конечно, он прорицает из него. Поэтому вы сделали зло в том, что вы сделали (стих 5). Чаша – это правосудие, ибо в самом глубоком смысле вино, которое обозначает чаша, – это кровь, а значит, и та справедливость, которая обретается исключительно благодаря крови Мессии. Это чаша или потир, который, как заявляет сам Бог Мессия, означает Его кровь, которой мы оправданы [Лк. 22:20]. Поэтому человек теперь говорит, что они взяли чашу, из которой пьет Господь, то есть захотели приписать себе Его справедливость, то есть зло, которое они воздали добром за добро [ст. 4]. Таким образом, все те, кто берет чашу Господню, приписывают себе справедливость, а значит, и заслуги от своих дел, в то время как только Мессия пьет эту чашу и потир, и никто другой4.
    4 Номера 2714 и 2715 подчеркнуты дважды написанным на полях словом “N B”.
  15. Приказ Иосифа положить чашу в мешок Вениамина действительно был отдан, чтобы отделить Вениамина от его братьев; однако более правильно было бы сказать, что он отдал приказ вменить ему свою справедливость.
  16. Вот в чем суть дела, что касается справедливости, которую другие приписывают себе по своим делам, – что они затем приводятся к исповеданию, а затем к унижению, и таким образом, наконец, принимаются в благодать; и это для того, чтобы показать, что все происходит по провидению Бога Мессии.
  17. Сначала их побуждают к признанию, что они не крали серебра или золота, а если бы украли, то были бы преданы смерти [ст. 8, 9]. Это означает, что они сами признали, что если бы они украли что-либо у Господа, то есть приписали себе то, что относится к Богу Мессии, и сделали это путем кражи, то такой поступок был бы кражей, за которую они заслуживали бы смерти; точно так же, когда кто-либо желает оправдаться и спастись благодаря своим собственным заслугам, это считается кражей, которая заслуживает смерти. Таким образом, здесь речь идет о справедливости, которую каждый приписывает себе, отнимая у своего господина то, что ему принадлежит.5
    5 Этот абзац подчеркнут дважды написанным на полях словом “N B”.
  18. Иосиф положил эту чашу в мешок Вениамина, потому что это Бог Мессия дает ему эту [мысль] и приводит ее в голову, чтобы он мог делать добро; ибо все доброе исходит от Бога Мессии. Поэтому она положена в его мешок; но если кто-либо приписывает ее себе и говорит, что она его собственная, то это кража. В каком бы мешке оно ни лежало, если человек считает, что оно от него самого, это достойно смерти.
  19. Каким образом они смирялись, ясно, ибо в стихе 14 говорится, что “они пали на землю”, а до этого [в гл. 43:28] – что они “благоговели” и часто называли себя рабами; кроме того, впоследствии они предлагали себя в рабы [ст. 9], причем Иуда сделал это за всех, вплоть до того, что предложил себя в рабы вместо
    Вениамина, чем Иосиф был успокоен, см. стих 33; что они признали свои беззакония (стих 16); более того, они говорили о своем отце Израиле, что он любил Вениамина как единственного ребенка своей матери, который остался, и поэтому, если бы он потерял его, то умер бы, как сказано, см. стих 20; ибо в нем он теперь поставил свою жизнь относительно Рахили. У последней были все дети, и поэтому они называются Израилем; поэтому по отношению к Рахили они называются сыновьями Израиля, как ее сыновья, а по отношению к Лии – Иаковом или сыновьями Иакова. Они также говорили, что его душа связана с душой Вениамина (стих 30), и что в противном случае, по причине зла, он сойдет в тень6 (стихи 29 и 31) и т. д.
    6 Ad manes; см. прим. 2567.
  20. [Итак, молю тебя, пусть вместо отрока останется раб твой, слуга господина моего, а отрок пусть пойдет с братьями своими], стих 33. Иуда предложил себя в качестве слуги вместо своего брата Вениамина, потому что он представляет сыновей Израиля. В этом смысле он также представляет Мессию.
  21. GENESIS XLV*
  • Примечание к главе 44 относится также к главам 45 и 46.

1 И не мог Иосиф сдержать себя пред всеми, стоявшими подле него; и воскликнул: вышлите от меня всякого человека. И не было с ним никого, когда Иосиф объявил о себе братьям своим.

2 И возвысил он голос свой с плачем, и услышали Египтяне, и весь дом фараона услышал.

3 И сказал Иосиф братьям своим: я Иосиф; жив ли еще отец мой? И братья его не могли отвечать ему, ибо они были в смятении пред ним.

4 И сказал Иосиф братьям своим: подойдите ко мне, молю вас. И они подошли. И сказал он: я Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет.

5 Итак, не скорбите, и пусть не будет зла в глазах ваших, что вы продали меня сюда; ибо Бог послал меня пред вами для пропитания.7
7 Шмидий добавляет: сохранения вашей жизни.

6 Ибо это второй год голода посреди земли; и еще пять лет не будет ни пахоты, ни жатвы.

7 И послал меня Бог пред тобою, чтобы поставить пред тобою остатки в земле и сделать для тебя живым, 8 для великого спасения.
8 См. примечание к n. 2725.

8 Итак, не ты послал меня сюда, но Бог; и Он поставил меня отцом фараону и господином всему дому его и начальником по всей земле Египетской.

9 Поспеши, пойди к отцу моему и скажи ему: так говорит сын твой Иосиф: Бог поставил меня господином всего Египта; сойди ко мне и не медли:

10 и поселишься в земле Гошенской, и будешь близ меня, ты, и сыновья твои, и сыновья сыновей твоих, и стадо твое, и весь скот твой, и все, что у тебя:

11 и там Я буду содержать тебя, ибо будет пять лет голода, чтобы не изгладить тебя, тебя и дом твой и все, что у тебя.

12 И вот, глаза твои видят и глаза брата моего Вениамина, что уста мои говорят с тобою.

13 И вы расскажете отцу моему все величие мое в Египте и все, что вы видели; и поспешите, чтобы привести отца моего сюда.

14 И пал он на шею Вениамина, брата своего, и плакал; и Вениамин плакал на шее его.

15 И целовал всех братьев своих, и плакал над ними; и после того братья его говорили с ним.

16 И раздался голос в доме фараона, говорящий: пришли братья Иосифа; и хорошо было в глазах фараона и в глазах рабов его.

17 И сказал фараон Иосифу: скажи братьям твоим: вот что сделайте; запрягите скот ваш и идите, войдите в землю Ханаанскую;

18 и возьмите отца вашего и домашних ваших и придите ко мне, и я дам вам лучшее из земли Египетской, чтобы вы ели тук земли.

19 И это будет повеление тебе; 9 вот что сделай; возьми из земли Египетской повозки твои для малютки твоего и для жен твоих и пошли отца твоего, чтобы ты пришел.
9 Шмидиус добавляет поясняющие слова “от меня”.

20 И пусть не скупится глаз ваш на домашнее имущество ваше, ибо лучшее из всей земли Египетской будет ваше.

21 И сделали сыны Израилевы; и дал им Иосиф повозки, по слову фараона, и дал им провизию на дорогу.

22 Всем им он дал смену одежды каждому; Вениамину же дал триста сребреников и пять смен одежды.

23 И к отцу своему послал десять ослов, везущих отборное из Египта, и десять ослов, везущих зерно и хлеб и пищу отцу своему на дорогу.

24 И отослал братьев своих, и они ушли, и он сказал им: не ссорьтесь на пути.

25 И вышли они из Египта и пришли в землю Ханаанскую к Иакову, отцу своему.

26 И сказали ему, говоря: Иосиф еще жив, и он владыка всей земли Египетской. И сердце его упало, ибо он не поверил им.

27 Когда же они рассказали ему все слова Иосифа, которые он говорил им, и он увидел повозки, которые послал Иосиф, чтобы везти его, дух Иакова, отца их, оживился:

28 И сказал Израиль: хорошо, что Иосиф, сын мой, еще жив: пойду и увижу его прежде смерти моей.

ЖЕНЕЗИЯ XLVI

1 И отправился Израиль со всем, что у него было, и пришел в Беершебу, и принес жертвы Богу отца своего Исаака.

2 И сказал Бог Израилю в видениях ночных; и сказал он: Иаков, Иаков. И сказал: вот Я.

3 И сказал: Я Бог, Бог отца твоего; не бойся сходить в Египет, ибо там Я сделаю из тебя великий народ.

4 Я сойду с тобою в Египет, и сделаю так, что ты будешь восходить, восходя; и Иосиф положит руку свою на глаза твои.

5 И поднялся Иаков из Беер-Шебы; и понесли сыны Израилевы Иакова, отца своего, и малого своего, и жен своих в повозках, которые послал фараон, чтобы везти его.

6 И взяли они скот свой и имущество свое, которое они приобрели в земле Ханаанской, и пришли в Египет, Иаков и все потомство его с ним.

7 Сыновья его и сыновья сыновей его с ним; дочери его и дочери сыновей его; и все потомство его привел он с собою в Египет.

8 И вот имена сынов Израилевых, которые пришли в Египет, Иакова и сыновей его: Рувим, первенец Иакова.

9 И сыновья Рувима: Ханох, и Фаллу, и Хезрон, и Карми.

10 И сыновья Симеона: Иемуил, и Иамин, и Охад, и Иакин, и Зоар, и Шаул, сын ханаанейской женщины.

11 И сыновья Левия: Гершон, Кохат и Мерари.

12 И сыновья Иуды: Ер, и Онан, и Шелах, и Фарес, и Зара; но Ер и Онан умерли в земле Ханаанской. Сыновьями Фареса были Хезрон и Хамул.

13 И сыновья Иссахара: Тола, и Пува, и Иов, и Шимрон.

14 И сыновья Завулона: Серед, и Елон, и Иахлей.

15 Вот сыновья Лии, которых она родила Иакову в Паддан-Араме, с Диной, дочерью его. Всех сыновей его и дочерей его было тридцать и три души.

16 Сыновья Гада: Цифион, и Хагги, и Шуни, и Езбон, и Эри, и Ароди, и Арели.

17 И сыновья Ашера: Джимна, и Ишуа, и Исуи, и Берия, и Серах была сестра их; и сыновья Берии: Хевер и Малхиил.

18 Вот сыновья Зилпы, которых Лаван отдал Лии, дочери своей, и этих она родила Иакову, шестнадцать душ.

19 Сыновья Рахили, жены Иакова, Иосиф и Вениамин.

20 И дано было Иосифу в земле Египетской родить Манассию и Ефрема, которых родила ему Асенат, дочь Потиферея, наместника Онского.

21 Сыновьями Вениамина были Бела, и Бехер, и Ашвель, Гера, и Нааман, Ехи, и Кош, Муппим, и Хуппим, и Ард.

22 Вот сыновья Рахили, которые родились у Иакова: всех душ четырнадцать.

23 И сыновья Дана; Хушим.

24 И сыновья Неффалима: Иахзеил, и Гуни, и Езер, и Шиллем.

25 Вот сыновья Валлы, которых Лаван отдал Рахили, дочери своей, и она родила их Иакову; всех душ семь.

26 Всякая душа, которая вошла с Иаковом в Египет, которая вышла из чресл его, кроме жен сыновей Иакова; всякая душа шестьдесят и шесть.

27 И сыновей Иосифа, которые были рогами к нему в Египте, было две души; всякой же души из дома Иакова, пришедшей в Египет, было семьдесят.

Когда все это совершилось, Бог Мессия прежде всего явил Себя; ибо Он не мог явить Себя раньше, пока не предшествовали описанные события, то есть пока люди не были наставлены на путь истины.

  1. Как проявил себя Иосиф, нам известно из слов текста, но что касается того, как Бог Мессия должен проявить себя в конце дней, об этом Он Сам заявляет в Своем Слове.
  2. То, что эти стихи относятся к последним временам, видно из слов в стихе 6, где говорится, что это второй год голода, а предыдущий год был рассмотрен в предыдущем стихе. В том же стихе говорится, что голод продлится еще пять лет. Таким образом, голод наступит по всей земле, как объявил Иосиф [гл. 41:30].
  3. То, что он должен собрать сынов Израиля вместе и что именно для этого он был послан в Египет, то есть в плен, видно из стиха 7; ибо он говорит: Бог послал меня перед вами, чтобы поставить перед вами остатки в земле и сделать живыми для вас,1 для великого спасения.
    1 Шмидиус объясняет эти слова, добавляя к ним скобку, а именно: “И сделать (эти останки) живыми для вас”. Следуя своей обычной практике, Сведенборг игнорирует это добавление.
  4. Он посылает их домой [стих 9], чтобы они рассказали своему отцу Израилю о его славе и величии,2 о том, что он – владыка всей земли; см. стих 13.
    2 Здесь Сведенборг, по-видимому, советовался с Кастеллио, а также со Шмидиусом, поскольку у последнего есть вариант “величие”, а у первого – “слава”.
  5. Также очевидно, что он признавал своих братьев и любил их, но прежде всего Вениамина [стих 22].
  6. Когда Иаков услышал и увидел все это, сказано, что дух его воспрянул (ст. 27), и сразу после этого он назван Израилем [ст. 28]; таким образом, он становится Израилем. Это относится к обращению евреев в конце дней, как видно из стихов 27 и 28, а также из стиха 1 следующей главы, 46, где говорится, что, будучи Израилем, он приносил жертвы Богу своего отца Исаака, но не Богу Авраама, ибо он не был внутренним, а только Вениамином. Во втором стихе [той же главы] он назван Иаковом, Иаковом, хотя имя его было Израиль; а [в третьем стихе] Бог Мессия говорит, что Он был Богом, Богом Исаака и Авраама, последнего из которых Он называет своим отцом (глава 28:13). Затем Бог-Мессия обещает, что будет с ним [стих 4]. Таким образом, здесь Иаков, то есть его потомки, называемые евреями, именуются Иаковом, а его сыновья – сыновьями Израиля (стих 5).* Таким образом, речь идет об обращении Иакова и, следовательно, об обращении его потомков, то есть тех, кто называется Иаковом, то есть тех, кто возлагает справедливость на дела закона, когда их внутренности еще злы, но которые через плен и рабство, которые им предстоит пережить, станут сыновьями Израиля. Это станет яснее из слов главы 50:20, с которыми можно ознакомиться3.
  • То, что следует в этом абзаце, подчеркнуто словом “N B”, трижды написанным на полях.
    3 [Следующий отрывок написан на полях продольно, от н. 2722 до первой половины н. 2788:] Н. Б. См. особенно то, что сказано позже [н. 2764, 2766] об обращении Иакова. По-видимому, это обращение произошло лишь незадолго до его смерти. См. главу 47 ниже, стих 28 [n. 2770-71; см. также n. 2777].
  1. Иаков и все семя его с ним пришли в Египет (стихи 6 и 7). Здесь под Египтом подразумевается не земля плена, а земля свободы, ибо они пришли в свободу и в то изобилие, которое дал им Иосиф, а значит, в изобилие вещей духовных; ибо они пришли в самую лучшую землю Египта, то есть в Гошен, где земля Ханаанская была, как бы, в
    Египте. Таким образом, они пришли в состояние свободы и изобилия4.
    4 Параграфы № 2729 и 2730 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях. Что касается ссылки на “пророка”, см. Осия, гл. 11.
  2. Впоследствии потомки Иакова стали пленниками. Так начинается новая эпоха, означающая их новый плен и последующую свободу, когда они были введены Моисеем в землю Ханаанскую; и затем, когда они были отведены в землю Вавилонскую, из которой они снова были освобождены; кроме того, были и другие пленения, все они означают тот ежедневный плен, в котором они пребывают со времен Бога Мессии и по сей день. Таким образом, они снова должны быть освобождены, и именно это освобождение обозначается этими чередованиями, что также предсказано Пророком.4
    4 Параграфы № 2729 и 2730 подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях. Что касается ссылки на “пророка”, см. Осия, гл. 11.
  3. В духовных вещах эти перемены таковы, что после смены времени те самые земли, которые в иных случаях означают земли свободы, затем означают земли рабства. Так, Ханаан, который является землей свободы, долгое время был землей рабства, где жили жители, преданные идолопоклонству. Так и теперь земля Ханаанская дана потомкам Авраама, рожденным от его жены Кетуры, и Измаилу, рожденному от Агари, и т. д., а также другим потомкам Сифа5. Когда эти потомки превратились в идолопоклонников, они были изгнаны, а после плена, претерпев подобную смену, потомки Иакова были отправлены обратно. Так же и с землей Египта. Для сыновей Иакова Гошен [гл. 45:10], который находился на месте земли Ханаанской, был землей свободы, но позже стал землей рабства. То же самое происходит и на всем земном шаре. Так же и сейчас. Когда в конце дней те, кто жил в великом свете, полностью забудут Бога Мессию и погрузятся в ночь, тогда свет снова воссияет для евреев. То, что это произойдет в конце дней, предсказано; более того, это показано на примере тех многочисленных чередований, которые являются единичными примерами всеобщих чередований; ибо единичное – это образ всеобщего, как частное – всеобщего.
    5 В латинском издании “Seth” заменено на “Shem”; см. прим. 1563.
  4. Слова в главе 46, стих 8, ясно указывают на то, что не только евреи должны быть собраны вместе, но и все другие народы и нации; ибо здесь ясно сказано: Вот имена сынов Израилевых, которые пришли в Египет, Иакова и сыновей его. Таким образом, они называются сынами Израиля и сыновьями Иакова. Итак, под Израилем подразумеваются все те, кто на всем небе и во всех землях называется “Израиль” и “сыны Израиля”; а под Иаковом – все те, кто являются иудеями и называются общим именем “Иаков”, то есть те, кто подобен Иакову, но теперь исправлен, как было сказано [n. 2731].
  5. В универсальном смысле каждый сын Израиля и Иакова, а также каждый внук представляет собой некое поколение, а в духовном смысле включает в себя потомство, которое относит себя к одному из них как к общему родителю, как было сказано выше [n. 1782-5] в отношении сыновей Иакова. Сыновья Вениамина многочисленнее, чем сыновья других братьев: их десять, а вместе с двумя сыновьями Иосифа их двенадцать. Это сыновья Израиля в подлинном смысле слова; будучи рожденными от Рахили, матери своей, отец их называется Израилем, как сказано выше [n. 2597, 2720].
    После них идут сыновья от служанок; так, после Вениамина – сыновья от служанки Рахили (стихи 23 и 24), и это для того, чтобы обозначить, что они относятся к Вениамину.
  6. ГЕНЕЗИС XLVI

28 И послал Иуду пред собою к Иосифу, чтобы он указывал пред ним,6 в сторону Гошена; и пришли они в землю Гошенскую.
6 Шмидиус добавляет поясняющие слова “путь”.

29 И запряг Иосиф колесницу свою, и выехал навстречу Израилю, отцу своему, в Гошен; и, увидев его, пал на шею его и плакал на шее его долгое время.

30 И сказал Израиль Иосифу: теперь дай мне умереть, после того как я видел лица твои, что ты еще жив.

31 После сего Иосиф сказал братьям своим и дому отца своего: я пойду и скажу фараону; и скажу ему: братья мои и дом отца моего, которые в земле Ханаанской, пришли ко мне;

32 а люди эти – пастухи стада, ибо они были скотоводы, и привели стадо свое и поголовье свое и все, что у них есть.

33 И когда случится, что фараон призовет вас и скажет: какое дело ваше?

34 Вы скажете: рабы твои были скотоводами от юности нашей и доныне, и мы, и отцы наши, чтобы вы жили в земле Гошенской; ибо всякий пастух стада – мерзость для Египтян.

Когда они пришли в землю Гошен, Иосиф вышел навстречу им, и сказано, что из любви к отцу он обнял его и долго плакал [ст. 28, 29]. В естественном7 смысле он сделал это, потому что увидел, что они вернулись; в духовном – потому что увидел, что он и его сыновья теперь исправились, ибо Гошен здесь означает то же самое, что и земля Ханаанская.
7 В автографе – “духовный”.

  1. То, что они исправились, придя в Гошен, совершенно очевидно, поскольку Иаков теперь называется Израилем (стихи 29 и 30); кроме того, Иосиф называет сыновей последнего своими братьями [стих 31]. Это еще более очевидно из стиха 32, где мы читаем: Мужчины – пастухи стада, ибо они были скотоводы; и из стиха 34: Рабы Твои были скотоводами от юности нашей и доныне; ибо сначала они были скотоводами, как и Иаков и его потомки, а теперь стали пастырями стада. То, что пастухи стада – это те, кто обозначает служителей и священников, хорошо известно; таким образом, они являются поклонниками Бога Мессии. То, что они являются мерзостью для народов, не поклоняющихся Богу Мессии, то есть для природного человека, обозначаемого египтянами, также очевидно из последних слов этой главы: Ибо всякий пастух стада – мерзость для египтян (ст. 34), как и ранее, в главе 43:32, где говорится, что еда с евреями также была мерзостью для египтян.
  2. ГЕНЕЗИС XLVII*
  • Примечание к главе 44 относится и к главе 47.

1 И пришел Иосиф и сказал фараону: отец мой и братья мои, и стада их, и поголовье их, и все, что у них, вышли из земли Ханаанской; и вот, они в земле Гошенской.

2 И взял он из среды братьев своих пять человек и поставил их пред фараоном.

3 И когда фараон сказал братьям его: какое дело ваше? они сказали фараону: пастух стада – рабы твои, и мы, и отцы наши.

4 И еще сказали они фараону: на жительство в землю пришли мы, ибо нет пастбища для стада, которое у рабов твоих, потому что голод сильный в земле Ханаанской. Итак, молим тебя, позволь рабам твоим поселиться в земле Гошен.

5 И сказал фараон Иосифу: отец твой и братья твои пришли к тебе:

6 земля Египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гошенской; а если узнаешь, и есть среди них люди ловкие, то поставь их князьями над скотом, над людьми, которые у меня.

7 И привел Иосиф Иакова, отца своего, и поставил его пред фараоном; и благословил Иаков фараона.

8 И сказал фараон Иакову: сколько дней лет жизни твоей?

9 И сказал Иаков фараону: дней жизни моей тридцать и сто лет; мало и худо дней жизни моей, и они не достигли до дней жизни отцов моих во дни жизни их.

10 И благословил Иаков фараона и вышел пред фараоном.

11 И устроил Иосиф отца своего и братьев своих в жилище, и дал им владение в земле Египетской, на лучшем месте земли, в земле Раамсес, как повелел фараон.

12 И поддерживал Иосиф отца своего и братьев своих и весь дом отца своего хлебом, по слову младенца.

Обс: О ГОДАХ ИЗОБИЛИЯ И ГОЛОДА.

Здесь прежде всего следует отметить, что семь лет изобилия и семь лет голода не могли быть обычными годами, а были шестилетними.8 В Слове Бога-Мессии так часто периоды времени обозначаются днями и годами, что нет ничего более обычного, и поэтому я здесь опускаю цитирование других подтверждающих отрывков, которые можно извлечь как из предыдущего, так и из следующего. Достаточно отметить, что Иаков, когда он пришел в Египет и предстал перед фараоном, был стариком ста тридцати лет, как явствует из стиха 9; и что после этого он прожил в Египте семнадцать лет, как мы читаем в стихе 28. Сравнивая эти годы с возрастом Иосифа, мы видим, что, когда последний стал владыкой земли Египетской, он был тридцатилетним мужчиной, см. главу 41:46. Если к этим годам прибавить девять лет, семь лет изобилия и два года голода, итого девять лет, поскольку именно во второй год голода Иаков пришел в Египет, как мы читаем в главе 45:6, то если бы эти годы были обычными, то, когда Иаков пришел в Египет, Иосифу было бы тридцать девять лет. Поэтому, поскольку Иакову тогда было сто тридцать лет, Иосиф, несомненно, должен был родиться на девяносто первом году жизни своего отца. Следовательно, он отправился к Лавану на семьдесят первом году своего возраста, прослужил у него двадцать лет, и там родился Иосиф; таким образом, ему шел девяносто первый год его возраста; см. главу 30:24.
8 Сведенборг колебался над этим словом. Сначала он написал “трехгодичные”. Вычеркнув это слово, он заменил его на “шестилетние”. Он снова зачеркнул это слово и вернулся к “трехгодичным”. Наконец, вычеркнув это слово, он написал на полях “sexennials”.

  1. То, что возраст Иакова, когда он отправился к Лабану, не был семьдесят один год и что ему не было девяносто один год, когда он родил Иосифа, может быть достаточно очевидным для каждого; более того, он родил Вениамина много позже этого времени.
  2. Из этого вполне очевидно, что годы изобилия и годы голода были периодами времени, обозначаемыми годами; и когда эти периоды сокращаются до шестидесяти лет9 , или когда столько шестидесяти лет1 обозначаются равным количеством лет, получается, во-первых: возраст Иосифа, когда он говорил со своими братьями и видел своего отца, составлял девять шестидесяти лет2 плюс тридцать лет, то есть восемьдесят четыре года. Таким образом, Иосиф был тогда мужчиной восьмидесяти четырех лет. [ВТОРОЕ:] Следовательно, отцу его, когда он родил его, было сорок шесть лет; и когда он перешел от отца своего Исаака к Лавану, он был юношей двадцати шести лет. У Лавана он служил3 четырнадцать лет за Рахиль и шесть за стадо.
    9 В автографе – триенналы. То, что оно не было изменено на шестидесятилетнее, объясняется недосмотром. См. примечание 2.
    1 Заменено автором на трехгодичные.
    2 Здесь Сведенборг снова колеблется. Сначала он написал триенналы. Вычеркнув это, он заменил на шестидесятилетние. Это он также вычеркнул и снова написал триенналы, которые еще раз вычеркнул и, наконец, написал секенналы. Признаки этой нерешительности проявляются и в других пометках в рукописи. В первоначальном виде, когда Сведенборг считал, что каждый из годов изобилия и голода был трехлетним периодом, эта часть параграфа гласила: “ПЕРВОЕ: возраст Иосифа… составлял девять трехлетий плюс тридцать лет; то есть прошло пятьдесят семь лет”. Именно в этот момент Сведенборг пришел к выводу, что годы изобилия и т. д. были шестилетними, а не трехлетними. Поэтому он исправил то, что уже написал в этом параграфе, а также в п. 2736, заменив шестилетние годы на трехлетние (за исключением одного случая, когда он по неосторожности упустил это изменение, см. примечание 9 выше). Он также заменил “84” на “57”, а затем продолжил следующим образом: “Таким образом, время изобилия составило семь шестидесятилетий, а именно”. Дойдя до этого места, он решил переписать ту часть, которую мы напечатали курсивом. Поэтому, вычеркнув ее, он начал новую строку следующим образом: “плюс 30 лет, то есть” и т. д. (как в нашем переводе). Мы можем добавить, что когда впоследствии Сведенборг перешел к нумерации параграфов (см. n. 1540, примечание 1767 г.), он принял эту новую строку за начало нового параграфа, который, таким образом, он пронумеровал “1047”, хотя он ни в коем случае не является новым параграфом.
    3 [Зачеркнуто:] семь лет].
  3. Что касается того, что Вениамин назван отроком [гл. 43:8, 44:22, :30-4], то это обычная практика, когда младших по рождению называют не только “отроком”, но и “сыном”; ведь мы читаем об Аврааме, что он назван “сыном восьмидесяти лет” [гл. 16:16]. Слово “отрок” относится к самому младшему по возрасту; так и “сын старости” относится к тому, кто родился последним, после других сыновей.
    Таким образом, Вениамин также назван “сыном старости” [гл. 44:20], причем “старость” относится к фактическому рождению в то время, когда матери перестали рожать, а родители – иметь детей. Вениамин был отцом десяти морей, то есть больше, чем было у других4 (гл. 46:21).
    4 Это последнее предложение было написано в более позднее время, и, судя по надписи, примерно в то время, когда был написан п. 2759.
  4. То же самое подтверждается и возрастом Иосифа, которому было сто десять лет. Таким образом, если он дожил до конца голодных лет – а то, что это было именно так, видно из главы 50, где говорится, что после смерти отца он поддерживал своих братьев и продолжал быть властелином земли, продолжая таким образом до конца голодных лет, – то он исполнил свои годы, а именно сто десять лет; см. главу 50:[26].*
  • Принятая Библейская хронология, составленная Ашером, включает в себя некоторые неправдоподобности, на которые указывает Сведенборг, но которые, однако, вызваны предположением, что четырнадцать лет изобилия и голода были реальными годами. Предположение Сведенборга о том, что эти четырнадцать лет являются четырнадцатью шестидесятыми годами, устраняет упомянутые неточности. Мы приводим сравнительную таблицу двух хронологий:

ВОЗРАСТ ИАКОВА ВОЗРАСТ ИОСИФА
Швед. Ашер Швед. Usher
26 33 Иаков крадет первородство
26 77 А берет благословение; идет к Лабану
46 91 Иосиф родился
63 108 А продан 17 17
74 119 А заключен в темницу 27 27
76 121 А правит Египтом 30 30
188 128 Начинается голод 37 72
130 Встречает отца, второй год голода 39
Второе шестилетие
130 Голод 84
147 ИАКОВ УМИРАЕТ – двенадцать лет
после голода 56
147 в пятый шестилетний период голода 101
Иосиф умирает через шестьдесят шесть лет после
голода 110
в седьмой шестилетний период голода 110
Если бы Иосиф умер в конце
седьмого шестидесятилетия, ему было бы
было бы 114 лет

  1. Из вышесказанного ясно, что эти семь шестидесятилетий составляют сорок два года, причем эти годы, говоря в общем, называются сорока годами или днями – число, которое так часто упоминается; а также то, что каждое семидесятилетие имеет с ним вот что: это один день или один год, в начале которого изобилие, а в конце голод для тех, кто находится в состоянии голода. Так и в последнее время голод будет у тех, кто вечером, а изобилие – у тех, кто утром. Что и в Египте было то же самое, чередование изобилия и голода в течение каждого седмицы – это также можно понять из толкования сна фараона Иосифом.
  2. Что касается того, что Иосиф поставил пять человек перед фараоном [стих 2] и привел Иакова, отца своего, к фараону [стих 7], то это понятно, если понять, что в высшем смысле означает фараон и что – Иосиф, что можно увидеть в главе 41:38-45.* То есть, поскольку имя фараон – это имя правителей Египта, то он является правителем народов – согласно Давиду, Псалом 105:20 и т. д.
  • См. n. 2351-2, 2367.
  1. Смысл здесь виден, но в высшей степени, через человека. В человеке душа, так правильно называемая, является верховным правителем, предоставляя своему интеллектуальному разуму и его воле всю власть над телом, чтобы управлять им по своему усмотрению. В высшем смысле, этим разумом Иосиф представлен в высшей степени превосходно. Естественным разумом представлен Иаков, а пятью человеческими чувствами – те пять человек, которые, будучи затем исправлены, предстали перед верховным правителем. Таким образом, в человеке выражен весь порядок.
  2. Как в человеке, так и в каждом обществе, а также во вселенной; следовательно, в церкви Бога Мессии, а также, в высшем смысле, в царстве Бога Мессии. Таким образом, эти слова можно понять, а значит, применить к церкви и к Царству Бога Мессии.
  3. Все эти люди вместе со своими отцами называются одним пастырем стада (ст. 3), ибо, взятые вместе, они составляют одно целое и подчиняются одному.
  4. Благословение Иакова фараоном (ст. 7 и 10) означает в высшем смысле, что он воздал ему благодарность. Таким образом, они были введены в землю Ханаанскую, подобно тому как анимус приводится на суд разума. Когда это происходит с анимусом, он становится довольным и наслаждается удовольствиями без помех.
  5. Здесь под Иаковом подразумеваются те, кого в последнее время называют евреями; также те, кто на всем земном шаре подобен Иакову.
  6. ГЕНЕЗИС XLVII

13 И когда не стало хлеба во всей земле, потому что голод был очень сильный, и трудилась земля Египетская и вся земля Ханаанская от голода,

14 Иосиф собрал все серебро, какое нашлось в земле Египетской и в земле Ханаанской, за купленное зерно, которое они покупали, и Иосиф принес серебро в дом фараона.

15 И когда израсходовано было серебро из земли Египетской и из земли Ханаанской, все Египтяне пришли к Иосифу, говоря: дай нам хлеба, ибо зачем нам умирать пред тобою, ибо серебро меркнет.

16 И сказал им Иосиф: дайте скот ваш, чтобы я дал вам за скот, если серебро изменится.

17 И привели они скот свой к Иосифу; и дал им Иосиф хлеба для лошадей, и для скота стада, и для скота паствы, и для ослов; таким образом он обеспечил их хлебом для [всего5] скота их в тот год.
5 Опущено Шмидиусом. Позднее Сведенборг восстановил это слово в своей копии перевода Шмидиуса.

18 И когда кончился год, пришли они к нему на второй год и сказали ему: не скроем от господина моего, что серебро истрачено, и стадо скота у господина моего; не осталось у господина моего ничего, кроме тела нашего и земли нашей;

19 Почему же мы умрем пред глазами твоими, и мы, и земля наша? Купи нас и землю нашу за хлеб, и мы будем жить, и земля наша – рабы фараону; и дай семя, чтобы мы жили и не умирали, и чтобы земля наша не оскудела.

20 И купил Иосиф всю землю Египетскую для фараона; ибо Египтяне продавали каждый свое поле, потому что голод одолевал их; и земля перешла к фараону.

21 А что касается народа, то он удалил его в города от конца границы Египта и до конца [его].6
6 Опущено Шмидиусом, но восстановлено Сведенборгом в его копии перевода Шмидиуса.

22 Только землю священников он не купил; ибо священники имели удел, назначенный им фараоном, чтобы они ели удел свой, который дал им фараон; поэтому они не продавали земли своей.

23 Тогда Иосиф сказал народу: вот, я купил вас в этот день и землю вашу для фараона; вот вам семя, и вы засеете землю вашу7.
7 Это слово добавлено Шмидиусом. В своей копии версии Шмидиуса Сведенборг вычеркнул его.

24 И как она даст прирост, то пусть будет так, что пятую часть вы отдадите фараону, а боязливые части будут вашими собственными, на семена полевые и на пищу вам и тем, которые в домах ваших, и на пищу младенцам вашим.

25 И сказали они: Ты сделал нас живыми; дай нам найти милость в глазах господина моего, чтобы мы были рабами фараону.

26 И установил Иосиф в закон по всей земле Египетской до сего дня, что фараону должна принадлежать пятая часть, кроме земли священников, которая не принадлежит фараону.

То, что Иосиф забрал у египтян сначала все их серебро, затем скот и, наконец, землю [ст. 14-20], означает, что в конечном счете он действовал так, как действует человек. Из этого можно сделать вывод о применении этих слов к вещам, которые они представляют и отражают8.
8 [Далее идет следующий абзац, вычеркнутый автором:] То есть, что серебро – это познание естественных вещей, которые влекут к себе органы чувств и с помощью которых люди покупают такие вещи, в которых, по их мнению, покоится их разум.

  1. Эти слова применимы ко всем вещам, находящимся в извращенном состоянии, таким, как в естественном человеке, обозначенном Египтом, также в обществах и общинах людей и на всем земном шаре; ибо египтяне были магами и пристрастились к естественным наукам. Поэтому Евреи были для них мерзостью [гл. 46:34], то есть “пастырь стада” [ст. 3], обозначающий обновленное состояние человека; так же как и еда у Евреев, о чем говорилось выше [гл. 43:32].
  2. Именно о таких людях, особенно о таких людях на всем земном шаре, идет сейчас речь. Для того чтобы они были уничтожены и превратились в простых слуг, подчинились и таким образом стали подножием для Господа всего неба и земли [Пс. 110:1], поэтому, после того как море Израиля пришло в Раамсес или Гошен [ст. 11], у них было отобрано, во-первых, серебро для поддержания жизни, под которым подразумевается все то, на что они покупали духовные и небесные вещи; затем их скот, на который они поддерживали жизнь без хлеба; и, наконец, сама земля, которая осталась в их владении. Таким образом, они были распределены по городам и стали простыми слугами.
  3. Эти слова можно применить к любому естественному человеку, а также к естественным обществам; особенно к тем, кто в последние времена является жителями Вавилона и с кем в конце дней поступят подобным образом – ведь Вавилон будет разрушен таким же образом; и, наконец, к самому дьяволу и его команде, у которых будет отнята вся власть, и он, как раб, окажется в рабстве у Господа вселенной.
  4. То, что эти слова означают вселенную, сразу же становится ясно из стиха 13.
  5. То, что Иосиф принес все серебро в дом фараона (стих 14), означает, что в человеке он принес все познания естественных вещей; в вавилонянах – все то, посредством чего они покупали вещи духовные, а также те естественные искусства, которые вытекают из познаний; в дьяволе – его способность обманывать убеждениями, таким образом, жадность.9
    9 Последние два слова были добавлены позже.
  6. В человеке, вместо скота, такого как лошади, скот стада, скот стада и ослы [ст. 16, 17] – все те внутренние способности, благодаря которым люди становятся скотом и подневольными животными. В духовном смысле имеется в виду роскошь, а также те вещи, которые относятся к анимусу, а именно, амуры1.
    1 [Далее идет следующий ненумерованный абзац, который зачеркнут:] Что касается священников [ст. 22], то это другое дело; ибо таким образом [остальные] должны быть приведены к поклонению Богу.
  7. Сами познания обозначены серебром. Они бесполезны без применения к духовным вещам. Они – первое, что должно быть отнято [ст. 14], так что познания, которые до сих пор были сделаны, таким образом, не служат никакой пользе2 , будучи неприменимы к небесным вещам. (Если я лишен их, как теперь выясняется, то познания, до сих пор дарованные мне Божественной милостью Бога Иисуса Христа3 , не имеют никакой пользы; таким образом, до сих пор труд был напрасным, это – следствие).
    2 Ut sic nulli usui inserviant, quae hactenus factae sunt.
    3 Слова “Иисус Христос” были добавлены в более позднее время.
  8. Скот и тому подобное вместе с конями [ст. 16, 17] также означают внутренние познания, как и кони; здесь они означают удовольствия и коварство мира. (Они также отняты у меня, так что я ничего не смею, ничего не знаю, куда мне идти).
  9. Земля [ст. 18-20] – это интеллект, принадлежащий разуму. Она отнимается одновременно, так что я почти ничего не понимаю; ибо так злые духи омрачают меня, и то, что я могу написать, дается мне по частям4.
    4 Et dantur mihi frustratim, quae possim scribere. Слово frustratim не встречается в латинском лексиконе, хотя форма этого слова предполагает перевод “обманчиво”. Это слово встречается в A. C. 829 ad fin, где оно явно является заменой слова frustatim (по частям, по кусочкам). Мы предположили, что в данном случае речь идет о таком же пропуске. В противном случае перевод был бы “даны мне обманным путем”.
  10. Таково мое состояние сегодня, точно такое, какое было предзнаменовано человеку из Египта. Что еще означают эти слова, я не знаю. Я ожидаю спасения Твоего, Боже Мессия!
    5 Этот абзац заканчивается в середине страницы. Оставшаяся половина страницы остается пустой, написание будет продолжено на следующей странице.
  11. [О ПРЕДСТАВЛЕНИИ ИАКОВА И ИЗРАИЛЯ].

Обс. Обс. Обс.

Следует заметить, что Иаков назван Иаковом по отношению к сыновьям Лии и вообще к десяти сыновьям, а Израиль – по отношению к Иосифу и Вениамину; также Иаков, понимая это, сказал, что он был бы убит горем, если бы потерял Иосифа и Вениамина (гл. 44:29).

  1. То, что только благодаря Иосифу и Вениамину, а также Рахили Иаков остался жив и не был вырван с корнем и уничтожен, достаточно ясно из всех обстоятельств. Во-первых: Иаков, в лице которого тогда был представлен Мессия, служил исключительно Рахили, а не Лии [гл. 29:30]; следовательно, он имел в виду двух сыновей Рахили, то есть Иосифа и Вениамина, которым была обещана земля Ханаанская и благословение, как сказано выше [n. 2559]. Таким образом, именно тогда Мессия впервые пожелал отделиться от десяти колен и избрать только Иосифа и Вениамина. ВТОРОЕ: Иосиф пожелал оставить Вениамина, а остальных отослать в их дом и таким образом покинуть весь дом своего отца; если бы это было сделано, дом Иакова тогда бы полностью погиб, а дом Иосифа и Вениамина остался бы. Поэтому Иаков, говоря об Иосифе, называет его “могучим Иаковом”, от которого “пастырь, камень Израилев” (гл. 49:24). ТРЕТЬЕ: Что во времена Моисея он пожелал полностью отказаться от потомков Иакова, а именно, когда он пожелал отсечь их и возвести семя от Моисея [Исх. 32:10; Числ. 14:12; Втор. 9:14]. ЧЕТВЕРТОЕ: Когда Валаам, который был пророком Бога-Мессии [Числ. 22:18, 24:13], благословил их, он также сомневался, будут ли они отсечены.6 Поэтому Моисей причислил к Божьим благам то, что потомки Иакова не были полностью удалены.7 ПЯТОЕ: Есть много других подобных указаний на то, что Он пожелал отсечь их впоследствии, как ранее Он пожелал отсечь всякую память о них; однако, в силу обетования, Он пожелал избрать Иосифа и Вениамина Своим особым народом. То, что впоследствии они также оказались в числе тех, кого он пожелал истребить, было одной из причин, по которой [вениамитяне] были полностью уничтожены своими товарищами [Судьи 20:35]. Поэтому в данном случае он пожелал отделить их, чтобы они не были уничтожены.8
    6 См. Числ. 22:32-5.
    7 См. Втор. 9:4 и далее, 10:10, :11.
    8 Первый и пятый пункты этого параграфа подчеркнуты словами “N B”, написанными на полях.
  2. Но поскольку Он должен был стать жертвой за весь мир, Ему было предписано родиться в проклятом роду, то есть в роду Иуды; ибо этот род не мог быть ничем иным, как делом рук дьявола и, следовательно, тех, кто был ведомым дьяволом; именно в этом роду Он должен был быть распят, чтобы своей смертью одержать над ним победу и подчинить его себе как подножие [Пс. 110:1]. Об этом часто заявляет сам Бог-Мессия, говоря, что их отец – дьявол и никто другой [Иоанна 8:44]. Он часто говорит об этом. Таким образом, их отцом был не Авраам, не Исаак, а Иаков, до своего обращения, и Иуда9.
    9 N. 2761, а также n. 2762 подчеркнуты “N B”, написанным на полях.
  3. В остальном же следует отметить, что Авраам, Исаак, Иаков и его сыновья, за исключением Иосифа и Вениамина, представляют собой точно такой же порядок в человеке; и, следовательно, представляют эти четыре способности в одной семье. Таким образом, Авраам представляет высшую способность, Исаак – интеллектуальный разум, Иаков – анимус, а его сыновья – тело с его способностями9.
    9 N. 2761, а также n. 2762 подчеркнуты “N B”, написанным на полях.
  4. Действительно, они представляют их такими, какими они являются в человеке.1 В Аврааме не было [сначала] такой веры, потому что не было такой любви к Богу-Мессии, какая появилась позже – как это очевидно. В Исааке действительно была любовь, но это была любовь со страхом; по этой причине Бог Мессия называется его Страхом [гл. 31:42, :53]. Для Иакова Бог Мессия был Ужасом; для его десяти сыновей Он был Молнией.2
    1 [Зачеркнуто:] а именно, с младенчества.
    2 Это последнее предложение помечено на полях как “N B”.
  5. Если рассматривать первый возраст Иакова, то это был возраст его младенчества и детства. В то время он еще не мог быть злым, но был целым и жил в шатрах, ибо от своего отца Исаака он получил учение Авраама. Однако потом, когда он вырос, стал мужчиной и стал зависеть от самого себя, будучи самостоятельным, он уклонился в сторону3 и стал поклоняться богу, который дал бы ему богатство на земле. Так он стал идолопоклонником. Поэтому и сыновья его стали полностью такими же; ибо каков природный ум, таково и тело, ибо такова и его высшая способность”.
    3 В автографе на этом месте на полях написано “N B”.
  6. Таким образом, эти четыре поколения представляли собой человека, то есть, учитывая, что Иаков имел такой характер, человека в извращенном порядке. Этот человек пребывал в Иакове и его сыновьях, но не в умершем Исааке.
  7. После обращения Иаков, вместе с Авраамом и Исааком, представлял собой совершенный порядок жизни4 , Иаков был естественным разумом, каким он бывает, когда подчинен, то есть разумом, который сам по себе злой, но принужденный к добру. Его сыновья, однако, хуже своего отца, поскольку они, тем не менее, восстают против него; их все еще принуждают “4.
    4 Это утверждение подчеркивается надписью “N B” на полях.
  8. Что касается характера этого поколения, то об этом мы узнаем от самого человека. Эти вещи невозможно постичь, не зная человека в целом, его способностей и, следовательно, порядка. Поэтому приходится скорбеть, и, более того, небесные духи очень удивляются тому,

что смертные живут в такой великой слепоте, живя лишь благодаря своей философии и эрудиции, как они это называют. Они вводят их в такое дремучее невежество, что не знают, что в человеке четыре факультета5 , и не знают достаточно, чтобы отделить человеческую душу от своего рационального разума, да и от души животных. Возможно также, что от одной лишь философии своего ума они дошли до такой слепоты, что едва ли знают достаточно, чтобы отличить человеческую душу от души самых мерзких насекомых, нет, наконец, от души неодушевленных вещей и растений, поскольку видят в них сходное производство потомства. Поэтому достойно сожаления, что в наши дни, когда люди думают, что живут в таком большом свете в отношении интеллектуальных вещей, они все же находятся в такой густой тени, что ничто не может быть плотнее. Поэтому, как только они обращаются к какой-либо философии, они впадают в поклонение природе и отступают назад; а сам порядок настолько извращен, что в него нет веры. Таким образом, [состояние] почти непоправимо, если только сначала не вытряхнуть из их умов всю философию. Вера, таким образом, должна быть противопоставлена тому состоянию ума, [который считает], что веры нет, ибо сначала должно быть знание. Должно быть известно, во что следует верить, и что это таково, что в это можно верить, ибо без знания этих вещей вера невозможна; тогда это будет вера без понимания и разума, а это не по-человечески.6
5 В этом месте абзац помечен на полях “N B”.
6 Этот отрывок с отступом цитируется в авторском указателе к его “Памятным запискам”, s.v. Anima, Bestia, Caecus, Ignorantia и Philosophia. См. оглавление.

  1. Без знания этих вещей в человеке не может быть знания того, что происходит в каждом обществе, малом и большом, на всем земном шаре, в Церкви Бога Мессии, в Царстве Бога Мессии; ибо Царство Бога Мессии, от внутренних до внешних пределов, должно быть обставлено во всех отношениях как человек самого совершенного порядка, с его способностями7. Без знания человека, каков он есть сам по себе и каков он есть, когда исправляется, состояние Царства Бога Мессии, а следовательно, и небес, никогда не может быть познано даже в малейшей степени; следовательно, нельзя постичь и, следовательно, поверить в то, как человек исправляется, то есть возрождается, создается заново, оправдывается; то есть, как из извращенного порядка, в котором и в котором он рождается, он переводится в совершенный порядок своей собственной степени8.
    7 Вступительное предложение в n. 2768 подчеркнуто надписью “N B” на полях.
    8 Последний из этих межкаллажных параграфов (n. 2759-2768) заканчивается несколькими строками на новой странице. Остальная часть страницы остается пустой, и объяснение главы 47 возобновляется на новой странице.
  2. ГЕНЕЗИС XLVII

27 И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гошенской, и обзавелся там владениями, и плодился, и размножался чрезвычайно.

28 И жил Иаков в земле Египетской семнадцать лет; так что дней Иакова, лет жизни его, было семь лет и сорок и сто лет.

29 И когда приблизились дни Израиля, когда ему надлежало умереть, он призвал сына своего Иосифа и сказал ему: если я нашел милость в очах твоих, то положи, молю тебя, руку твою под бедро мое, чтобы ты сделал мне добро и правду; не погребай меня, молю тебя, в Египте.

30 чтобы я лежал с отцами моими; поэтому ты вынеси меня из Египта и похорони меня на месте погребения их. И сказал он: я сделаю по слову твоему.

31 И сказал: поклянись мне. И он поклялся ему. И преклонил Израиль голову на ложе.

[И жил Израиль в земле Египетской, в земле Гошенской, и обзавелся там владением, и плодился, и размножался чрезвычайно], стих 27. Здесь он назван Израилем, причем так назван не сам Иаков, а его потомки, которые были с ним, как ясно из последующих слов, которые стоят во множественном числе. Причина в том, что среди них было много тех, кого следовало называть не сыновьями Иакова, а сыновьями Израиля, например, сыновья Рахили, особенно Вениамин с десятью сыновьями, Фарес, сын Иуды от Фамари, а также Иосиф с сыновьями. Поэтому сказано в Египте, а также в земле Гошен, что относится к потомству, называемому Израилем в благословенной земле. В глубоком смысле Гошен здесь представляет землю Ханаанскую и т. д.

  1. [И жил Иаков в земле Египетской семнадцать лет; так что дни Иакова, годы его жизни, были семь лет и сорок и сто лет], стих 28. Здесь Иаков снова назван Иаковом, как ранее его назвал Бог Мессия (гл. 46:2), и по этому поводу Бог Мессия говорит, что сделает его “восходящим в восхождение “9 [гл. 46:4]. Это было еще обещанием, но исправился ли Иаков до своей смерти, остается под вопросом. В данном тексте он назван Иаковом, но уже в следующем стихе, когда он умирал, он назван Израилем. Таким образом, Иаков, похоже, оставался Иаковом до конца своей жизни.
    9 Quod ipsum descendere faciet ascendendo. Слово descendere, очевидно, является заменой слова ascendere. Иначе перевод был бы таким: “Он заставит его спускаться, поднимаясь”.
  2. Слова текста означают жизнь потомков Иакова в земле Египетской, то есть в духовном плену, и, следовательно, их обращение; будет ли это семнадцать веков,1 известно одному Иегове Богу. Сказано: дни Иакова, эти дни – периоды времени.
    1 [Зачеркнуто:] которые пройдут со времени их плена.
  3. [И когда приблизились дни Израиля, когда он должен был умереть, он призвал сына своего Иосифа и сказал ему: если теперь я нашел милость в глазах твоих, положи, молю тебя, руку твою под вещи мои, чтобы ты сделал мне добро и правду; не погребай меня, молю тебя, в Египте] стих 29. Когда он умирал, его называли Израилем. Эти слова применены к Иакову как означающие, что дни его жизни тогда подходили к концу, и, таким образом, в самом глубоком смысле, что Израиль тогда умирал. Таким образом, слова о том, что дни Израиля приблизились, и он должен умереть, относятся к Израилю на всем земном шаре.
  4. Как Иаков2 , он обращается к Иосифу, под которым подразумевается Бог Мессия, и Израиль называет его своим сыном, и как Израиль, он говорит ему, чтобы тот положил руку свою под бедро свое, как сделал раб Авраама с Авраамом [гл. 24:2]. Это, то есть возложение руки под бедро, было клятвой самой супружеской любви, любви, которая считалась самой святой.
    2 Можно было бы ожидать, что мы прочтем Израиль.
  5. Таким образом, он умоляет, чтобы он поступил с ним, если бы тот нашел милость в глазах его, то есть, в глубочайшем смысле, если бы он нашел веру, а не дело. Эта вера, если говорить правильно, и есть благодать,
    но в его глазах это первая вера.
  6. Чтобы ты делал [мне] доброту3 и правду. Доброта – это милость, то есть благосклонность по отношению к Аврааму. Правда – это справедливость. В то время “истина” была общеупотребительной формулой, под которой понималось все, что сказано Богом-Мессией. Таким образом, “слово” – это истина, и поэтому “слово” часто упоминается [как во фразе] “поступать по слову”, которая часто встречается выше, а также ниже в стихе 30.* В то время слова “истина” и “слово”, а также “мир” были на устах у всех; сегодня же люди не понимают даже, что это такое в подлинном смысле.4
    3 В своей копии Шмидиуса Сведенборг позже заменил bonitatem (благость) на benignitatem (доброта).
  • Это предложение помечено “N B”.
    4 Конец этого абзаца, начинающийся словами “и еще ниже”, был добавлен Автором позднее.
  1. Его погребение в Египте означает, что он не будет собран к своему народу. Именно по этой причине Иосиф также не пожелал быть похороненным в Египте, а был похоронен в Сихеме [Иос. 24:32], где жил благочестивый род, поклонявшийся Богу-Мессии.
  2. Что касается погребения как такового, то не имеет значения, в каком месте оно совершается – в одном или другом; но в духовном смысле, когда говорится о погребении или погребении за пределами земли Ханаанской, это означает спуск в могилу с печалью, грустью и злом, “в Шеол” [гл. 37:35], “в землю мертвых” [гл. 42:38], “к теням” [гл. 44:29, :31], то есть к душам тех, кто после смерти живет в нижнем мире5, а значит, в земле проклятой6. Поэтому здесь Иаков, а не Израиль, говорит, что он не должен оставаться с тенями в Египте, то есть навсегда в плену, в котором он находился, когда жил; но что он должен быть собран к своим народам, то есть должен воскреснуть с теми, кто является “народами”, обозначенными в духовном смысле, и о которых мы будем говорить в дальнейшем.
    5 Орей; см. прим. к n. 2589.
    6 См. n. 2567 прим.
  3. В тех отрывках, где мы не читаем, что их кости были перенесены в землю Ханаанскую, это не означает, что, следовательно, они не будут собраны в свой народ; так, мы не читаем этого ни о Вениамине, ни о Фаресе, ни о двух сыновьях Иосифа и т. д., и то, что они были похоронены в Египте, очевидно. Но это имеется в виду в тех отрывках, где говорится, что они похоронены в Египте, причем земля Египетская понимается в смысле, означающем плен.
  4. [Чтобы я лежал с отцами моими; поэтому ты вынеси меня из Египта и похорони меня на месте погребения их. И он сказал: я сделаю по слову твоему], стих 30. Теперь это подтверждается; во-первых, словами, которые он произнес: “Я сделаю по слову Твоему”. Это была святая формула и первая клятва, широко используемая людьми того времени; ибо под словом подразумевается Сам Бог Мессия.
  5. [И сказал он: поклянись мне. И он поклялся ему. И преклонил Израиль голову на ложе], стих 31. Затем последовала торжественная клятва, которая была дана путем помещения руки под бедро, как сказано в стихе 29; ибо когда Иосиф говорил, он держал руку под бедром [Иакова].
  6. Слова “он преклонил себя к изголовью постели” означают нечто большее, чем кажется на первый взгляд. Во-первых, эти слова подразумевают преклонение, а значит, в самом глубоком смысле – поклонение. Однако их невозможно понять, если не знать, что означает “ложе”. Это, кроме того, следует из главы 49:26, где также сказано: “на ложе братьев своих”.7 То, что ложе означает подножие, а подножие – то, что находится под ногами Бога Мессии, очевидно. Что такое ложе в подлинном смысле слова и что такое “подножие”, можно узнать только от самого человека. Ложе и подножие в человеке – это то, на чем покоится интеллектуальный разум, а именно анимус или природный разум с его чарами. Именно оно и есть ложе, а изголовье ложа означает само ложе. Таким образом, Иаков сейчас, как и выше [n. 2743, 2762-5], представляет анимус. Он склонил себя, то есть подчинился, чтобы служить главой ложа. То, что он теперь называется Израилем, означает, что он не служил подножием, как та подножия, которой служит дьявол, а также человек с его амурами, но подножием, о котором говорилось выше [n. 2750], которое было [составной частью] в порядке само по себе.
    7 См. прим. к n. 1874.
  7. Но эти слова так трудно понять, что я скорблю о переменах времени. Во времена, когда жили Авраам, Исаак и Иаков, они были настолько просты, что каждый понимал их смысл. Поэтому такой стиль речи, как этот, был привычным, являясь привычной речью тех, кто был ведомым Богом Мессией и говорил Его устами.8
    8 Этот параграф не цитируется в авторском указателе к его воспоминаниям.
  8. ГЕНЕЗИС XLVIII

1 И было после сего, что он сказал Иосифу: вот, отец твой болен. И взял он с собою двух сыновей своих, Манассию и Ефрема.

2 И когда один из них сказал Иакову: вот, сын твой Иосиф идет к тебе, Израиль укрепился и сел на постели.

3 И сказал Иаков Иосифу: Бог молний явился мне в Лузе, в земле Ханаанской, и благословил меня,

4 и сказал мне: вот, Я сделаю тебя плодовитым, и размножу тебя, и сделаю тебя собранием народов, и дам землю эту потомству твоему после тебя в вечное владение.

5 И вот два сына твои, которые родились у тебя в земле Египетской, прежде нежели Я пришел к тебе в Египет, будут Моими; Ефрем и Манассия, как Рувим и Симеон, они будут Моими.

6 И род твой, который ты произведешь после них, будет твой; по имени братьев своих они будут называться в наследии своем.

7 А что касается меня, то, когда я пришел из Паддана, умерла у меня Рахиль в земле Ханаанской, на пути, когда было еще пространство земли, как ты приходишь в Ефрат; и я похоронил ее [там9] на пути Ефратском; это и есть Вифлеем.
9 См. прим. к n. 2796.

[И было после сего, что он сказал Иосифу: вот отец твой болен. И взял он с собою двух сыновей своих, Манассию и Ефрема], стих 1. Это означает болезнь еврейского народа в последние времена; ибо Иосиф называет Иакова отцом, имея в виду его человеческую природу. Два сына Иосифа, Манассия и Ефрем, означают более внутреннюю и сокровенную церковь, а его отец – внешнюю церковь. Таким образом, они обозначают три класса церкви, как будет лучше видно из дальнейшего: Ефрем – внутреннюю церковь, Манассия – следующую за ней, то есть более внутреннюю, а отец Иосифа – внутреннюю, то есть внешнюю. Сыновья Иакова представляют тело, как было сказано выше [n. 2762].

  1. То, что это именно такое значение, можно понять из нижеследующего, а также из того факта, что Ефрем, то есть внутренняя церковь, находится по правую руку и располагается впереди второго сына. Теперь, однако, они расположены по-другому.
  2. Более того, то же самое можно понять из их имен. Ефрем означает “два плода”, а что это за плоды, было сказано выше [n. 2408-10], а именно, что это вера. Именно вера плодоносит умы и приносит плоды с их семенами, и это дело, принадлежащее внутренней церкви; или, как сказал в свое время Иосиф: “Ибо Бог сделал меня плодовитым в земле скорби моей” (гл. 41:52), то есть во время его жизни, когда он жил в земле, где были скорби, плен и рабство. Манассия означает “заставляющий забыть”, что ясно из главы 41:51, а именно: “Он заставил меня забыть все труды мои и весь дом отца моего”; ибо благодаря плодам и тому подобному человек забывает все свои скорби и дом Иакова. Что касается того, имеют ли эти слова отношение ко времени, то это можно увидеть в этом стихе [n. 2397 и далее].
  3. Таким образом, в Ефреме теперь представлен Авраам, и действительно внутренняя церковь; в Манассии – Исаак, и действительно более внутренняя церковь; а в Иакове, как сказано выше [n. 2783], третий класс, который затем следует.
  4. [И когда некто сказал Иакову: вот, сын твой Иосиф идет к тебе, Израиль укрепился и сел на постели], стих 2. Здесь Иаков снова назван Иаковом, и в том же стихе он также назван Израилем, но в другом смысле. Он называется Иаковом для того, чтобы представить себя в третьем классе по отношению к Манассии и Ефрему; но когда речь идет об Иосифе1 и его сыновьях, понимаемых в самом глубоком смысле, он называется Израилем. Имя Израиль имеет четыре значения2 , а именно: [1] Во внешнем смысле оно означает самого Иакова, а значит, израильтянина, каким он был во времена после Соломона. [2] Во внутреннем смысле оно означает то же, что и Иаков во внутреннем смысле, а именно “могущественный Иаков”, от которого “пастырь, камень Израиля” (гл. 49:24). [3] В более внутреннем смысле Израиль – это третий и второй класс церкви Бога Мессии, а [4] в высшем смысле – вселенская церковь Бога Мессии, которая сама по себе едина, но, подобно человеку, разделена на три части. В высшем смысле, однако, под Израилем подразумевается сам Бог Мессия, который есть Все во всей Своей Церкви, или только Он один; Его Церковь.3
    1 [Зачеркнуто:] то есть Мессия.
    2 Сведенборг сначала написал “трижды”, но это слово он вычеркнул.
    3 Последние две трети этого абзаца подчеркнуты словом “N B”, трижды написанным на полях.
  5. В тексте говорится, что Израиль тогда укрепился. Это произошло потому, что он смотрел на Иосифа и его сыновей. Поэтому, укрепившись, он назван Израилем.
  6. Израиль сел на ложе, потому что он включает в себя самого себя, а также себя одновременно с другими. Что касается того, что он был представлен сидящим на кровати, см. выше, глава 47:31.
  7. [И сказал Иаков Иосифу: Бог-молниеотвод явился мне в Лузе, в земле Ханаанской, и благословил меня], стих 3. Иаков здесь обращается к Иосифу. Таким образом, он отделяет себя от церкви и представляет свою собственную личность, а именно Иакова, каким он был в Лузе у Вефиля (см. главу 35:11, :12), и это также потому, что он говорит о своем поколении, то есть о еврейском и израильском народе, а не о церкви, как раньше. Сравните эти слова с приведенными выше4.
    4 [Следующее примечание написано горизонтально на полях напротив п. 2789-90:] См. ниже о трех благословениях, n. 2830 и 2832.
  8. [И сказал мне: вот, Я сделаю тебя плодовитым, и размножу тебя, и сделаю тебя собранием народа, и дам землю эту потомству твоему после тебя в вечное владение] стих 4. С этими словами сравните главу 35:11, :12. В настоящем тексте добавлено: в вечное владение, о котором, однако, ничего не сказано в цитируемой главе. Но в 10-м стихе этой главы есть дополнительное утверждение, что имя ему будет наречено Израиль, так что это вечное владение вполне гармонично.
  9. [И ныне два сына твои, которые родились у тебя в земле Египетской, прежде нежели я пришел к тебе в Египет, будут моими; Ефрем и Манассия, как Рувим и Симеон, они будут моими], стих 5. В этих словах Иаков передает право первородства Иосифу – факт, который был хорошо известен потомкам Иакова, как видно из [1] Хроник [5:1, :2]. На самом деле он передает первородство не только Рувиму, но и Симеону, ибо Рувим потерял свое первородство, как видно из главы 49:3, :4; и Иаков [пожелал], чтобы Симеон стал первородным, то есть занял его место, только когда посчитает, что Иосиф умер, а также Вениамин, как было сказано выше [n. 2559-60]. То, что право первородства теперь передается, очевидно.
  10. Из текста также следует, что порядок теперь следует в показанной здесь последовательности, а именно, что Ефрем – первенец, или первый, то есть самый внутренний, и что Манассия следует за ним. В тексте Иаков теперь говорит, что они будут его сыновьями, потому что Иаков должен быть на третьем месте; ибо когда человек исправляется, анимус в отношении своих склонностей становится родителем, причем эти склонности также ставятся на внешнее место, как это происходит в человеке; ибо после падения человек рождается между тем, что называется Иаковом, и он становится “могучим Иаковом” [гл. 49:24], когда его поддерживают эти [сыновья], то есть Иосиф, понимаемый в высшем и главном смысле.
  11. То, что дело обстоит именно так, явствует из слов текста о том, что эти сыновья родились в Египте, то есть в стране, поклоняющейся естественным вещам. Из последующих слов также следует, что это произошло до того, как Иаков пришел к Иосифу в Египет.
  12. [И род твой, который ты произведешь после них, будет твой; по имени братьев своих они будут называться в наследии своем], стих 6. Таким образом, Иосиф разделен на два поколения, которые, однако, вместе составят одно. Здесь подтверждается то же самое, что было сказано выше.
  13. [А что касается меня, то, когда я пришел из Паддана, умерла у меня Рахиль в земле Ханаанской, на пути, когда было еще пространство земли, как ты приходишь к Ефрафу; и я похоронил ее [там5] на пути Ефрафа; это Вифлеем], стих 7. В этих словах раскрывается причина, по которой право первородства перешло к сыновьям Иосифа, а именно: потому что они были сыновьями Рахили, которая была матерью самой Церкви. Иаков любил именно Рахиль, которую заменила Лия, так что Лия украла то, что принадлежало Рахили. Поэтому он признал ее своей настоящей женой; ведь о той, кого подменили, нельзя сказать, что она настоящая жена. Поэтому право первородства по праву принадлежало Иосифу, первенцу Рахили.
    5 Опущено Шмидиусом. Позднее Сведенборг добавил это слово в свою копию перевода Шмидиуса.
  14. О Рахили говорят, что она умерла; но она не становится6 мертвой, когда в ней воскресает то, что ей причиталось. Именно по этой причине данное утверждение теперь включено в текст.
    6 Сначала Сведенборг написал non mortua est (она не мертва), но вместо eat он заменил lit.
  15. ГЕНЕЗИС XLVIII

8 И когда Израиль увидел сыновей Иосифа, то сказал: кто они?

9 И сказал Иосиф отцу своему: это сыновья мои, которых дал мне Бог на этом месте. И сказал он: приведи их, молю тебя, ко мне, чтобы я благословил их.

10 А глаза Израиля отяжелели от старости; он не мог видеть. И когда он приблизил их к себе, то поцеловал их и обнял их.

11 И сказал Израиль Иосифу: я не думал видеть лиц ваших; и вот, Бог дал мне увидеть и семя ваше.

12 И отнял их Иосиф от бедер своих, и преклонил лицо свое к земле.

13 И взял их Иосиф обоих, Ефрема в правую руку свою, по левую руку Израиля, а Манассию в левую руку свою, по правую руку Израиля, и приблизил их к себе.

14 И простер Израиль правую руку свою и положил на голову Ефрема, хотя он был младший, а левую руку свою на голову Манассии; простер он руки свои с благоразумием,7 ибо Манассия был первенец.
7 См. прим. к 2815.

15 И благословил Иосиф, и сказал: Бог, пред Которым ходили отцы мои Авраам и Исаак, Бог, Который вскормил меня, от Которого я имею бытие мое до сего дня,

16 Ангел, искупивший меня от всякого зла, благослови отроков, и да наречется в них имя мое и имя отцов моих Авраама и Исаака, и да произрастут они во множестве посреди земли.

17 И когда Иосиф увидел, что отец его положил правую руку свою на голову Ефрема, это было неприятно в глазах его; итак, он поднял руку отца своего, чтобы снять ее с головы Ефрема на голову Манассии.

18 И сказал Иосиф отцу своему: не так, отец мой, ибо это первенец; положи правую руку твою на голову его.

19 И отказался отец его и сказал: знаю, сын мой, знаю; и он будет народом, и будет велик; но младший брат его будет велик над ним, и семя его будет полно народов.

20 И благословил их в тот день, говоря: в тебе благословит Израиль, говоря: Бог поставил тебя Ефремом и Манассией. И поставил Ефрема пред Манассиею.

21 И сказал Израиль Иосифу: вот, я скоро умру; но Бог будет с тобою, и возвратит тебя в землю отцов твоих.

22 И дал я тебе один удел над братьями твоими, который я выбил из руки Амаритян мечом моим и луком моим.

[И когда Израиль увидел сыновей Иосифа, то сказал: кто это?], стих 8. Здесь встречается имя Израиль, и под ним подразумевается Иаков, но Иаков, устами которого говорит Бог Мессия. В таком случае он не может называться Иаковом, то есть “держателем пяты”, но Израилем, то есть Мессией, который является Израилем в высшем смысле этого слова. Таким образом, Бог-Мессия теперь говорит устами Иакова и благословляет Иосифа и его сыновей. Никто не может благословить человека, кроме одного лишь Бога Мессии, поэтому, когда Иаков произносит эти слова, а также слова предсказания другим своим сыновьям, это не может быть он сам, он не знает будущего. Все благословения исходят от Бога-Мессии, нет, они произносятся Им, иначе нет благословения. Таким образом, именно Бог Мессия благословил Авраама, Исаака и т. д., сделав это также через Мелхиседека.

  1. Здесь, как и выше [n. 2792-3], под сыновьями Иосифа подразумеваются первенцы в церкви Бога Мессии, то есть те, кто является первыми и внутренними, именно их Израиль, понимаемый таким образом, теперь благословляет. Что касается самого благословения, то оно не распространялось на все потомство, а иногда едва ли доходило даже до третьего поколения. Так, благословение Авраама не перешло за пределы Иакова, но осталось в их среде. Таким образом, здесь под Манассией и Ефремом подразумеваются другие люди, как в каждом обществе, так и на всем земном шаре, к которым относится благословение; ибо здесь люди – это не что иное, как отображение всех, кто находится на всем земном шаре. Что бы ни было сказано в Слове Божьем Мессии, то же самое является всеобщим; и т. д.
  2. [И сказал Иосиф отцу своему: это сыновья мои, которых дал мне Бог в этом месте. И сказал он: приведи их, молю тебя, ко мне, чтобы я благословил их], стих 9. Здесь Израиль, как Иаков, спрашивает, кто они такие, ибо глаза его были тяжелы от старости. То, что Бог Мессия спрашивает таким же образом, хорошо известно; не потому, что Он не знает, но для того, чтобы получить ответ. Таким образом, Он ведет себя с людьми как человек.
  3. Иосиф здесь рассматривается как первенец и почти единственный сын, за исключением Вениамина, от которого он ожидал жизни. Остальных сыновей он теперь считает сыновьями Иакова, а не Израиля, и это по причине, о которой мы говорили выше [n. 2557, 2760, 2796]; ведь он взял в жены одну Рахиль, и именно поэтому его назвали Израилем, как было сказано выше [n. 2733].
  4. В этом стихе, как и в других, Иосиф относится к своим сыновьям, а его сыновья – к Иосифу; поэтому позже, как в 15-м стихе, говорится, что “он благословил Иосифа”, когда он еще благословлял своих сыновей. Под Иосифом, однако, понимается как внутренняя церковь, так и более внутренняя, потому что и Ефрем, и Манассия; и для того, чтобы можно было понять и то, и другое, и то, что они относятся к Иосифу, они названы в тексте сыновьями, которых Бог дал ему. Таким образом, Бог дал их ему или соединил их вместе, как отца и сыновей. Более того, сами по себе они едины, как видно из любви; семя также принадлежит ему, и, таким образом, он сам размножается и различается на многих.
  5. То, что Бог Мессия благословил Иосифа и его сыновей устами Иакова, а затем Израиля, достаточно ясно.
  6. [И отяжелели глаза Израиля от старости; он не мог видеть. И когда он приблизил их к себе, то поцеловал их и обнял их], стих 10. Слова “глаза его отяжелели от старости” относятся в ближайшем смысле к самому Иакову; в более широком смысле – к его потомкам в разные времена, а также, что наиболее универсально, в последнее время; в еще более широком смысле – к тем, кто является Израилем в его потомстве, и, в самом широком смысле, ко всему земному шару, от времен Ноя до конца дней. В последнее время о них также сказано, что глаза их отяжелели, и это от старости. То же самое происходит с каждым обществом в отдельности и со всем земным шаром в целом, а именно: глаза их отяжелели от старости, то есть их понимание стало тяжелым. Поэтому они не видят и не понимают ни того, кто такой Иосиф, ни того, кто такие его сыновья, то есть того, кто такой Мессия, ибо они не видят Его. Действительно, они лишены веры и поэтому не видят, где находится Церковь и Царство Божье Мессии. Они едва ли видят, есть ли они, и существуют ли они вообще.
  7. То, что Он приблизил их и поцеловал и обнял, означает, что Он сделал это, когда знал их на ощупь.
  8. Поскольку Бог Мессия теперь говорил устами Иакова, который поэтому называется Израилем, последний должен был полюбить их и засвидетельствовать свою любовь поцелуями и объятиями, что является следствием любви в человеке. Когда Бог Мессия говорит через человека и видит тех, кого он любит, человек представляет это поцелуями и объятиями, эти действия являются эффектами в теле, которые обязательно следуют за любовью. То, что так и есть, я могу утверждать с уверенностью, а именно: определенные жесты тела спонтанно следуют за привязанностью; они так соответствуют друг другу, что это удивительно.8
    8 [Маргинальное примечание автора:] Посмотрите, следует ли вставить эти слова или нет. [Этот отрывок с отступом не приводится в Указателе к памятным запискам].
  9. [и сказал Израиль Иосифу: я не думал видеть лица твоего; и вот, Бог дал мне увидеть и семя твое], стих 11. Об Иакове сказано в ближайшем смысле, что он не предполагал, что увидит лица Иосифа; в более внутреннем и сокровенном смысле, что он не надеялся увидеть Мессию, поскольку верил, что Он произойдет от Иосифа; ибо он думал, что умрет, если потеряет Иосифа и Вениамина. Однако теперь9 он увидел Иосифа и его семя; таким образом, он теперь [обрел] жизнь, которая заключалась в надежде увидеть Мессию, что Он родится в его потомстве.
    9 [Зачеркнуто:] дух его ожил.
  10. Таким образом, в самом глубоком1 смысле под Иосифом и его семенем подразумевается истинная церковь Бога Мессии, представленная в его потомстве, причем последнее обозначается Иосифом, а также его семенем. В более правильном смысле семя – это его сыновья; но в самом глубоком смысле это сыновья Церкви, которые являются первенцами, а именно вера и послушание.
    1 [Зачеркнуто:] и верховный.
  11. В высшем смысле, однако, под Иосифом, а значит, и под его семенем, подразумевается Мессия по плоти, который был его жизнью. Таким образом, в высшем смысле этот стих является пророчеством о Мессии и его пришествии.2
    2 Этот пункт подчеркнут словом “N B”, написанным на полях.
  12. [И отнял их Иосиф от бедер своих, и преклонил лицо свое к земле], стих 12. Отстранить их от бедер – значит отстранить их от своих объятий и поцелуев, которые были знаками его любви, как сказано выше [n. 2806]; о том, что бедро означает любовь, было сказано выше [n. 2773]. Он привлек их не из своей любви, а из своих объятий, и это для того, чтобы смирить себя и положить своих сыновей на колени; ибо когда людей благословляют, им подобает лежать распростертыми не перед человеком, а перед Богом Мессией, который один благословляет. Человек должен быть унижен и предан земле – действие, соответствующее любви, которая есть в Боге Мессии, это путь истины; ибо Он любит смиренных, а гордых ненавидит.
  13. Поэтому далее в тексте говорится, что он распростерся на земле. Здесь это выражено божественным стилем речи, а именно: он склонил лица свои к земле; ибо “склонить лица” – значит унизить себя изнутри, а лица – это то, что выражает внутреннее, например, душа, ее разум и анимус. За унижением их следует прострация лиц к земле. Поэтому во множественном числе говорится о лицах. Когда речь идет о единственном числе, это просто склонение лица, и само по себе это не унижение, унижение исходит не от лица, а от ликов. Но когда они присутствуют одновременно и в соответствии с порядком, тогда они вступают в силу одновременно; точно так же, как внутренние лица, то есть формы, присутствуют одновременно в человеческом лице.
  14. [Иосиф взял их обоих: Ефрема в правую руку свою, по левую руку Израиля, а Манассию в левую руку свою, по правую руку Израиля; и приблизил их к себе], стих 13. Когда один идет навстречу другому и приводит с собой двух других, эти позиции отвечают друг другу в точном соответствии со словами текста. Это может понять каждый.
  15. Из слов текста также ясно видно, что то, что было по правую руку Иосифа, стало по правую руку Израиля; ибо последний положил свою правую руку на Ефрема. Таким образом, Иосиф держал Ефрема по правую руку от себя, и Израиль также держал его по правую руку от себя. Таким образом, в высшем смысле, когда под Иосифом и в то же время под Израилем подразумевается Мессия, который тогда говорил устами Иакова, представляется точно такая же сцена; ибо то, что находится по правую руку одного, не может быть по правую руку другого; более того, Иаков не двигал своей рукой, хотя для себя он думает, что двигает ее, как сказано ниже3 [ст. 14]. Это можно лучше понять из того, что следует в следующем стихе, причем оба стиха составляют одно целое.
    3 В автографе написано “выше”, но это, по-видимому, пропуск.
  16. [И протянул Израиль правую руку свою и положил ее на голову Ефрема, хотя он был младшим, а левую руку свою – на голову Манассии; он протянул руки свои, действуя благоразумно, 4 ибо Манассия был первенцем], стих 14. На первый взгляд может показаться, что Иаков поступил так по своему образцу, а именно: младший отнял у старшего право первородства, как он отнял его у Исава. Однако это не так, когда устами человека говорит Бог-Мессия; ведь тогда все действия исходят от Него. Он управляет не только пониманием, но и волей, а значит, и поступками, и всем человеком. Поэтому именно Он целует и обнимает их, а в данном случае возлагает правую руку на голову Ефрема, ибо, как было отмечено выше [n. 2783 и далее], Ефрем – первый или самый внутренний; то есть те, кого обозначает Ефрем, – самые внутренние и, следовательно, первые.5 Степени восходят к Богу-Мессии, а от Бога-Мессии они нисходят. Поэтому они первые, кто ближе всего к Нему.
    4 Еврейское слово, которое Шмидиус, за которым следует Сведенборг, переводит здесь pruens (действовать благоразумно, обдуманно), – это [иврит] от корня [иврит]. Этот корень, однако, имеет два значения, и оба они находят подтверждение в еврейских Писаниях. Одно значение – “действовать благоразумно”, “осмотрительно” или “с умыслом”. Другое – “переплетать”, “класть крест-накрест”. Большинство переводчиков Библии, включая Шмидиуса, Кастеллио, Тремеллиуса и A.V., выбрали первое значение, но в Arcana Coelestia Сведенборг принял второе, переведя [иврит] как conversim (крестообразно).
    5 [Зачеркнуто:] которые здесь называются первенцами.
  17. В тексте сказано, что он воздел руки свои, действуя благоразумно. В глубоком смысле это означает, что так было предусмотрено: провидение в Боге-Мессии выражается в благоразумии в человеке6.
    6 Можно отметить, что латинское слово prudens, которое мы перевели “действовать с благоразумием”, происходит от корня “providens” (предусмотрительный, или предвидящий).
  18. Сказано, что он возложил руки свои на голову. Это голова, куда спускаются все способности человека, как из своих источников или принципов. Все, что должно быть сделано, нисходит от головы, как от принципов или истоков действий; и все, что должно быть воспринято, восходит к голове, как к своим принципам или истокам. Здесь, таким образом, мы имеем поворотный пункт: ощущения переходят к пониманию, а от понимания посредством воли нисходят к действиям. Именно отсюда действия называются человеческими, к ним приписывается духовное и т. д. Поэтому, когда благословляется голова, благословляется весь человек, ибо от головы исходят все потоки или каналы.
  19. Что касается правой и левой руки, то хорошо известно, что власть и сила обозначаются руками, как, например, “сидящий по правую руку”, выражение, которое очень распространено и так широко принято, что известно везде, хотя и не так, как причина. Хорошо известно, какой силой и мощью обладает правая рука по сравнению с левой, и это с большой разницей. Поэтому власть и сила описываются правой рукой.
    Следовательно, прерогатива, а значит, и сила благословения обозначается правой рукой больше, чем левой. Таким образом, внутренняя церковь находится по правую руку от Бога Мессии, а вторая церковь – по левую, что и обозначается, хотя на самом деле это не так. Третья, или внешняя, часть церкви находится у Его ног, а также под Его ногами.
  20. [И благословил Иосифа, и сказал: Бог, пред Которым ходили отцы мои Авраам и Исаак, Бог, Который питал меня, от Которого я имею бытие мое до сего дня], стих 15. Здесь говорится, что Израиль благословил Иосифа, тогда как, как известно, он благословил сыновей Иосифа. Таким образом, отец подразумевается под сыновьями, а сыновья – под отцом, поскольку они подразумевают одно и то же, как было сказано выше [n. 2802].
  21. Так как устами Иакова говорит Бог Мессия, то, когда последний благословляет Иосифа или его сыновей, он сначала упоминает Бога, перед которым ходили Авраам и Исаак, то есть, которым они были руководимы; а то, что это был Бог Мессия, было часто показано выше. Но поскольку именно Иаков произнес эти слова – правда, посредством Бога Мессии, но как бы от себя, как и положено, – то и Иаков был вынужден признать истину, то есть признать, что он действительно призывал Бога Авраама и Исаака, но не того Бога, перед которым ходил сам, а Бога, который его кормил; ибо он почитал Бога Мессию только из-за вещей земных и телесных, как было замечено выше [n. 1656, 2445]. Поэтому он говорит: Который питал меня. Более того, поскольку он остался жив и стал стариком, он говорит: От Которого я имею свое бытие даже до сего дня.
  22. Поскольку, таким образом, Иаков представляет третий класс в церкви Бога Мессии, а также в отдельном человеке, как сказано выше [n. 2783, 2786-7], и по этой причине сейчас находился в постели, как сказано выше [n. 2789]; и поскольку Авраам представляет внутренний класс, а Исаак – средний; следовательно, эта речь может быть применена в соответствии с этими способностями [в человеке]. Ходить перед Богом Мессией – значит верить в Него и повиноваться Ему; но то, что человек кормит человека и что этот человек живет телом, – это значит ходить не перед Богом, а под Ним, потому что исключительно ради вещей низших и низших, при отсутствии которых этот человек уже не почитается как Бог. Так было раньше с Иаковом [гл. 28:20-22]; так происходит и с Иаковом в наши дни – люди хотят поклоняться Мессии ради земных вещей, а не ради небесных.
  23. “Питать одного” и “иметь свое бытие от одного” – то, что подразумевается в глубоком смысле, действительно означает питать духовной пищей и духовной жизнью; но то, что это не подходит Иакову, поскольку он проводил такое различие между тем, что было с Авраамом и Исааком, и тем, что было с ним самим, очевидно. Таким образом, здесь подразумеваются только телесные вещи.
  24. Таким образом, следует заметить, что самые внутренние люди Церкви называются Авраамом или морями Авраама, а промежуточные – Исааком или сыновьями Исаака. Именно о них говорится, что они “ходят пред Богом”. Те, кто следует за ними по порядку, а именно те, кто находится на третьем месте, называются Иаковом, то есть Иаковом, когда он был исправлен. Именно о нем говорится, что он питается и живет в телесном смысле. Те, кто идет следом, находятся вне церкви. Они также называются Иаковом, но под Иаковом подразумевается его потомство или его сыновья, особенно Иуда, считающийся сыном Лии, но не приемным сыном Рахили.
  25. [Ангел, искупивший меня от всякого зла, благослови отроков, и да наречется в них имя мое и имя отцов моих Авраама и Исаака, и да произрастут они во множестве посреди земли], стих 16. В собственном смысле слова ангел означает “посланный Иеговой”, то есть тот, кто представляет самого Иегову. Таким образом, в этом смысле именно Бог Мессия называется ангелом. Более того, он называется так потому, что говорит через ангелов, как было сказано выше, глава 31:11, :13; ибо истинно небесные ангелы – это всего лишь инструментальные причины, посредством которых Бог Мессия говорит, как если бы это говорил он сам7.
    Более того, они действуют в качестве инструментальных причин Бога Мессии таким образом, что, прежде чем они говорят и уже сказали8 , они сами не знают, что собираются говорить; и настолько, что они понимают только то, что произносят, и в этот момент им кажется, будто они сами говорят. Таково состояние спиритов9 , правильно названное так. Однако они бывают разных степеней, но сейчас не место говорить об этом1.
    7 [Зачеркнуто:] но тогда инструментальная причина должна быть состоянием, которое полностью согласуется с состоянием…
    8 Слова “они говорят и” добавлены над строкой.
    9 Сведенборг впервые написал об ангелах.
    1 Этот абзац с отступом цитируется в авторском указателе к его “Memorabilia”, s. v. Intellectus, Loqui и Propheta. См. оглавление.
  26. В тексте Иаков также говорит: “Ангел, искупивший его от всякого зла”. В ближайшем смысле это означает, что Иаков имеет в виду некоего ангела, который охранял его от многих опасностей, подобных тем, что описаны в Слове Божьем Мессии; охранял его, например, от Лавана, когда тот преследовал его [глава 31:22 и далее]; от аморреев2 в Сихеме [глава 34:30]; от Исава, брата его [глава 32:11]. Этого хранителя он называет Ангелом, искупившим его от всякого зла. Но поскольку ранее он говорил “Бог, который вскормил меня” и т. д., и это было то, что он предпочитал прежде всего, так как после этого он упоминает Бога, перед которым ходили Авраам и Исаак; поэтому теперь, когда он охранял его от зла, он считает его ангелом; таким образом, это был ангел Бога, который вскормил его. Так еще больше проявляется характер его исповедания веры; ведь он мог говорить только в соответствии со своей собственной природой, иначе он говорил бы против самого себя.
    2 См. n. 2847.
  27. Иакову было позволено сказать Ангелу то, что ему не следовало бы говорить, если бы он не был такого характера, потому что Бог Мессия пожелал, чтобы он в то же время заявил, что это Он охраняет его от всякого зла, как Сам Бог Мессия говорит ему в ясных словах, глава 35: 1 и в других местах (отрывки можно поискать); но в особенности из-за внутреннего смысла этих слов, который заключается в том, что Бог Мессия является Искупителем Израиля – понимаемым в духовном смысле – от всякого зла, то есть от дьявола, и только Он является Искупителем, от которого теперь приходит спасение всем верующим. Для того чтобы Иосиф и его сыновья были благословлены, было совершенно необходимо предположить это; ведь все благословения происходят от искупления через Мессию. Без искупления проклятие ложится на весь род человеческий3.
    3 [ненумерованный абзац вычеркнут автором:] Теперь наступает благословение, а именно: “Да наречется имя Мое в них” [стих 16], то есть имя “Израиль”, но не “Иаков”, если только это не “могучий Иаков”, как ниже, глава 49:24, понимаемое в том же смысле, что и в стихе 5 выше.
  28. Что же касается того, что подразумевает это благословение, то это можно понять из самих слов, а также из тех же слов при глубоком рассмотрении, а именно: во-первых, из слов, что имя его должно называться в них, то есть имя Израиля, но не [Иакова], кроме как в другом смысле, о котором мы сейчас поговорим; ибо Ефрем и Манассия сменили Рувима и Симеона, им было передано право первородства как Рувима, так и Симеона (стих 5). Таким образом, именно они могут быть правильно названы Израилем или сынами Израиля, под которыми подразумеваются те, о ком мы говорили выше [n. 2787] как о значении Израиля.
  29. Следовательно, его имя означает также имя Авраама и Исаака, что означает одно и то же. Здесь, однако, одно имя отличается от другого, то есть его собственное имя от имени Авраама и Исаака. Из этого следует, что здесь имеется в виду, что благословение от Бога Мессии, данное Аврааму и Исааку, а затем Иакову, было передано в порядке преемственности Иосифу и его сыновьям и таким образом отнято у других сыновей; более того, это стало результатом передачи им права первородства. Это подтверждается и позже, в главе 49, стихи с 22 по 26 включительно, где все благословения передаются Иосифу. Итак, Ефрем и Манассия вместе с Вениамином теперь являются истинными сынами Израиля, то есть Израилем в подлинном смысле этого слова, а также истинными сынами Исаака и Авраама; именно в них будет наречено их имя, но не в других. Поэтому и в предыдущем стихе Иаков по отношению к Иосифу назван Израилем [ст. 8, 10, 11]; назван так, кроме того, потому что был мужем Рахили,4 которая была его невестой и впоследствии женой, а Лия никогда не была его невестой и не была обручена с ним.
    4 Следующие слова подчеркнуты надписью “N B”, написанной на полях.
  30. Таким образом, текст теперь добавляет: “Пусть они возрастут во множество посреди земли”, то есть в центре или внутри, что и означает “посреди”, как было сказано выше [n. 2386].
  31. Однако здесь “среди земли” означает не среди еврейского народа, а среди народов и наций всей земли, то есть всего земного шара; ибо он не говорит здесь о земле, где он родился, как это было в стихе 4, где он говорил о реформе Иакова. Совершенно очевидно, что они были благословлены дважды: прежде Иаковом (стихи с 3 по 6), а теперь Израилем (стихи 15 и 16), и, кроме того, в третий раз (стих 20). В первый раз он благословил Иосифа, во второй – Иосифа вместе с его сыновьями, а в третий – самих сыновей. Что касается того, кто подразумевается под Ефремом и Манассией, то это можно увидеть в стихе 20 ниже.
  32. Из всех этих отрывков видно, что здесь три благословения, а именно: первое – в стихах с 3 по 6 включительно, второе – в стихах 15 и 16 и третье – в стихе 20; также эти три благословения идут в том порядке, как он сам здесь заявляет, а именно: в порядке Иакова, Авраама и Исаака. Эти три благословения различаются по порядку и, следовательно, по универсальности и, в то же время, по внешним, внутренним и сокровенным вещам. Что касается первого благословения, то оно было сделано Иаковом и относится к благословению в земных и телесных вещах; но нынешнее благословение относится к благословению, находящемуся на полпути между земными и небесными вещами, чтобы они выросли во множество посреди земли; а третье относится к небесному благословению. Более того, именно таким образом Израиль разделил эти благословения на три класса в главе 49:25, где мы читаем об Иосифе: “Он благословит тебя благословениями неба сверху, благословениями глубины, лежащей внизу, благословениями груди и чрева “5.
    5 Этот абзац подчеркнут тремя буквами “Н Б” на полях.
  33. Итак, Иосиф и его сыновья могут называться Израилем, Авраамом и Исааком, ибо они находятся во взаимной гармонии, как было сказано выше [n. 2827].
  34. В этом тексте мы встречаем еще более глубокий смысл, а именно: Бог Мессия, говоря через Израиль, здесь говорит о Себе, что Его имя должно быть названо в отроках, то есть в сыновьях Иосифа, как и имя их отца. Поскольку они были сыновьями Иосифа, а в высшем смысле именно Мессия подразумевается под Иосифом, а также под Израилем, поэтому здесь это ставится на первое место, а именно: Да наречется имя Мое в них, то есть имя самого Мессии, поскольку они названы его сыновьями. Затем идет имя Авраама, которое следует по порядку, и, наконец, имя Исаака. Таким образом, в самом глубоком смысле имя Иакова проходит мимо. В этом же смысле понимается благословение Иосифа, приведенное в главе 49, стих 26, где мы читаем: “Благословения отца твоего будут преобладать над благословениями родителей моих, даже до желания холмов мира”. Таким образом, здесь соблюден сам порядок, ибо о том, какое благословение будет преобладать, когда оно будет исходить от Иакова, каждый может догадаться из жизни самого Иакова. Таким образом, под отцом здесь подразумевается сам Мессия, чьими сыновьями они будут.
  35. [И когда Иосиф увидел, что отец его положил правую руку свою на голову Ефрема, это было неприятно в глазах его; итак, он поднял руку отца своего, чтобы снять ее с головы Ефрема на голову Манассии], стих 17. Здесь и далее имеется в виду Иосиф собственной персоной, а затем под Иосифом подразумеваются те, кто был благословлен, ибо Иосиф здесь обращается к своему собственному отцу. То, что здесь имеется в виду именно Иосиф, в которого [включены] его сыновья, ясно; ведь мы столько раз читаем слово “отец”, а именно пять раз в стихах 17, 18 и 19; и отец в своем ответе говорит: “Сын мой!” Таким образом, в самом глубоком смысле под Иосифом и его сыновьями подразумеваются те, кто находится в более внутренней и сокровенной церкви Бога Мессии, а затем под отцом подразумевается сам Бог Мессия. Отсюда следует очевидное следствие, что в данном месте под Иосифом подразумевается не Мессия.
  36. Из слов текста следует, что Иосиф предпочитал своего первенца, Манассию, и поэтому желал, чтобы правая рука отца лежала на его голове, ожидая, что Мессия произойдет от первенца; ибо в то время родители придерживались такого мнения относительно первенцев. Но то, что желает человек, неугодно Богу Мессии; и человек не получает того, что желает. Это несомненно, ибо человек желает только в соответствии со своим собственным расположением, а это желание – его собственное, исходящее из его собственного понимания; поэтому ему отказано в этом. Поэтому Бог Мессия не пожелал этого, а предпочел младшего сына, как предпочел Давида, который тоже был младшим [1 Цар. 16:11, :12], – и это по вечному провидению.
  37. Здесь также посредством Иосифа излагается спор между его сыновьями, причем Иосиф и его сыновья здесь составляют одно целое, как было сказано в стихе 15; так, спор между братьями о том, кто из них должен быть во внутренности, то есть кто из них должен быть по правую руку, а кто по левую, а также спор между учениками Мессии [Матф. 20:20-4; Марк 10:37-40]. Именно по этой причине тема правой и левой руки рассматривается здесь так явно.
  38. Между сыновьями Исаака также был подобный спор о прерогативе благословений, вытекающих из права первородства; и чтобы Исав был младшим, поскольку он будет благословлен выше Иакова, Иакову было позволено засвидетельствовать свое ремесло в присутствии своего брата, когда он отнял это право первородства – о чем уже много говорилось выше. Мы также читаем о первородстве в случае с морем Фамарь от Иуды, и в других случаях здесь и там, и в этих случаях имеется в виду, что в отношении благословения первородство не имеет силы; то есть, что Мессия не должен был произойти от первородства, как, например, он не произошел от первородства Давида, и так далее. Так же [возникает спор] в случае тех, кто представляет небесные вещи, в том, что первенцы как таковые преобладают над младшими, преобладая, однако, только в отношении земных вещей; ибо между братьями соблюдалось главенство, и во избежание раздоров и по ряду других причин, существовавших в то время, это главенство существовало в соответствии с правом первородства.
  39. [И сказал Иосиф отцу своему: не так, отец мой, ибо это первенец; положи правую руку твою на голову его], стих 18. Продолжение той же темы, что и выше, поэтому эти два стиха можно объединить.
  40. [И отказался отец его и сказал: знаю, сын мой, знаю; и он будет народом, и будет велик; но младший брат его будет велик над ним, и семя его будет полно народов], стих 19. Далее следует рассказ о том, как благословляется Манассия и как Ефрем, причем здесь они благословляются по отдельности, а сразу после этого – вместе. В данном стихе они благословляются по отдельности: говорится, что Манассия станет народом, и он будет велик, [а Ефрем будет велик над ним и т. д.]. Под тем, что он станет народом, подразумевается, в ближайшем смысле, что его потомство будет многочисленным; а [он будет великим] означает множество. Однако то, что эти слова не следует понимать в таком смысле, видно из того, что нельзя сказать, что колено Манассии было меньше колена Ефрема; это же замечание относится и к другим коленам, которые были еще больше. Но здесь под народом подразумевается народ Бога Мессии, причем народ в подлинном смысле, как уже говорилось выше [n. 402, 428, 1367-8]. Это можно очень ясно понять с помощью того сравнения с внутренними способностями человека, которое уже было приведено [n. 2351 seq., 2355 seq.]. Второй факультет – это человеческий или интеллектуальный разум. Он обладает поистине огромным полем для управления, и поэтому ему подвластны многие люди, которыми он управляет посредством своей воли. Таким образом, он также обладает величием как в отношении управления низшими вещами, так и в отношении вещей духовных. Именно этот разум и представляет Манассия. Ефрем, с другой стороны, представляет внутреннее начало в человеке, чья сила и власть больше, потому что более универсальна, будучи, по сути, наиболее универсальной во всем человеке и в самых отдельных его частях. Из этого теперь можно в некоторой степени понять, в чем состоит различие между тем классом в Церкви Бога Мессии, который представляют Манассия, и тем классом, который представляют Ефрем; то есть классом, состоящим из тех, кто сидит по левую руку от Бога Мессии, и тех, кто сидит по правую. Те, кто занимает среднее место, то есть те, кого называют Манассией, имеют своими подданными тех, кто ниже их, или тех, кто находится на третьем месте; но те, кто находится внутри, и кого обозначает Ефрем, имеют власть и над теми, кто находится на втором или среднем месте, и через них – над теми, кто находится на третьем. Таким образом, можно увидеть, каким образом Манассия станет народом и будет великим, причем “народ” здесь означает количество, а “величие” – те силы и ту власть, которая универсально присутствует в теле и управляет всеми вещами. Так же и в Царстве Бога-Мессии, которое представлено в человеке. Над этим царством Бог Мессия будет властвовать, властвовать именно над его внутренним классом, а также над средним и третьим; ибо правление Бога Мессии в Его царстве ни в коем случае не следует путать с этим телом, Он выше царства, как и выше внутренних способностей человека. (Но эти вопросы следует описывать с осторожностью, если уж позволительно их так описывать).
  41. Из этого теперь видно, как брат Манассии будет выше его. Здесь не сказано “больше его”, потому что они составляют одно правительство. Таким образом, те, кто находится в глубине, и те, кто находится в середине, живут в таком согласии, что не возникает никаких разногласий; поэтому не сказано “больше его”.
  42. Сказано “полнота народов”. Речь идет не о многочисленном потомстве, а о полноте народов, как это называется, которая отсюда распространяется на всех, как от центров к периферии. Так устанавливается та универсальность, которую внутреннее приобретает над остальным. Отсюда проистекает вся полнота, и оттуда, как из источника, льются все благословения на всех, кто находится в Церкви и кто будет в Царстве Бога Мессии. Именно вера и послушание тех, кто находится внутри, названы здесь полнотой народов, и это тот фонтан, из которого вода льется на всех. Отсюда слово Ефрем означает “два плода” [n. 2407].*
  • Это последнее предложение было добавлено позже и подчеркнуто надписью “N B” на полях.
  1. [И благословил в тот день, говоря: в тебе благословит Израиль, говоря: Бог поставил тебя Ефремом и Манассией. И поставил Ефрема перед Манассией], стих 20. Сыновья Иосифа благословляются в третий раз, как видно из вышеприведенных примеров, n. 2830 и 2832.
  2. Из слов этого текста теперь ясно видно, что под Ефремом подразумевается не его собственное потомство, которое называется Ефремовым коленом, а те, кто находится внутри, не только в этом потомстве, но и во всяком потомстве, а также на всем земном шаре от первого дня нового творения до последнего. Они, кроме того, обозначаются именем Ефрем, поскольку являются двумя плодами, как сказано выше в главе 41:52 [n. 2408], а также во многих других местах. В данном случае речь идет об Израиле, поскольку сказано: “В тебе Израиль [благословит, говоря:] Бог поставил тебя, как Ефрема и как Манассию, то есть одного по правую руку, а другого по левую”, то есть Бог Мессия принимает их в Церковь и в Свое царство, и они не должны спорить о праве первородства; То есть потомки Иакова, то есть иудеи, не имеют никаких притязаний, поскольку называют себя первенцами; ибо в доме Бога Мессии никакие прерогативы от этого не исходят.
  3. Сказано: в тебе благословится Израиль. Это подразумевает двоякий смысл, но этот смысл нельзя понять, если не знать, что подразумевается под Израилем в двояком смысле, а именно: В подлинном смысле Израиль – это те, кто будет в Церкви Божьей Мессией; а в высшем смысле – это сам Мессия. Таким образом, если воспринимать текст в высшем смысле, то Бог Мессия благословит всех людей в Себе, а также в тебе, то есть в тех, кто обозначен Ефремом и Манассией. Отсюда и все благословения. Таким образом, нельзя сказать, что “в тебе благословится Израиль”, потому что Ефрем и Манассия означают Израиль, как и Иосиф. Поэтому за стилем речи, использованным здесь, следует следить с особой тщательностью6.
    6 [Зачеркнуто:] (См. также других переводчиков).
  4. [И сказал Израиль Иосифу: вот, я скоро умру; но Бог будет с тобою, и приведет тебя опять в землю отцов твоих], стих 21. Здесь подтверждается то, что Бог-Мессия ранее сказал Иакову (глава 46:4), а именно: “И сделаю тебя восходящим в восхождение”; ибо как человек не восходит на небо, пока не умрет, так и он не восходит, пока не опустится до самых глубин и не превратится в небытие, а значит, в прах; то есть пока в нем не умрут те вещи, которые он считает живыми – любовь к миру и к себе. Именно поэтому Израиль произносит эти слова в их духовном смысле: Вот, я умираю; но Бог будет с вами и возвратит вас в землю отцов ваших”.
  5. В ближайшем смысле земля отцов была землей Ханаанской; но в более глубоком и внутреннем смысле это небо, с которым сравнивается земной Ханаан, так же как небесный рай представляется земным, и так далее. Сказано: земля отцов, то есть земля Авраама и Исаака, ибо Израиль говорит это Иосифу.
  6. В самом универсальном смысле имеется в виду, что Израиль погибнет в конце веков, и поэтому евреи будут обращены и затем возвращены в землю своих отцов, как сказано в тексте.
  7. [И дал тебе одну долю над братьями твоими, которую я взял из руки Аморрея мечом моим и луком моим], стих 22. О том, что он купил поле в окрестностях города Сихем и что его сыновья разорили город, см. выше, глава 33:19 и 34:27. Но в том месте находились Перицциты [гл. 34:30]. В то время как аморреи находились в окрестностях Хеврона7 [Иис. 10:5], где было место погребения Авраама, купленное у сынов Хетовых [гл. 23:17-20]. О том, что Иосиф был похоронен на поле, которое Иаков купил у Сихема, и что часть этого поля стала уделом сыновей Иосифа, см. в книге Иисуса Навина, глава 24:32. Похоже, что здесь Иаков имеет в виду то, что его сыновья, Симеон и Левий, захватили мечом у Хамора, отца Сихема. (Однако мы читаем, что он бежал оттуда от страха из-за хананеев и фригийцев. Таким образом, имеется ли в виду именно эта земля или ее часть, или же речь идет о каком-то участке земли среди амореев в Иудее, не совсем ясно. Первая позиция, однако, подтверждается Евангелием от Иоанна, глава 4, стих 5, а земля называется Сихарь.
    7 Херон или Мамре – место, где Иаков поселился после ухода из Сихема (Быт. 35:27, 37:1).
  8. В тексте сказано, что Иаков дал Иосифу одну долю сверх его братьев; таким образом, он дал ее не сейчас, а раньше. Мы ничего не читаем об этом даре, но, по-видимому, он был сделан Иаковом для того, чтобы эта земля досталась Иосифу, а не другим, которые разорили город.
  9. То, что Иаков здесь говорит, что он взял этот участок из руки Аморрея, то есть Хамора, своим мечом и своим луком, указывает на то, что он защищал преступление, совершенное его сыновьями, и требовал эту землю для себя, как захваченную его мечом и его луком. Поэтому теперь он называет этот меч своим, а лук – своим, и таким образом берет на себя злодеяние своих сыновей. Поэтому и здесь он говорит “я”, а сразу после этого его называют “Иаков”, а именно: “И призвал Иаков сыновей своих” [гл. 49:1]. Таким образом, если сравнить эти слова с тем, что было сказано в стихах 15, 16, то остается сомнение в том, каким был характер Иакова в это время, незадолго до его смерти. Очевидно, что благословение сыновей Иосифа уже завершилось, поэтому не Бог Мессия говорил через него, ведь сразу после этого он назван “Иаковом”. (Возможно, в то время он убедил своих сыновей, чтобы они совершили это преступление, поскольку он не уступил землю морю, которое испортили, а отдал ее Иосифу, которого не было с ними; ибо [мы читаем], что Иаков говорил со своими сыновьями, когда они пришли с поля, но мы не читаем, что они говорили, а только то, что в сыновьях горел гнев, глава 34:5, :7).
  10. ЖЕНЕЗИЯ XLIX

1 И призвал Иаков сыновей своих и сказал: соберитесь, и я расскажу вам о том, что постигнет вас в последние дни.

2 Соберитесь и слушайте, сыны Иакова; слушайте, говорю,8 Израиля, отца вашего.
8 См. примечание к n. 2859.

3 Рувим, ты первенец Мой, сила Моя и начало силы Моей; превосходящий высотою чести и силою.

4 Легкий, как вода, ты не превзойдешь; потому что ты взошел на ложе отца твоего, то сделал себя недостойным; он взошел на ложе мое9.
9 См. прим. к 2873.

5 Симеон и Левий – братья; орудиями насилия были их мечи.

6 В тайну их да не войдет душа моя; с собранием их да не соединится слава моя; ибо в гневе своем они убили человека, и в намерении своем развьючили вола.

7 Проклят гнев их, ибо он яростен, и ярость их, ибо она тяжка. Я разделю их между Иаковом и рассею их между Израилем.

8 Иуда, ты,1 братья твои будут хвалить тебя; рука твоя будет на шее врагов твоих; сыновья отца твоего поклонятся тебе.
1 См. прим. к 2895.

9 Иуда – львиный отпрыск; от добычи ты поднялся, сын мой; он опустился, улегся, как лев, и как старый лев; кто разбудит его?

10 Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от ног его, доколе не придет Шилох, и к нему перейдут народы;

11 Который привяжет к виноградной лозе жеребенка своего, и к отборной лозе сына своего, когда омоет в вине одежду свою и в крови виноградной покров свой.

12 Глаза его красны от вина, а зубы белы от молока.

13 Завулон будет жить на берегу моря и будет пристанищем для кораблей; сторона его рядом с Зидоном.

14 Иссахар – осел костяной, лежащий между ношами;

15 ибо когда он увидит покой, что он хорош, и землю, что она приятна, то преклонит плечо свое к бремени и будет данником тому, кто заставляет его служить.

16 Дан будет судить народ свой, как одно из колен Израилевых.

17 Дан будет змеей на пути, аспидом2 на стези; он будет кусать за пятки коня, и всадник его будет падать назад.

2 См. прим. к 2963.

18 Я ожидаю спасения Твоего, Иегова.

19 Гад, его разорит отряд, и он разорит пяту.

20 От Ашера хлеб его будет тучен, и он же даст наслаждение царю.

21 Неффалим – олень, отпущенный на волю, ведущий изящные речи.

22 Сын плодовитой3 – Иосиф; сын плодовитой – у фонтана; дочери – она ходит по стене4.
3 См. прим. к н. 2997.
4 См. прим. к н. 3003.

23 И лучники озлобят его и будут стрелять в него; они будут держать его в ненависти.

24 Но он будет пребывать в крепости5 лука своего, и руки его будут крепки от рук могущественного Иакова; оттуда пастырь, камень Израиля.
5 См. прим. к n. 3010.

25 К6 Богу отца твоего, и Он поможет тебе; и к Утешителю молний, и Он благословит тебя благословениями неба сверху, благословениями глубины, лежащей внизу, благословениями груди и чрева.
6 См. прим. к № 3021.

26 Благословения отца твоего будут преобладать над благословениями моих родителей, даже до желания холмов мира. Они будут на голове Иосифа и на венце ложа7 братьев его”.
7 См. примечание к п. 1874.

27 Вениамин будет волком хищным; утром он пожирает добычу, а вечером делит ее.

28 Всех сих колен Израилевых двенадцать; и вот что сказал им отец их, когда благословлял их; каждого по его благословению он благословил.

Когда у Иакова рождались сыновья, им давались имена, которые в самом глубоком смысле означали истинных сыновей Церкви Божьей Мессии. Так, Рувиму было дано имя по зрению, а значит, в глубоком смысле, по вере; Симеону – по слуху, а значит, в глубоком смысле, по вере в деле, или послушании; и так остальным сыновьям в их порядке, то есть всем сыновьям, рожденным от Лии и ее служанки Зилпы. Что касается того, чему соответствуют имена, данные этим сыновьям в высшем смысле, об этом также было сказано, как читатель найдет8.
Что же касается сыновей Иакова от Рахили и ее служанки, то в их именах не было записано ничего подобного, а только то, что в них учитывалось подражание, существующее между ней и ее сестрой, то есть между теми, кто называется сыновьями Иакова, и теми, кто называется сыновьями Израиля. Сыновья Лии как таковые, будучи собственно сыновьями Иакова, имели такой характер, что не могли быть признаны в церкви Бога Мессии; и поскольку они презирали язычников по сравнению с собой, поэтому этот спор [между ними], как и спор между церквями, описан в самом глубоком смысле через сыновей Рахили; а о том, что сыновья Рахили преобладали над остальными, было также сказано в этом месте.
8 Etiam indicatum venias. Это непонятно, поэтому латинский редактор заменил videas (как читатель увидит) на venias. Наш перевод, однако, основан на предположении, что veias – это пропуск для invenias.

  1. Но сейчас речь идет о Царстве Божьего Мессии, которое описывается под личинами сыновей Иакова. То, что речь идет именно о Царстве Бога-Мессии, а не о прерогативе кого-либо из сыновей и их потомков над остальными, ясно видно из стиха 1 данной главы, где есть такие слова: “Я расскажу вам о том, что постигнет вас в последние дни”; а о том, что это относится к Царству Бога Мессии, свидетельствуют и предпоследние слова Иакова, когда он говорит: “Так говорил им отец их, когда благословлял их; каждого по его благословению благословлял он их” (стих 28). Поэтому здесь речь идет о благословении каждого из них в конце дней, когда наступит Царство Божье Мессии.
  2. Как уже говорилось ранее, в их именах заложено то, что относится к Церкви Бога Мессии. Отсюда следуют благословения, которые следует понимать так же, как и значения имен, а именно: как относящиеся не к личностям сыновей Иакова, не к их потомству, о котором здесь говорится, а к вещам, обозначенным их именами. Вещи небесные и наднебесные, и даже вещи божественные обозначаются другими именами. Так, небеса обозначаются землями, нет, и деревьями; Мессия представлен первосвященниками, а также царями, которые иногда были противоположного образа жизни, нет, и даже первосвященником Каиафой, хотя он был самым неумолимым врагом; ибо достоинства настолько отделены от лиц, что не лица представляют, а достоинства, которые они исполняют, такие как священнические, царские, фараонские и т. д. В этом смысле даже сам Иаков [мог бы представлять Мессию], как сказано выше. Мессия уподобляется льву и подобным ему животным, а также другим животным, как, например, в 27 стихе настоящей главы, где он уподобляется волку. Это происходит не от самих животных, а от их силы и мощи, которые в таком случае полностью от них отделены. Так и сыновья Церкви Божьей Мессии представлены именами людей или значениями имен, которые полностью отделены от самого человека. Так, вера, послушание и любовь, а также исповедание веры в Бога Мессию – это вопросы, полностью отделенные от личностей, то есть от Рувима, Симеона, Левия и Иуды. Так, например, происходит в стихе 8, где в обращении к Иуде говорится только о Мессии, в то время как Иуда по своей личности имел такой характер, что никак не соответствовал благословению, изложенному в стихах с 8 по 12 включительно.
  3. Итак, в данном случае имеются в виду все эти [сыновья церкви] в любом обществе, а значит, и в еврейском, и, следовательно, вообще на всем земном шаре как величайшем обществе – все по именам сыновей Иакова; и согласно внутреннему смыслу [имен], эти сыновья должны называться либо Рувимами, либо Симеонами, либо Левиями и т. д., а значит, Рувинитами, Симеонитами, Левитами [и т. д.]; но затем следует отделить тех, кто происходит от сыновей Иакова. Так же и в настоящей главе, где говорится о благословениях каждого сына, эти благословения также должны быть отделены от личностей.
  4. Здесь также не подразумевается значение имен, но только функции или должности, которые указаны. Поэтому следует заметить, что Царство Божье Мессии в целом разделяется на три класса, подобно тому как внутренний человек, исключая тело, как его правильно называют, разделяется на три части; и что каждый класс, как и каждая часть в человеке, разделяется на четыре отдельные части или на четыре должности. Отсюда происходит число двенадцать. Но поскольку Бог Мессия превыше всего и является Всем во всем Своем Царстве, [Иосиф] освобожден от этого. Отсюда возникает число одиннадцать, как было отмечено выше [n. 2687, 2691]. Об этих вопросах, однако, по божественной милости Бога Мессии, мы, возможно, более точно расскажем ниже.
  5. И призвал Иаков сыновей своих и сказал: соберитесь, и я расскажу вам, что будет с вами в последние дни (ст. 1). Тема этого стиха – сбор, а следующего – собрание; таким образом, речь идет о вещах, которые постигнут вас в конце дней, и это касается сыновей Иакова.
  6. Что касается сбора, то об этом говорилось выше [n. 1076-9], а именно, что они будут собраны вместе в конце дней; а также будут собраны, то есть, в связки, как также говорилось выше [n. 1898-9]. Этих связок действительно две, они отличаются друг от друга, но все же они совпадают в том, что сначала они будут собраны вместе, а затем так упорядочены, что каждый будет выполнять свою функцию; ибо, подобно телу, они будут собраны вместе и собраны так, чтобы получился один великий человек; а это произойдет только после того, как они будут сначала разделены.
  7. То, что эти вещи произойдут в последнем конце или в конце дней, предсказано с большой ясностью. Таким образом, то, о чем сейчас говорит Иаков, ни в коей мере не относится к сыновьям, но ко всем, кто будет собран вместе и таким образом скомпонован.
  8. Именно Иаков созывает своих сыновей вместе, и поэтому теперь он снова называется Иаковом, а не Израилем. Ибо все люди – сыновья Иакова, то есть таковы от своего первого рождения, что должны называться сыновьями Иакова, в том смысле, в котором Иаков означает держащего пяту, нет, еще и бьющего, как сказано о змее в раю после падения человека [Быт. 3:15]. Поэтому от рождения все прокляты и являются сыновьями дьявола; но впоследствии они исправляются и вырываются из челюстей дьявола.
  9. Соберитесь и слушайте, роды Иакова; слушайте, говорю9 , Израиля, отца вашего (стих 2). Это сказано о собрании. Собирание вместе называется пиром и, таким образом, обручением, и на него должны быть приглашены многие; но собрание – это Царство Бога-Мессии; оно также представлено пиром, но пиром брачным.
    9 Слова “я говорю” добавлены Шмидиусом, хотя и не отмечены как таковые.
  10. Здесь они снова названы сыновьями Иакова, и это по причине, о которой мы говорили выше (n. 2858). В предыдущем стихе Иаков отделил себя от своих сыновей, как1 отец от своих сыновей, поскольку именно он созвал их вместе. Поэтому в настоящем стихе он называет их своими сыновьями.
    1 [Зачеркнуто:] голова от тела.
  11. Но поскольку теперь следуют предсказания и благословения, они не могут исходить от Иакова как такового, а только от Израиля. Что подразумевается под Иаковом и что под Израилем, было сказано выше, а именно: под Иаковом – тот, кто находится в извращенном порядке и состоянии жизни, а под Израилем – тот, кто находится в совершенном порядке и состоянии; таким образом, под Иаковом – все те, кто находится вне Царства Божьего Мессии, а под Израилем – все те, кто находится в нем. Под Израилем во внутреннем смысле подразумеваются все, кто исправлен и принят в Церковь Бога Мессии, ибо в высшем смысле Израиль – это сам Мессия, он один – Борец и Победитель, которого обозначает имя Израиль [гл. 33:28]. Без него никто не может бороться и побеждать; все побеждают благодаря ему и поэтому называются Израилем.
  12. Но под Иаковом правильно подразумеваются все, кто не исправился; таким образом, в конечном счете, сам дьявол, поскольку он держит пяту, нет, еще и кусает ее, как признался сам Иаков в предсказании о тех, кто называется Даном, где мы читаем: “Дан будет змеем на пути, аспидом на стези; он будет кусать за пятки коня, и всадник его упадет назад. Я ожидаю спасения Твоего, Иегова” (ст. 17, 18) – эти слова, по милости Бога Мессии, читатель может увидеть ниже в объяснении.
  13. Именно Израиль назван здесь их отцом, ибо речь идет о тех, кто будет судим в последние дни. В сокровенном смысле это их отец, который будет судить: он – это те, кто, взятые в совокупности, находятся во внутреннем мире и, следовательно, будут судить. В высшем смысле это Сам Бог Мессия, Он один является судьей всех людей, и это посредством тех, кто во внутреннем смысле называется Израилем2.
    2 [Примечание автора:] (Обо всем, что следует далее, см. n. 3048.)
  14. Рувим, ты первенец мой, сила моя и начало силы моей; превосходящий высотою чести и силою (ст. 3). Под Рувимом подразумеваются все те, кто уповает на самих себя или возлагает на себя уверенность и веру, приписывает себе заслуги и справедливость от своих собственных дел, не обращая внимания на справедливость Бога-Мессии, которая одна только и спасает. Все они называются рувинитами, будучи людьми, которые возлагают справедливость на свои собственные дела, а значит, и на себя, уповая на себя. Это следует из самого ряда слов.
  15. В имени своем Рувим означает веру, которая является первородным сыном церкви Бога Мессии; ибо вера должна быть первым сыном, то есть, если человек хочет, чтобы на него обратил внимание Бог Мессия; в отсутствие веры нет милосердия, потому что нет внимания. Именно вера вливается в любовь. Таким образом происходит соединение, а соединяет только любовь; любовь, соединяющая Бога Мессию с человеком, – это любовь к Богу и, следовательно, любовь к ближнему. Последняя любовь называется милосердием и проистекает из любви к Богу-Мессии, являясь ее истинным плодом. Эта любовь возможна только в вере. Таким образом, она возможна в человеке, потому что возможна в его вере.
  16. Поэтому Израиль теперь говорит, что Рувим, то есть вера, – его первородный сын. Все последующие слова в этом тексте относятся исключительно к вере. Таким образом, вера – это сила Израиля, ибо только вера есть соединение и, следовательно, союз, а значит, и сила – но вера в Бога Мессию, которому принадлежит царство.
  17. Рувим назван началом потенции Его3; ибо, будучи первенцем и силой, он также является началом потенции, то есть силы, возникающей из союза. Эти слова представляют собой сумму предыдущих. Потенция – это сила, а значит, и власть.
    3 Сведенборг сначала написал ejus, но изменил его на Ejus.
  18. Эти слова объясняются еще более подробно, а именно: он превосходит в высоте почета и превосходит в силе. Под его превосходством в высоте чести подразумевается, что он самый внутренний, а значит, первый и самый близкий к Богу Мессия. Таким образом, имеются в виду все те, кто находится во внутреннем, как, например, Авраам, которому справедливость была вменена верой [гл. 15:6]; но не одна только вера делает их внутренними; должна быть также вера в действии, то есть послушание.
  19. Истинная вера, таким образом, состоит в том, чтобы верить и видеть все, что написано о Боге-Мессии; таким образом, видеть, что справедливость никогда не исходит от собственных заслуг, но исключительно от заслуг Мессии. Таким образом, человек становится никем. Это путь истины, а истина заключается в том, что человек – ничто. Но, веря в то, что все в Мессии и ничего в нем самом, из ничтожества он становится превосходящим высотой и честью, как сказано в тексте, а значит, и превосходящим силой. Бог Мессия не действует в тех, кто приписывает себе справедливость, ибо тогда нет реакции, а есть только действие, а активная сила в человеке – ничто, она не имеет силы, потому что не имеет соответствия. Один лишь Бог Мессия есть сила, и чтобы она могла быть присвоена человеку, тот не должен ничего себе приписывать. Таким образом, сила действует через него по всякому благоволению Бога Мессии.
  20. Легкий, как вода, ты не преуспеешь; потому что ты взошел на совет отца твоего, то сделал себя недостойным; он взошел на ложе мое (ст. 4). О том, что Рувим взошел на ложе отца своего, см. выше, глава 35:22; но поскольку речь здесь идет о тех, кто будет судим в последние дни, то под ложе отца и взошел на него подразумевается нечто совершенно иное.
  21. В разных смыслах “взойти на ложе отца”, несомненно, подразумевает многое; ведь когда под отцом подразумевается сам Мессия или Израиль, его ложе – это то, что в человеке относится к Богу-Мессии, как невеста или жена к своему мужу. Взойти на этот диван – значит приписать себе то, что полностью запрещено; например, как говорилось выше [n. 2864], приписать себе справедливость, а также уповать на себя или на свои дела, что благодаря им будешь оправдан. С помощью дивана восходят к тому, что касается супружеской любви, то есть к тому, что человек любит себя и то, что находится в нем самом, уповая на себя, и таким образом оскверняет супружеское ложе. Поэтому в различных местах Слова Божьего Мессии такие поступки называются прелюбодеяниями, причем прелюбодеяниями самого скверного рода. Что касается проприальной любви, то есть веры в себя, как она поднимается к человеческому разуму и таким образом фактически поднимается к отцовскому ложу, то это долго описывать.
  22. Итак, когда вера в Бога-Мессию обращается на себя и когда справедливость приписывается себе, а не Тому, Кто один есть Справедливость, человек делает себя не только чем-то, но и многим, да, единственным, превращая тем самым Бога-Мессию в ничто. Поэтому вера тогда погибает, ибо любовь к себе не может пребывать в вере в Бога Мессию, не приводя к извращению супружеской любви, а значит, к прелюбодеянию. Поэтому такая вера недостойна, и тот, кто выдает себя за веру, осуждается недостойно, ибо его вера – лишь притворство, а сама по себе не вера; ибо любовь к Богу Мессии и любовь к себе никогда не могут быть согласованы в одном разуме, если только любовь к себе не является ничем по сравнению с любовью к Богу Мессии.
  23. Далее в тексте добавляется фраза, которая дает еще одно подтверждение, а именно: Рувим, то есть вера, взошел на ложе свое. Под кушетками подразумеваются все способности, на которые можно подняться, и, следовательно, весь человек; а под постелью – само ложе или брачное ложе4 , поскольку существует супружеская любовь. Только эта любовь правит в Царстве Бога-Мессии, ибо только она создает союз; и именно от этой любви они называются сыновьями. Но те, кто ложится на это ложе, никогда не смогут называться сыновьями. Поэтому текст добавляет, что Рувим сделал себя недостойным – что является неизбежным следствием.
    4 Слова cubilia (кушетки) и stratum (ложе), которые здесь использует Шмидиус, являются буквальным переводом, даже по своему корневому значению, соответствующих еврейских слов: cubilia означает “место для лежания”, а stratum – “то, что расстилается”, а именно, чтобы лежать на нем. В своем изложении этого отрывка Сведенборг использует два других слова, обозначающих кровать, следующим образом: “Под кроватью (stratum) подразумевается само ложе (lectus), или брачное ложе (torus). Lectus – это обычное прозаическое слово, обозначающее кровать. Torus используется в основном поэтами и иногда означает брачное ложе и даже сам брак. Отсюда юридическая фраза, используемая при разлучении супругов, a toro et mensa (от bed and board).
  24. То, что описывается, – это вера или уверенность в себе, такая, какая есть у тех, в ком вера – хотя это и не вера – господствует одновременно с такой любовью. Результатом этой веры является то, что человек “превосходит честь5 и силу” [ст. 3]; то есть он колеблется легко6 как вода, или, говоря словами текста: Легко колеблешься ты, как вода. Под водой подразумеваются знания, которые присутствуют и находятся внутри, и которые текут, [внушая], что справедливость – от собственных заслуг, или что вера – это вера в себя; ибо знания часто выражаются водой. Поэтому о Рувиме или о вере говорится, что он или она легки, что означает веру, состоящую в знании или теории, но не в деле. Таким образом, эта вера легка, как вода, и, в отличие от воды, легко рассеивается.
    5 В автографе есть virtute (в потенции), но это, очевидно, пропуск.
    6 В автографе есть late (широко), но контекст указывает, что это пропуск для leve (легко).
  25. Итак, теперь ясно, что Рувим не первенец, ибо из этого источника нет силы, нет потенции, нет высоты достоинства, нет власти [ст. 3]. Поэтому, как Рувим был изгнан из права первородства, так и Рувиниты, то есть те, кто имеет веру такого рода, которая легка, как вода. Такие люди становятся неполноценными, более того, они становятся недостойными, если они действительно взошли на эти кушетки и на это ложе.
  26. Поскольку в этих словах речь идет о должностях в Царстве Бога Мессии, отсюда также можно понять, что рувиниты или те, кто имеет такую веру и обладает ею на деле, должны быть изгнаны из своего первородства, то есть из первой степени; ибо они признаны низшими, нет, недостойными. Здесь, однако, следует провести хорошее различие между теми, кто имеет веру, легкомысленную, как вода, и теми, кто осуществляет ее на деле, то есть поднимается на кушетки и ложе. Первые изгоняются из своего первородства и становятся низшими, а вторые осуждаются как совершенно недостойные. Таким образом, те вещи, которые следует отвергнуть, отделяются от тех, в которых есть что-то хорошее; и эти два понятия расходятся, ибо каждый человек судит по своей вере.
  27. Итак, в стихе 3 говорится о тех, кто принят, принят именно в высшую степень; то есть говорится о тех, кто должен называться рувинитами, как первородные и сыны Израиля. В настоящем стихе говорится о тех, кто находится в более низкой степени, и, наконец, о тех, кто считается совершенно недостойным; почему они должны быть изгнаны, не ясно.7
    7 [Зачеркнуто:] Таким образом, в подлинном смысле, под Рувинитами подразумеваются те, кто является первыми и внутренними. [Вычеркнув эти слова, Сведенборг продолжил следующими, которые позже также вычеркнул:] Таким образом, они являются сыновьями Иакова, а не Израиля. Поэтому в тексте говорится о сыновьях Иакова и одновременно о сыновьях Израиля, понимаемых в трояком смысле, как означающие, в первом смысле, тех, кто является истинными израильтянами, то есть сыновьями Бога Мессии; во втором – тех, кто является промежуточными; в третьем – тех, кто является последними, при условии, что они находятся в порядке.
  28. Таким образом, в тексте говорится о трех классах, а именно: о тех, кто является истинными Рувимами или истинными Рувинами, они относятся к первому классу; о тех, кто не является истинными Рувимами, но легкомысленно относится к воде, они являются низшими, и поэтому относятся ко второму классу; те же, кто действительно взошел на диван и ложе своего отца, считаются недостойными, будучи недостойными быть среди первых; поэтому они являются последними. Так первые становятся последними [Мф. 19:30, 20:16; Мк. 10:31; Лк. 13:30]. Но слово недостойный относится к первородству или приоритету, а вхождение на диван и ложе означает загрязнение супружеского ложа отца. Те же, кто признает это, хотя на деле поступает иначе, осуждаются по вере, но отвергаются за то, что не имеют веры на деле8.
    8 [Зачеркнуто:] Совершенно иначе обстоит дело с теми, кто вообще не имеет веры.
  29. Симеон и Левий – братья; орудиями насилия были их мечи (ст. 5). (стих 5). Об этих двух сыновьях было подробно рассказано выше, в главе 34 [стих 25 и далее]; здесь же описывается характер их жизни. Именно об этом идет речь в тексте до самого конца. Так как эти предсказания касаются того, что произойдет в конце дней, когда они будут собраны вместе, как сказано выше [стихи 1, 2], то, если по Божественной милости Бога Мессии объяснить эти слова в соответствии с их более внутренним и сокровенным содержанием, то теперь станет ясно, какое место отведено тем, кто будет называться Симеоном и Левием или Симеонитами и Левитами.
  30. Сначала в тексте говорится о мечах, то есть о том оружии, которое выше (гл. 48:22) названо мечом и луком Иакова; с его помощью они убили Хамора и Сихем и весь их род, то есть весь город. Далее это преступное деяние рассматривается таким образом, что их гнев проклинается, а ярость называется тяжкой; и говорится, что по этой причине они должны были быть разделены между Иаковом и рассеяны среди Израиля [стих 7].
  31. В духовном смысле их мечи – это их мстительность, а точнее, ненависть к Богу-Мессии, Который, как было показано, представлен Сихемом и Хамором9 ; то есть мстительность и ненависть, потому что эти люди хотели быть связанными с потомками Иакова и таким образом вместе с ними составить Израиль. Об этой “тайне” говорится в следующем стихе. Однако в данном стихе эти мечи названы оружием или орудиями насилия, и это потому, что с их помощью они хотели разрушить общество и не желали входить в него вместе с язычниками, а скорее отделиться от них и таким образом претендовать на прерогативу, хотя они были сыновьями не Рахили, а Лии. Именно об этой ненависти и мстительности в двойном смысле и пойдет речь далее.
    9 Ср. n. 1606, 1727.
  32. В тайну их да не войдет душа моя; с собранием их да не соединится слава моя; ибо в гневе своем они убили человека, и в намерении своем развьючили вола (ст. 6). Эта тайна – то, о чем говорилось выше в разных местах, тайна, заключающаяся в том, что Бог Мессия пожелал соединить язычников с потомством Иакова [n. 1606, 1609]. Что Мессия любил
    язычников больше, чем потомство Иакова, совершенно ясно, и это следует из того, что он любил Рахиль, которая означает церковь язычников, больше, чем Лию, см. выше [n. 552, 678, 833], и что он был очень возмущен, когда Лия была заменена Рахилью, ибо Бог Мессия предвидел, сколько ему придется вынести и как сильно он будет страдать в потомстве, столь упрямом и непослушном. Та же самая тайна раскрывается в Сихеме и Хаморе: через Сихем Бог Мессия пожелал соединить церковь язычников с дочерью Иакова, чтобы они стали одним народом, как предлагал Хамор [гл. 34:9, :10]; но Симеон и Левий со своими братьями вместе с Иаковом не потерпели этого. Позже та же тайна раскрывается на примере ненависти сыновей Иакова к Иосифу. Также говорится о том, что Бог Мессия пожелал разделить их и отправить сыновей Лии обратно к их отцу, чтобы таким образом выбрать потомство Иосифа и Вениамина; ибо из самих слов ясно видно, что Иосиф хотел отделиться от сыновей Иакова и таким образом полностью забыть дом своего отца [гл. 41:51]. Та же тайна раскрывается и позднее, во времена Моисея, когда было предложено произвести от Моисея новое потомство и таким образом стереть с лица земли остальных [Исх. 32:10, Чис. 14:12, Втор. 9:14]; и снова во времена Моисея, когда Валааму не было позволено проклинать потомство Иакова [Чис. 24:1]. Кто именно ходатайствовал в то время, ясно из их собственных писаний. Так же и в последующие времена; например, что Бог Мессия так часто желал отделиться от них, потому что они были идолопоклонниками и не любили никакого другого бога, кроме бога любви к себе и миру. Тайна окончательно раскрывается, когда Мессия страдает и свидетельствует о своей крайней любви к ним, причем даже в последние минуты своей жизни; а также позже, когда ему приходится отделиться от них и передать свое милосердие язычникам, то есть сыновьям Рахили, которых он больше любил.
  33. Это и есть та тайна, о которой Иаков говорит: “Да не придет душа моя”. Если спросить, откуда это происходит, то можно ответить, что это не может исходить ни из какого другого источника, кроме самого Авраама, которого помнил Бог Мессия. В потомстве Авраама Он не мог поступить иначе, чем перенести столь великий труд, столь великую мстительность и ненависть; ибо величие силы и добродетели, заключенных в вере, подобной той, что была в Аврааме, очевидно, ибо Бог Мессия сопротивлялся бы самому себе, если бы сопротивлялся любви внутри веры, как это было в Аврааме. См. выше [n. 695-6, 1389] об Аврааме.
  34. Из этого также следует, что Мессия во плоти должен был пострадать за весь род человеческий; и это он мог сделать ни в каком другом потомстве, кроме еврейского, которое было таким неверным и жестоким. Можно также усомниться в том, что Он пострадал бы так, как пострадал среди этого народа, если бы не этот народ; ведь Он пострадал за Авеля и Сихема, да и за многих других, но так жесток был этот народ, что они не удовлетворились этим. Это и есть та тайна, в которую, по словам Израиля1 , не должна прийти душа его”.
    1 Сведенборг впервые написал “Иаков”, но это он вычеркнул.
  35. Таким образом, тайна заключалась в том, что они не должны соединяться с язычниками и, таким образом,2 одни должны обладать небесным царством, которое они хотели занять, когда удалят Бога Мессию, как они удалили Иосифа и Сихем. Однако, как представляется, это стремление было вызвано дьяволом, который хотел таким образом занять царство Бога Мессии, которое, по его мнению, должно было принадлежать только потомству Иакова. Таким образом, дьявол хотел установить там свое собственное царство, что он и сделал; но то, что и здесь зло обратилось в добро, видно из главы 50:20.*
    2 [Зачеркнуто:] это была тайна самого дьявола.
  • [Далее идет следующий ненумерованный абзац, вычеркнутый автором:] Израиль здесь говорит, что его душа не должна входить в их тайну, потому что эта тайна была настолько позорной, что он не хотел ее знать.
  1. Израиль говорит в тексте, что его душа не должна входить в их тайну, и его слава не должна быть соединена с их собранием, потому что под Израилем здесь подразумеваются те, кто называется сыновьями Бога Мессии. Таким образом, имеется в виду и Авраам, который отвращался от таких дел и не знал, что за этим последует нечто подобное. Собрание здесь означает совет по поводу истребления Сихема и т. д. и т. п. Душа – это жизнь, причем жизнь вечная, а значит, и спасение, как и сам Бог Мессия; а слава – это царство Бога Мессии, как и сам Бог Мессия. Таким образом, Бог Мессия молится за Авраама и его сыновей, которые также называются Авраамом, чтобы их спасение не подвергалось опасности, но чтобы это было невежество, которое может оправдать; таким образом, этот поступок был не из их советов.
  2. Сказанное должно быть тем, о чем сказано, что им было сказано “о том, что произойдет в последние дни” [ст. 1]; ибо это сказано сейчас, а не раньше, и таким образом душа вступает в тайну. Что касается того, будет ли это объявлено в дальнейшем, или это остается в словах, которые также примыкают к тексту, а именно: с их собранием да не соединится слава моя3 , то это еще не может быть обнародовано; ибо желает ли Авраам соединиться со своим потомством, о котором он так молился, остается еще предметом обсуждения.
    3 В автографе есть veniat (приходить), что, очевидно, является пропуском для uniatur.
  3. То, что это тайна, ясно из самого факта; ибо теперь мы читаем: В гневе своем они убили человека, а в намерении своем развязали вола. Какого человека они убили, ясно из главы 34, а именно Сихем и весь его род. Таким образом, они разорвали союз, о чем свидетельствует вол, которого они развязали; ведь если бы они были связаны с Сихемом, то есть с язычниками, которые в то время поклонялись Богу-Мессии, такого бы не случилось, но их общество значительно укрепилось бы, а сами они отстранились бы от идолопоклонства. Это видно из слов Хамора и Сихема в главе 34, стихи 9 и 10, и из стихов 21, 22 и 23 той же главы, где слово “наш” относится к одному народу; это также видно из ответа, данного сыновьями Иакова в стихе 16 (эти отрывки можно здесь процитировать4). Но их целью было развязать вола: разорвать узы, связывающие их с язычниками, и создать общество для самих себя, общество, которое должно быть полностью несогласованным в своих частях и, таким образом, развязанным, а не обществом, что является результатом общества, подобного тому, которое воздвигает дьявол. Такова была цель сыновей Иакова. Отсюда и эти слова:
    4 Отрывок, о котором идет речь, гласит: “И вступите в родство с нами; отдавайте нам дочерей ваших и берите дочерей наших к себе. И будете жить с нами, и земля будет пред вами; живите и торгуйте в ней, и овладейте ею” (стихи 9-10). “Эти люди хотят вступить с нами в мир, жить в земле и торговать в ней; вот, она раскинулась перед ними; возьмем дочерей их к себе в жены, а им отдадим дочерей наших. Только в этом случае мужчины согласятся с нами, чтобы жить с нами и стать одним народом; если каждый мужчина среди нас будет обрезан, как они обрезаны. Не будет ли скот их и имущество их и всякий зверь их нашим? Только дадим согласие им, чтобы они жили с нами” (ст. 21-3). “Тогда мы отдадим вам дочерей наших и возьмем дочерей ваших к себе, и будем жить с вами, и сделаемся одним народом” (ст. 16).
  4. Проклят гнев их, ибо он яростен, и ярость их, ибо она тяжка (ст. 7). Об этом гневе и ярости говорилось выше [n. 1565, 1590, 1599]. В высшем смысле под человеком, которого они убили, подразумевается сам Мессия, как также (возможно) было отмечено выше [n. 1606]. Однако то, что они отвязали вола, было лишь целью [ст. 6] и не было приведено в исполнение; это было целью, подобно тому как они хотели отрезать Иосифа и таким образом укрепить свое общество; о том, что Иосиф говорит об этом, см. главу 50:20. Таким образом, их гнев относится к человеку, которого они убили, а ярость – к их цели в желании развязать вола. Последний поступок является безумием, так как подобен ярости, которая является не гневом, а полным безумием; ибо люди никогда не развязывают таким образом вола. Аналогичное выражение встречается ранее в отношении Ламеха, который говорил своим женам, глава 4:23, :24, говоря, что он убил человека с раной и мальчика с полосой (ст. 23) и что поэтому он будет отомщен (ст. 24). И вот приговор произнесен:
  5. Я разделю их между Иаковом и рассею их между Израилем (ст. 7). Таков приговор: Те, кто назван Симеоном и Левием, то есть те, кто поступил таким образом, ибо в конце дней такие люди будут названы Симеоном и Левием, будут разделены между теми, кто назван Иаковом, и рассеяны среди тех, кто назван Израилем. Из сказанного известно, кто такие те, кого называют Иаковом в конечном смысле, то есть команда дьявола, и именно среди этой команды они должны быть разделены; и кто такие те, кого называют Израилем, то есть те, кто принадлежит Богу Мессии, среди которых они также должны быть рассеяны, а именно как самые мерзкие слуги, которые будут выполнять подневольные функции; таким образом, они будут промежуточными между царством Бога Мессии и командой дьявола, которая отделена от него.
  6. Поскольку они сами желали отделить Иакова от Израиля, как видно из вышесказанного, а именно, убить такого человека, как Сихем и Иосиф; и поскольку они желали таким образом рассеять Израиль, то есть общество, а значит, и церковь Бога Мессии, поэтому был произнесен приговор, соответствующий их поступку и цели, полностью им соответствующий. Ибо как они хотят разделить и рассеять, так и сами будут разделены и рассеяны.
  7. В каждом обществе должны быть рабы и рабыни самого низкого сорта. Без них общество не может существовать. Таким образом, в обществе должны быть члены всех видов. Как в человеке, где тело – это слуга, чьи части, как известно, самого низкого и мерзкого рода и поэтому сравниваются с грязью или навозом, так и в этом великом человеке должны быть те, кто будет самыми мерзкими рабами, служащими вместо навоза. В животном обществе, где существуют животные всех видов и природы, также есть животные самого мерзкого рода, которых называют ослами; и то, какую должность они выполняют, достаточно очевидно. Таким образом, из этого сравнения каждый может сделать вывод о том, каковы должности тех, кто имеется в виду в данном случае – при условии, что духовные вещи предполагаются вместо естественных.
  8. Когда под Иаковом понимается третий класс Царства Божьего Мессии, а под Израилем – средний класс и в то же время внутренний, можно сделать вывод о том, кто они такие, среди которых те, кого называют Симеоном и Левием, должны быть разделены и рассеяны. Когда под Иаковом подразумевается третий класс, то Иаков находится в реформированном порядке; другими словами, имеется в виду тот, кто будет подножием, то есть будет под ногами [Пс. 110:1]. Таким образом, будучи слугами слуг, они означают тех, кто находится на низшей ступени.
  9. Из состояния человека, особенно из состояния его ума, то есть из его духовного состояния, которому, кроме того, соответствует его естественное состояние, мы узнаем, что в единодушном царстве непременно должны быть рабы5 или люди, которые являются слугами, так же как и свободные люди. Это видно на примере разума, а именно: духовное состояние состоит из добра и зла, лжи и истины. Это те духовные вещи, без соединения которых не может быть ни рационального разума, ни интеллектуального ума, ни воли; именно порядок этих вещей заставляет зло превращаться в добро, откуда возникает ощущение и существование добра; так и фальшь превращается в истину, откуда возникает ощущение и существование истины. Там, где нет отношения к противоположности, нельзя говорить о соединении и, следовательно, о гармонии, которая имеет отношение к противоположности. Таким образом, все счастье ощущается и возникает из несчастья; вся свобода – из рабства. Среди противоположностей, однако, сфера разнообразна; ведь зло, противопоставленное добру, существует в разных степенях. Есть зло, которое полностью противоположно добру того же рода; но есть и меньшее зло, поскольку есть и меньшее добро, а значит, и сфера меньше. Отсюда мы узнаем, что подобное состояние должно быть и в самом большом обществе, чтобы таким образом можно было достичь всеобщего совершенства. Совершенство, кроме того, невозможно без разновидностей даже несовершенства. Отсюда возникает всякая форма. См. ниже, глава 50:20.
    5 Сведенборг сначала написал servi (слуги, рабы), но затем переделал на mancipia (рабы, купленные или захваченные).
  10. Иуда, ты,6 братья твои будут хвалить тебя; рука твоя будет на шее врагов твоих; сыновья отца твоего поклонятся тебе (ст. 8). Здесь под Иудой в широком смысле подразумевается потомство Иакова, Исаака и Авраама; в более глубоком смысле – те из этого потомства, от которых родится Мессия, то есть самый костяк или ядро этого дерева; в самом глубоком смысле – те на всем земном шаре, которые называются сыновьями Авраама или Израиля; и в высшем смысле – сам Мессия, потому что он будет рожден от стебля Иуды и корня Иессея [Ис. 11:1, :10].
    6 Judah, te, te laudabunt, etc. Шмидиус, однако, интерполирует слово, в результате чего отрывок читается как “udah, thee, thee (I say) thy brethren,” и т.д. Как обычно, Сведенборг опускает интерполяцию. Дословный перевод иврита – “udah, thou, thy brothers shall praise you”, и именно так переводит Сведенборг в Arcana Coelestia.
  11. То, что в тексте имеется в виду не только это конкретное потомство, особенно внутреннее потомство, в котором была Церковь Бога Мессии, но и все сыновья Авраама на всем земном шаре, можно понять из повторения слова “ты”; ибо мы читаем “Иуда, ты, братья твои восхвалят тебя”.
  12. Следует, однако, заметить, что Иуда не был такого характера, чтобы через него можно было представить самое большое потомство, а значит, и самую большую Церковь Бога Мессии, ибо он взял в жены хананеянку [гл. 38:2, :21]. Но представление возникает в связи с тем, что от него и его сына от Фамари, а именно от Фареса, который тогда жил, и, наконец, от других, таких как Давид, должен был родиться Мессия, причем представление не из-за Иуды, а только из-за Мессии. И поскольку Бог Мессия, который теперь говорил устами Израиля, помнил только о себе, ничто другое не могло быть здесь сказано об Иуде, кроме того, что было почетно, как это бывает в отношении Иакова, когда его называют Израилем, и так далее; ибо почет происходит от представления того, о ком идет речь.
  13. Сказано, что братья его будут хвалить его. Поскольку Иуда, особенно в настоящем тексте, представлял собой двуединую личность, то очевидно, кто такие братья, то есть братья по той причине, как было сказано, что Мессия родится в среде церкви Божьей Мессии. Их Мессия называет братьями по той причине, что, как было сказано, Мессия родится среди потомства Иуды. Те, от кого родится Мессия, были счастливейшими из людей, ибо каждый из них ожидал Его в своем потомстве. Поэтому любовь к потомству была так глубоко заложена в них, что если они оставались без сыновей, то считали себя мертвыми, как было отмечено выше [n. 688, 800, 1995]. Иуда был живее всех живых на всем земном шаре, будучи единственным из всех сыновей Израиля, кто получил эту жизнь. Поэтому сейчас говорится, что братья его будут хвалить его.
  14. Из этого же источника, а не из какого-либо другого, проистекает превосходство иудеев над всеми другими народами, ибо именно из этого источника приходит жизнь ко всем людям и воскресение из смерти и из мертвых. Поэтому Иуда теперь превосходит всех своих братьев силой, как мы читаем в I Хрон. 5:2, где говорится следующее: “Иуда сделался сильным между братьями своими и князем над ними; но первородство принадлежало Иосифу”. Поэтому и царство было уступлено Иуде, то есть как земное, так и духовное – земное при Давиде и последующих царях; он владел землей Ханаанской и жил на горе Сион в Иерусалиме7 , а эти места связаны с духовными вещами, ибо Слово Божье Мессии было особенно провозглашено [там], и это служило всему земному шару. Таким образом, благодаря земному и духовному царству Иуда теперь прославлялся своими братьями как князь, стоящий выше других, и в первую очередь из-за Мессии, который должен был родиться в его стебле.
    7 [Зачеркнуто:] духовное, потому что там была учреждена церковь и провозглашено Слово Божье Мессии, которое служило всем людям на всем земном шаре.
  15. Рука твоя будет на шее врагов твоих. Здесь, как и в других местах, под рукой подразумевается сила и власть. Она будет на шее врагов, так как он одержит над ними победу. Шея, будучи промежуточной, является той частью [тела], от которой зависит низшая и высшая жизнь; поэтому тот, кто одержит верх над шеей, одержит верх над своим врагом. Враги – это все враги истинной церкви Бога Мессии среди людей, а также самого Мессии; то есть это дьявол и его команда, а следовательно, все то в человеке, что благоприятствует дьяволу, например, зло и тому подобное, что есть в человеке и вызывается дьяволом. Это враги.8 Отсюда ясно, что означает рука на шее врагов, а именно, что власть будет принадлежать Богу Мессии, так что Он будет держать всех этих врагов связанными, как если бы кто-то держал шею, чтобы человек не мог дышать. Так и Бог Мессия, понимаемый здесь в высшем смысле и абстрагированный от Иуды, будет держать в узах дьявола и его команду, а также всех представителей рода человеческого, пожелавших нанести насилие Его Церкви, которая пребудет до конца мира. Будучи многочисленными, эти враги также будут связаны, как это происходит со злыми людьми на всем земном шаре, в каждом обществе, в каждом отдельном человеке и т. д.
    8 [Примечание автора:] См. Ис. 63:10.
  16. Сыновья отца твоего поклонятся тебе. Поскольку все относится к последнему концу дней, из предсказания Израиля можно понять, кто является сыновьями отца, а именно: все, кто собрался и собрался, как было сказано [ст. 2]. Сыновья отца, таким образом, – это все, кто является сыновьями Бога-Мессии, будучи, в высшем смысле, сыновьями Израиля. Все они преклонятся, то есть преклонятся посредством унижения и прострации до земли. Здесь, таким образом, имеется в виду главным образом Бог Мессия, перед Которым склонятся все сыны Израиля или сыны Церкви Бога Мессии. Во внутреннем смысле, где имеется в виду сама церковь, склонятся те, кто ниже ее. Таким образом, перед внутренней церковью склонятся те, кто находится в более внутренней церкви; перед второй и первой – те, кто находится во внешней церкви; и перед всеми – те, кто находится в Царстве Бога Мессии и не находится в нем. Таким образом, поклоны следуют по порядку, являясь унижениями и почестями, которые они будут им оказывать. Но только Богу Мессии причитается поклонение или преклонение до земли; ибо все почести, оказываемые им, оказываются ради Бога Мессии, будучи оказаны Самому Богу Мессии. Так и сыновья Иакова склонятся – как видно.
  17. Иуда – львиный отпрыск; от добычи ты поднялся, сын мой; он опустился, стал как лев и как старый лев; кто разбудит его? (ст. 9).* В высшем смысле все эти слова относятся к самому Богу Мессии, ибо лев – это животное, которое олицетворяет непреходящую силу. Таким образом, это одно и то же, сказать ли “лев” или “стойкая сила”. В духовном смысле добродетели обозначаются посредством тех животных, в которых они находятся; так происходит почти везде в Слове Бога Мессии, где живые животные представлены вместо сил или способностей их жизни.
    Так и вместо льва берется народ среди народов и наций, где находится Бог Мессия, то есть сама церковь, которая превосходит в силе, как сказано выше [n. 1176 и далее], не от себя, а от Бога Мессии; так же и все, что есть в церкви Бога Мессии, и в тех, кто находится в церкви Бога Мессии, и в каждом отдельном человеке в ней, поскольку он пользуется подобной добродетелью и силой.
  • [Маргинальное примечание автора:] Подобные слова встречаются в пророчестве Валаама, Числ. 24:9. Таким образом, они не могли быть сказаны никем иным, как Тем, Кто говорил через Израиль.
  1. Лев – это животное, господствующее над всеми зверями на земле, животное, которого боятся и страшатся все дикие звери. Так и Бог-Мессия – это тот, кого будут бояться все люди во вселенной, и кем они будут поражены ужасом – как, например, дьявол и его команда.
  2. В тексте Мессия сначала уподобляется львенку, а затем старому льву. Он уподобляется львенку, когда берет добычу, вырывая людей из челюстей дьявола и ведя их в Свое царство. Здесь добыча – это те, кого он спасает и избавляет от смерти; так же и ниже, в 27-м стихе, где он уподобляется волку: “И вечером разделит добычу”. Поэтому в тексте сказано, что он восходит от добычи. Что касается того, как Он восходит от добычи, то это тоже можно понять, а именно: Он стал человеком, претерпел смерть и тем самым спас род человеческий. Именно это правильно понимать под восхождением от добычи. Поэтому в тексте он также назван сыном, что относится к львиному отродью. Это сказано в настоящем времени, потому что это спасение и приобретенная благодаря ему сила и власть над врагами существует во все времена, от Ноя до конца мира, и особенно в конце дней; тогда будет сумма всех вещей, и тогда эти слова применимы в их подлинном понимании.
  3. Его сравнивают с львенком, потому что он не брыкается, но всегда поднимается от добычи, то есть отнимает смертных людей у врага и врагов; но когда он брыкается, его сравнивают со львом, и притом со старым львом. Его корчи означают, что власть Бога Мессии неизвестна, неизвестна именно миру и дьяволу, по этой причине они не боятся Его и приписывают силу и власть себе. Если же они приближаются к нему и прикасаются к нему, то он поднимается, как львиный отпрыск, и берет добычу.
  4. То, что он встал как лев, означает время; ибо в этом тексте значатся три времени. ПЕРВОЕ, когда он был как львиный отпрыск и поднимался от добычи, под которым подразумевается время первобытной церкви, когда он поднимался от добычи. Что в это время у этого Льва было много добычи, можно видеть из сказанного выше [n. 1735]. Под львом, который выл, подразумевается ВТОРОЕ время, а именно, с того времени, которое было названо выше, и до Его пришествия. Тогда он выступал как лев, превосходящий силой, но не брал много добычи. В ТРЕТИЙ раз он уподобляется старому льву, который, по причине возраста, так же лежит. Поэтому, когда под львами подразумеваются времена Церкви, видно, что он проявлялся сначала в виде птенца, затем в виде льва, а после – в виде старого льва, почти издохшего от старости. Таким образом, то, что здесь называется львом, – это сила, которая находится в церкви, то есть в сыне церкви Бога Мессии; а поскольку под львом подразумевается именно сила, то подразумевается и вера, в которой эта сила находится. В первобытной церкви эта вера была подобна львенку; во второй церкви она была подобна льву; а в третьей церкви, и особенно сейчас, в конце дней, она подобна старому льву, измученному возрастом; ибо хорошо известно, что в конце дней у человека нет веры или мало, или нет силы посредством веры, или мало.
  5. Текст добавляет: “Кто разбудит его?”, то есть разбудит Бога Мессию. Хотя Он сидит, как старый лев, но, поскольку Ему принадлежит вся власть на небе и на земле [Мф. 28:18], никто не смеет разбудить Его или прикоснуться к Нему, ибо тогда он понесет наказание за свою опрометчивость. Этими словами также описывается страх и ужас язычников в конце дней, ибо они узнают, что Он – лев, то есть что Его власть так велика. Поэтому никто не осмелится разбудить Его.
  6. Итак, в предыдущем стихе в высшем смысле описывается честь и поклонение Богу Мессии, а в настоящем стихе – Его власть; так же и честь и власть тех, кто находится в Церкви Бога Мессии – но сравнительно. И теперь речь идет о царстве потомков Иакова, о том, когда оно прекратится.
  7. Не отойдет призрак от Иуды и законник от ног его, доколе не придет Шилох; и к нему перейдут народы (ст. 10). Во-первых, это касается царства того потомства Иакова, которое получило свое название от Иуды, их князя, по этой причине царство называется царством, или, что то же самое, скипетром Иуды; ибо ясно, что после отделения других колен скипетр остался в стволе Иуды и в то же время Вениамина. То, что после времени Авраама скипетр был передан в особенности Иуде, хорошо известно, поскольку известно, что Бог Мессия посвятил себя Аврааму, Исааку, а также Иакову, а затем их потомкам в Египте, и что он вел их через Моисея; также он учредил среди них свою церковь со всеми обрядами, в которых был представлен Мессия, и там же построил свой храм – как бы в качестве своего изображения – и более того, там провозглашал свое Слово и предсказывал свое пришествие. И поскольку Бог Мессия был представлен9 во всех вещах их церкви и в каждой из них, следовательно, в своих мельчайших частностях эта церковь была универсальным типом. Поэтому эта церковь была светом для всех народов, у которых эти типы первобытной церкви перешли в идолопоклонство, и где дьяволу поклонялись почти в тех же образах. Поскольку Мессия был представлен в иудейской церкви таким образом и присутствовал в представлениях через рукоположение, то необходимо, чтобы скипетр был тогда у того поколения исключительно из-за Мессии, как было сказано [n. 2897, 2899], и особенно до того времени, когда Он Сам придет в мир и Сам научит, что означают эти типы и что они означают не кого иного, как только Его Самого. Таким образом, скипетр находился в Иуде, и именно [в нем, как в стоящем] для тех потомков Авраама, которые, правильнее сказать, были потомками Иакова. Это ясно из обетований, которые впоследствии были подтверждены Иакову, хотя и только для того, чтобы [его потомки] могли считаться сыновьями Авраама. Но поскольку они пожелали быть сыновьями Иакова, а не Авраама, обещание, данное Аврааму, было подтверждено [глава 28:14], а именно обещание, что в его семени благословятся все народы всей земли [глава 12:3], ибо благодаря этому он стал родителем всех верных. Таким образом, скипетр со времен Авраама теперь находился у Иуды, но только до пришествия Бога Мессии, после чего скипетр отошел от Иуды. Это настолько ясно из самих слов текста, что ничто не могло быть предсказано более четко.
    9 [Зачеркнуто:] и настоящее.
  8. То, что здесь имеется в виду еврейский народ, с которым на время остался скипетр, яснее всего видно из самих слов, а именно из того, что Иуда упоминается по имени, причем под Иудой здесь подразумевается только этот стебель. В стихе 8 имя Иуды дважды повторяется, когда говорится: “Иуда, ты, ты”. Таким образом, первое “ты” относится к еврейскому народу как к сыну Авраама, Исаака и Иакова, а второе “ты” – к Богу-Мессии, от Которого, через Которого и ради Которого этот скипетр остался в Иуде.
  9. Более того, очевидно, что в то время еврейский народ был избран выше всех народов всего земного шара, избран для того, чтобы из этого народа Он мог воздвигнуть новый рай, земной и небесный. Это было бы сделано, если бы они оставались сыновьями Авраама, а не сыновьями Иакова. Но было предвидено, что из этого народа не может быть воздвигнуто ни райское дерево, ни тем более рай. Это ясно видно из Слова Божьего Мессии: они сразу же осквернили семя Авраама, осквернив и духовное семя, которое было верой Авраама, браками с хананеями. Такие браки заключали Иуда и его братья; то же самое говорится и о Симеоне, глава 46:10, не говоря уже о тех, кто впоследствии вступал в браки с идолопоклонниками и совершал прелюбодеяния самого худшего рода. Таким образом, семя Авраама теперь погибло и не осталось ни в одном из них. Таким образом, они были избраны; но, будучи сыновьями Лии, а не Рахили, они были полностью отвергнуты.
  10. Но поскольку было необходимо, чтобы где-то взошло Солнце справедливости, лучи которого просветили бы весь мир, то Бог Мессия решил, что оно должно взойти в этом народе, и взойти над ним посредством церкви, учрежденной среди них, и посредством истин и божественной мудрости; и так всегда оставаться в своем восхождении. Но поскольку они сами поклонялись солнцу мира, а не Солнцу справедливости и мудрости, то, как известно, оно двигалось вперед в полушарии полного земного шара, и это с момента восхода или утра до полудня, когда Бог Мессия, который сам есть Солнце справедливости и мудрости, пришел в мир и установил все вещи в самый светлый день. Они же обожали солнце мира; поэтому с того времени он отступил от них и дал свет всем странам земного шара. И действительно, он так далеко отступил от них, что теперь они живут не только вечером, но и глубокой ночью. Это было предсказано Аврааму, глава 15:17, где мы читаем: “Наконец, когда солнце зашло, и наступила тьма, вот, печь дымная и факел огненный, проходящий между теми частями”. Но, как известно, когда солнце переходит от утра, дня и ночи, то для тех, с кем солнце присутствует, это утро, нет, полдень, тогда как в то же время для тех, с кем было утро, это густая ночь.1
    1 [Зачеркнуто:] Из этого теперь можно судить, по какой причине и каким образом скипетр принадлежал Иуде.
  11. Поэтому в тексте сказано: Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от ног его, доколе… Из этих слов ясно видно, что скипетр отойдет от Иуды; более того, предсказано само время. Поэтому на скипетр указывают и последующие слова, а именно: “И законник между ног его”. Под законодателем здесь явно подразумевается тот, кто держал скипетр и пожелал передать его им. Законодатель – это не кто иной, как Тот, Кто дал им закон и учредил их церковь, ибо под законом понимается все то, что в церкви установлено и заповедано; а то, что это относится только к Богу-Мессии, слишком ясно, чтобы сомневаться в этом. Поскольку вселенский закон,
    то есть вселенская церковь, относится к Богу Мессии, и поскольку он ее учредил, ясно, что Бог Мессия сам является Законодателем, и что именно от него, а значит, от его закона, они получили скипетр.
  12. То, что Закон включает в себя все и вся, что было заповедано и установлено в иудейской церкви, становится ясно из того факта, что законом называется все, что вытекает из порядка. Законы принадлежат исключительно порядку, каков бы ни был этот порядок; в соответствии с порядком определяются законы, вытекающие из него. Закон был учрежден для того, чтобы все существовало в соответствии с порядком, как в духовных вещах, так и в тех, что вытекают из них. Этот порядок был установлен в иудейской церкви, и поэтому все, что вытекает из него, называется законом или законами. Эти законы совершенны до тех пор, пока порядок остается совершенным, но когда порядок изменяется, то из этого источника вытекают другие законы, так называемые, которые не истины, а фальши, не доброты, а злобы. (Этот порядок может быть описан более полно, если это будет позволено).
  13. Между ног. Говорят, что человек ходит перед Богом, ходит по пути истины, ходит во свете, что означает жить по порядку, ибо хождение связано с тем, по какому пути идут ноги. Итак, поскольку иудеи ходили не по пути, не во свете, а во тьме, поэтому сказано, что Законодатель отойдет от ног его.
  14. Сам закон также отойдет, ибо в этом же смысле вместо Законодателя понимается и сам закон. [Таким образом, здесь говорится, что закон отойдет от ног его, а значит, они лишатся самого закона, то есть истины и света; ибо они попирают закон и ненавидят свет. Слова “от ног его” подразумевают и многое другое, но поскольку в настоящее время они кажутся столь далекими от буквального смысла слов, лучше обойти их стороной; ибо в наше время мало кто понимает вещи, далекие от буквального смысла, когда, однако, такова манера речи Бога Мессии в Его Слове, что к Нему ближе всего те вещи, которые для людей в наше время являются самыми далекими. Поэтому, если бы эти слова были разъяснены более полно, люди могли бы их понять, но поскольку они так далеки, они не могли бы верить в них; например, что ноги – это самые низкие и нечистые вещи природы, а между ног – любовь самого низкого рода, которой поклонялись иудеи; таким образом, в силу этих двух значений, законодатель и закон, которые подразумевают вещи высшие и чистые, подразумевающие саму непорочную и небесную любовь, должны обязательно отойти от этого праха. Но, как уже было сказано, эти вопросы более отдаленные.
  15. Пока не придет Шилох. Что касается Шилоха в собственном смысле слова, то неизвестно, кто это. Поэтому переводчики расходятся во мнениях, переводя его как Избавитель, Герой, Сын и т. п.2 Однако и евреи, и другие народы сходятся во мнении, что под Шилохом подразумевается Мессия, то есть тот, кто является Сыном Божьим, Избавителем, Героем и т. д. Что касается того, кто он такой, то это будет полностью описано в последующем, из которого и из всего, что содержится в описании, становится настолько ясно, что он – Мессия, Сын Божий, который должен прийти, что ничто не могло быть выражено более ясно для восприятия тех, кто жил в то время. Эти люди тогда полностью понимали все, что говорилось таким образом, как явствует из книг того времени. Все духовные и небесные истины были произнесены таким образом и сохранились в памяти. Иначе говорить о них означало бы говорить многословно; ведь произносимые слова подразумевают неопределенное количество вещей, и это для того, чтобы эти неопределенные вещи были постигнуты одновременно. Поэтому от иудеев никогда нельзя было скрыть, кем будет Мессия и какие страдания Он претерпит, чтобы спасти весь мир.
    2 Кастеллио переводит его как sospitator (избавитель), Тремеллий, а также Баксторф в своем Лексиконе – filius, Вульгата – qui mittendus est (тот, кто должен быть послан); Пагнинус и А.В. просто используют еврейское слово Shiloh.
  16. Слова Израиля о том, что он расскажет своим сыновьям о том, что постигнет их в последние дни [ст. 1], относились ко всем его сыновьям, как было отмечено выше [n. 2855]. Здесь же он говорит об Иуде в последнем конце дней его царства, а также о том, что постигнет его в конце дней мира; ибо есть два конца: один для Иуды, который был, когда пришел Шилох, и другой, когда Шилох придет [судить] все земли. Первый конец не так очевиден в отношении других сыновей, потому что они были рассеяны до этого конца.
  17. Итак, сначала описывается состояние церкви, когда наступит первый конец, то есть конец царства Иуды; то есть когда Бог Мессия придет в свое рабство, что так часто обозначается через Иосифа; также состояние церкви, когда наступит второй или последний конец, когда он придет в свою славу, что также представлено через Иосифа.
  18. Что касается первого конца, а именно, когда скипетр и законодатель отойдут от Иуды, то в тексте сказано: “И к нему прильнут народы”. Что такое расщепление в его четырехкратном смысле, можно увидеть выше, в главе 29:34 [n. 705], ибо Левий означает расщепление; то есть в высшем смысле это сама любовь; ибо от любви происходит всякое милосердие, которое и обозначается расщеплением в более внутреннем смысле; всякое согласие, которое обозначается во внутреннем смысле; и всякое соединение, обозначаемое во внешнем смысле. Таким образом, расщепление означает, что Он будет любить народы, которые иначе называются язычниками3 , и из них соберет Свою Церковь. Отсюда следует, что эти народы прилепятся к Нему, а иудеи отделятся от Него. Народами называются все те, кто находится в Церкви Бога Мессии, тогда как до прихода в эту Церковь они называются язычниками. Таким образом, язычники станут народами, а еврейский народ – язычниками; ибо ясно сказано, что Шилох отойдет от евреев и соединит с собой те народы, которые евреи называют язычниками.
    3 Gens. Это слово можно перевести как язычники или народы.
  19. Если сейчас понимать конец всех дней и применять слова текста, то это будет означать, что скипетр и Законодатель полностью отошли от Иудеи и присоединили к себе народы, которые не из Иудеи. Но об этих вопросах подробнее можно прочитать в следующем.
  20. Кто привяжет к виноградной лозе жеребенка своего осла и к отборной лозе сына своего осла, когда омоет в вине одежду свою и в крови виноградной покров свой (ст. 11). Что здесь подразумевается под виноградной лозой, можно понять из многих мест в Слове Бога Мессии, а именно, что это дерево жизни, ибо оно должно быть создано как новый рай на месте старого. Первый рай состоял из яблонь; новый же рай будет состоять из виноградных лоз и станет виноградником. Виноградные лозы – это деревья самого благородного сорта, и от их винограда впоследствии происходят всевозможные сравнения, как и в данном случае. Подобное сравнение [встречается и в Новом Завете], а именно сравнение церкви Бога Мессии с виноградником, а сыновей церкви – с ветвями виноградной лозы; таким образом, сравнение с садом, который будет состоять из виноградных лоз, посреди которых будет Лоза4 жизни, где поэтому говорится, что ветви будут привиты, под этими ветвями подразумеваются сыновья церкви Бога Мессии. Из того, что часто говорилось выше, можно сделать вывод, что церковь Бога Мессии сравнивается не только с садом, состоящим из виноградных лоз, то есть с виноградником, но и с одной лозой; в этом сравнении сыновья церкви представляют собой ветви в лозе, так же как и деревья в винограднике. Таким образом, мы говорим об одном и том же – о виноградной лозе или о винограднике. Этот сад по сравнению с прежним будет как виноградник по сравнению с фруктовым садом”.
    4 Сведенборг впервые написал “лоза и дерево”.
  21. Когда церковь Божия Мессия сравнивается с виноградником, то в высшем смысле внутренняя церковь, а в высшем смысле сам Мессия, сравнивается с лозой посреди виноградника, от которой берут начало все лозы в винограднике; но когда вся церковь сравнивается с одной лозой, как в данном случае, то Мессия – это жизнь этой лозы, которая в дереве называется его соком, сок – это жизнь дерева, как было сказано выше [n. 1012, 1015 и далее]. Таким образом, здесь под виноградной лозой подразумевается вселенская церковь Бога-Мессии, а значит, и сам Мессия, названный здесь Шилохом, который привяжет к этой лозе жеребенка своей ослицы.
  22. Здесь также проводится различие между обычной и избранной лозой. Лоза вообще, о которой идет речь в тексте, – это вселенская церковь, разделенная на классы, как описано выше [n. 2783, 2854, 2901], а под избранной лозой подразумевается более внутренняя и сокровенная церковь, а согласно более универсальному и вселенскому смыслу – только сокровенная церковь. Когда есть виноградник, избранная лоза – это та, что будет посреди виноградника, ибо она более превосходна и является родителем окружающих лоз, от которых происходит виноградник.
  23. Под жеребенком осла подразумевается вся подневольность, которую нес Мессия, как было сказано выше [n. 2919]. То, что под ослами подразумеваются рабы, уже неоднократно отмечалось выше. В тексте сказано, что он привяжет к виноградной лозе жеребенка своего осла, то есть что он сделает это со своими рабами, от которых потом отдохнет, ибо жеребенок его осла перестанет нести бремя и служить. Поэтому он привяжет его к виноградной лозе, то есть к церкви, которую символизирует виноградная лоза; и от этого церковь получит утешение, ибо от рабства Мессии церковь обретает свободу и славу. То, что эти действия имеют отношение к концу дней мира, также ясно, ибо они вытекают из тех, о которых говорится позже, когда говорится, что это произойдет, то есть что он свяжет [и т. д.], когда омоет и т. д.
  24. Он назван жеребенком ослицы, а не ослом, потому что под жеребенком ослицы подразумеваются более приличные вещи служения, подходящие для того времени, а под ослом – те вещи служения, которые являются самыми мерзкими и подходят только для тех, кто далек от Него. Услуги, о которых говорится в тексте, – это благородные услуги, благодаря которым он приобрел себе славу. Поэтому, применительно к нынешнему состоянию, они называются “жеребятами ослиными”. Более того, у каждого человека в церкви есть свои слуги, и они также обозначаются жеребятами ослиными. Эти рабы должны представлять тех, кто будет находиться в церкви, а затем в Царстве Бога Мессии; ибо из представления рабства вытекает свобода, как было замечено выше, когда речь шла о родственниках [n. 2168].
  25. Когда под виноградной лозой подразумевается тот ум, в котором находится церковь и царство Бога Мессии – ибо лоза и виноградник насаждаются в уме, и последний таким образом создается заново, – тогда под жеребенком осла подразумевается состояние этого ума, каким он был прежде, ум, который был ничем иным, как рабством и пленением. Это представление остается в разуме, и поэтому жеребенок осла будет привязан к виноградной лозе. Жеребенок ослицы – это почти то же самое [что сын ослицы], ибо ослица – это естественный разум, который был предан рабству, а ее сын будет привязан к избранной лозе, причем избранная лоза – это разум, который затем создается полностью заново, то есть возрождается. Состояние этого ума таково, что, хотя природный ум и привязан к нему, рабства от этого не ощущается.
  26. Состояние церкви, то есть тех, кто находится в церкви и составляет ее, подобно состоянию ума в человеке; ибо то, что происходит в одном человеке, понимается во всех. Следовательно, то, что сказано о разуме, распространяется и на всеобщее состояние церкви. Таким образом, они представляют собой избранную лозу, в которой разум полностью реформирован; и к этому разуму также привязан жеребенок осла; ибо осел – это естественный разум, и он подобным образом перетекает в разум интеллектуальный, как было показано выше.
  27. Есть также умы почти естественные, которые будут служить тем, кто будет находиться в более внутренних и сокровенных вещах Царства Бога Мессии. Будучи разделены, те [кто здесь уподоблен роду осла] будут служить сынам Бога Мессии, которые составят избранную лозу, так же как другие, уподобленные жеребенку осла, будут служить тем, кто находится на втором месте и составляет общую лозу.
  28. Каждый человек в Царстве Божьем Мессии должен представлять собой лозу с жеребенком, то есть человека с его способностями, среди которых высшие – те, что правят, низшие – те, что служат, а низшие – те, что просто дают послушание и выполняют команды. Таково состояние каждого члена небесного целого. Но когда под виноградной лозой подразумевается Сам Бог Мессия, то все в Его Царстве – жеребята и сыновья осла, ибо они – Его слуги, а Он – единственный Владыка и Царь. Это ясно следует из того, что мы читаем об Аврааме и других, что они признаются наследниками Его царства, когда становятся Его слугами; и что, насколько они смиреннее, настолько они более внутренние. Тот, кто думает, что имеет что-то от себя или что им управляет его собственная воля, не желает быть слугой; однако он является слугой другого, а значит, ослом самого низкого сорта.
  29. Так как виноградная лоза или виноградник представляют Церковь Бога Мессии, которая обретается исключительно посредством крови Мессии, ибо отсюда происходит все спасение, то отсюда можно понять, что подразумевается под вином, а именно, сама эта кровь. Поэтому в Новом Завете вино является символом страстей Мессии, то есть его крови. Это настолько ясно выражено в ветхозаветном Слове Божьего Мессии, что ни у кого не может возникнуть никаких сомнений по этому поводу. В Новом Завете это также наиболее ясно выражено, ибо сказано: “Вино сие есть Кровь Моя” [Мф. 26:28, Мк. 14:24]. В данном тексте это также наиболее четко выражено, поскольку здесь говорится, что вино – это кровь винограда: Когда он омоет в крови виноградной покров свой; а также в следующем стихе. То, что вино – это кровь винограда, растущего на лозе, известно каждому без толкования, ибо сок, проходящий по жилам этого дерева, то есть лозы, переходит в виноград и становится его кровью. Поэтому также сок каждого дерева сравнивается с кровью в жилах человека.
  30. Здесь речь идет, очевидно, о страсти Мессии, а именно о том, что Своей кровью Он обеспечит спасение человеческому роду; ибо сказано: Когда омоет в вине одежду свою [и в крови виноградной покров свой]. Под одеждой здесь подразумевается его человеческая природа, а под покровом – само тело, причем покров является более внешним, чем одежда, так же как тело является более внешним, чем человеческая природа. Что же касается того, что такое одежда и что такое покров, то это можно узнать от человека. То, что кровь относится непосредственно, а значит, и должным образом, к покрытию или телу, хорошо известно; поэтому здесь сказано: когда он омоется в крови виноградной, покрывающей его.
  31. Что касается остального, то в крови содержится все, что есть в человеке, и, таким образом, все, что называется человеком; ибо в крови сосредоточены все внутренние и внешние вещи, принадлежащие человеку, и кровь является их совокупностью. Таким образом, она содержит не только то, что относится к жизни души человека, но и то, что относится к жизни его интеллектуального разума, и то, что относится к жизни его естественного разума, и, наконец, то, что относится к жизни его тела, как оно называется. Таким образом, конечная жизнь человека, наряду с его первой жизнью, состоит из крови, причем именно в том порядке, в котором находится сам человек5.
    5 [Здесь зачеркнут следующий абзац:] Подобно тому, как кровь – это то, из чего состоит человек, чтобы он мог жить как душа в теле, кровь, таким образом, является главной сущностью, из которой человек живет в теле; и поскольку она содержит в себе все вещи, так и кровь Мессии содержит в себе все вещи, [относящиеся] к духовному человеку, и…
  32. Из самих слов текста теперь ясно, что Мессия должен страдать, потому что он должен был произойти из Иуды; и что когда он пострадает, то есть омоет в вине свою одежду и в крови винограда свое покрытие, он затем привяжет жеребят своего осла к лозе, то есть таким образом спасет людей, и из них сформирует лозу или виноградник и таким образом создаст свое небесное царство, где свяжет всех своих рабов, в соответствии с тем, что было сказано выше [n. 2925 и далее].
  33. Он красен глазами от вина и бел зубами от молока (ст. 12). То, что глаза его красны от вина, вытекает из только что сказанного [n. 2933-4]; ибо краснота происходит от крови, которая сравнивается с вином. Поэтому здесь сравнение продолжается, ибо глаза его покраснели от вина6.
    6 [Зачеркнуто:] Под победами, таким образом, здесь подразумевается не только Его кровь, но и Его любовь, которая была столь велика, что Он претерпел Себя в жертву за род человеческий; ибо в этом тексте, в самом глубоком смысле, глаза – это внутреннее зрение.
  34. Более того, в этом тексте кроется и нечто более глубокое, ибо смысл продолжается таким образом до самых глубин. Само вино – это то, что7 вместе с пищей дает пропитание. Таким образом, в самом глубоком смысле, когда вино здесь понимается как духовная пища, которая питает, подобно тому как глаза понимаются как внутреннее чувство [зрения], то подразумевается любовь Бога Мессии к человеческому роду, от которой он красен глазами, краснота которых также означает любовь. Таким образом, все слова текста приводят к выводу, что речь идет не только о крови, но и о любви, о которой Он свидетельствовал Своей кровью.
    7 [Зачеркнуто:] воссоздает и питает умы.
  35. Духовное питание также подразумевается под молоком, хотя и с разницей; ведь молоко образуется из крови, к которой добавляются другие вещества, также дающие питание. Таким образом, молоко – единственная пища, подходящая для младенцев, содержащая, как это очевидно, воплощение крови, сведенной к форме молока. Таким образом, под молоком здесь подразумевается само тело, а под вином – кровь. Здесь молоко означает хлеб, потому что молоко – единственный хлеб, который дают младенцам. Поэтому и говорится, что у него белые зубы от молока. См. Исаия, глава 55:1.
  36. В более возвышенном смысле, подобно тому, как под кровью и, соответственно, вином подразумевается любовь, которая является истинной жизнью человеческого разума, как можно видеть в других местах, так и молоко – это тот человеческий интеллект, который приобретается посредством познания. Поэтому в Слове Божьем Мессии говорится, что молоком питаются те, кто, подобно младенцам, питается познаниями духовными [1 Кор. 3:2, Евр. 5:12, :13, 1 Пет. 2:2].
  37. Если еще глубже вникнуть в глубинный смысл этих слов, то окажется, что здесь подразумевается все то, что в человеческих умах питается Богом Мессией. То, что эти умы состоят из понимания и воли, очевидно. Понимание формируется посредством знаний, и когда людей питает Бог Мессия, это истины, особенно духовные истины; в то время как воля формируется посредством привязанностей, которые являются продолжением любви. Эти привязанности входят в понимание и, подобно духовному жару, возбуждают все, что есть в этой земле или разуме, и поэтому [знания] называются истинами. Эти истины в понимании – то, что здесь сравнивается в самом глубоком смысле с молоком и белизной, а любовь – с краснотой.8
    8 [Маргинальное примечание автора:] См. Исаия, глава 63:1-4.
  38. Зубы упоминаются в тексте в связи с едой, но духовной едой. Что касается того, что подразумевается под последним, то это ясно из Слова Бога Мессии в Новом Завете, ибо о духовной пище там говорится с предельной частотой; поэтому это не нуждается в объяснении.
  39. Завулон будет жить на берегу моря, и он же будет пристанищем для кораблей, и сторона его рядом с Зидоном (стих 13). В данном тексте речь идет о Завулоне, который был шестым и последним из сыновей Лии, как следует из главы 30:20. После него идет Иссахар, который, однако, родился от Лии раньше, будучи ее пятым сыном, см. главу 30:18. Причина этого будет очевидна из дальнейшего.
  40. Здесь описываются границы Царства Божьего, но они описываются посредством границ на земле. Так, рай описывается вплоть до его границ, а земля Ханаанская – вплоть до ее границ; также Иерусалим вплоть до его стен, а также гора Сион, гора Сеир и многие другие места; все они в высшем смысле означают Царство Бога Мессии. Это настолько ясно, что люди говорят это, как бы не задумываясь; ибо они говорят о небесном рае, небесном Ханаане, небесном Иерусалиме и т. д., под всем этим подразумевая небо с его обитателями – но небо, каким оно будет, когда станет Царством Бога Мессии в конце дней.
  41. Здесь Царство Бога Мессии описывается не через виноградную лозу9 , как выше [ст. 11], а через землю Ханаанскую; ибо до этого тема была слишком возвышенной, ведь там речь шла только о Мессии. Здесь же указаны ее границы, которые, как уже отмечалось выше [n. 1449], обозначены реками, в данном случае – морями, некоторые из которых обозначают великие реки, такие как река Египта и река Иордан, где также было своего рода море, на котором находились Содом и Гоморра.
    9 В автографе – виноградник.
  42. Итак, здесь, где царство Божье Мессии описывается землей Ханаанской, ее границы к востоку и югу1 обозначаются берегами моря или, в случае рек,2 берегами реки; ибо земля, обещанная Аврааму, простиралась от реки Египетской, или от Красного моря, до великой реки (глава 15:18), то есть Иордана3 , где также было море. Эти границы имеют отношение к востоку и югу1.
    1 В автографе – север; см. n. 4946.
    2 [Зачеркнуто:] и что это также моря, известно.
    3 В Быт. 15:18 говорится, что “великая река” – это Евфрат.
  43. Границы к западу описываются гаванью для кораблей: к западу было море, где были корабли и гавань; по этой причине те, кто населял землю Ханаанскую, называли запад “морем “4.
    4 Это употребление очень распространено в еврейской Библии, хотя и не отражено в A.V. См. Быт. 12:8, 28:14, Исх. 27:12, 38:12 и т. д., где A.V. переводит еврейское слово “море” как “запад”.
  44. Границы к северу5 описываются Зидоном, который находится недалеко от горы Ливан; ибо эта четверть лишена морей и рек, которые могли бы служить границей, и поэтому граница обозначается местом, то есть Зидоном, который лежит полностью над землей Ханаанской.
    5 Ad austrum seu meridiem. Эти слова означают “к югу”, но обстоятельства дела и контекст этого параграфа явно требуют слова “к северу”; см. n. 2944.
  45. Завулон, таким образом, означает тех, кто будет жить в границах в качестве стражей; ибо, как в Царстве Бога Мессии есть много должностей, так и в этом великом и небесном обществе или доме есть много членов, одни из которых внутренние, другие внешние, точно как в случае с человеком, в котором есть вещи внутренние, более внутренние и сокровенные. Итак, те, кто назван от Завулона, – это involucra или покровы, так сказать, этого великого тела, или, так сказать, берега на морях и в гавани для кораблей; и это для того, чтобы обозначить то, что в человеке является туникой или involucrum. Таким образом, они будут подобны тем, кто стоит на страже, хотя в страже нет никакой нужды. Это подтверждается значением имени Завулон, означающим сожительство.6 Что в высшем смысле означает Царство Божье Мессии, см. главу 30:20. (В этом тексте описан характер голландцев, хотя и без имени, ибо они согласны с описанием до мельчайших подробностей)7.
    6 Такой перевод слова Завулон дан Шмидиусом в Быт. 30:20.
    7 Эти последние слова написаны вдоль полей и заключены в круглые скобки. В авторском указателе к его памятным записям они не упоминаются.
  46. Завулониты, таким образом, – это те, кто служит границей для всех небесных воинств, как конкретно, так и в целом, то есть универсально; таким образом, те, кто смотрит не на внутренние и тем более не на сокровенные вещи, а на внешние, на самые границы, и не идет дальше. Ибо подобно тому, как о внутреннем судят по вере8 , так и те, кто пребывает во внешних вещах и не идет дальше границ, где вера прекращается и где она начинается, означены сынами Завулона. Более того, они презирают внутренние вещи, а потому и невежественны в них. Поэтому они довольствуются своим жребием, как люди, которые ходят в невежестве и не позволяют своему разуму проникнуться небесными истинами. Будучи таковыми, они, тем не менее, находятся в безопасности; но с одной стороны они смотрят на моря и, таким обра